Летопись разлома. Том 1 - На грани: глава 1, часть 4 от DeKalisto18 (Мария Понкратова) — Приключения Наруто фанфик
Ср, 2017-03-29, 16:14

Вход · Регистрация
 
 
   
Главная » Фанфики » Приключения

Летопись разлома. Том 1 - На грани: глава 1, часть 4

     

Перелезть стену не составило труда да и вернуться в комнату Шикамару, чтобы никто ничего не заподозрил, тоже. Вот только некоторые проблемы все-таки возникли…
Когда Сакура и Нара вышли из помещения, в коридоре на пути в комнату розоволосой их застала молоденькая служанка. Увидев потрепанный и задумчивый вид двух шиноби, пораскинув мозгами и вспомнив, сколько их не было в столовой, она раскраснелась и тихо захихикала, решив поменять постельное белье девушки позже.
Харуно и Шикамару оставалось только провожать ее заинтересованными взглядами и устало вздыхать, зная, что такой тип женщин не умеет держать язык за зубами. Скоро все посольство будет знать, а точнее, думать, что во время миссии молодые люди больше занимаются друг другом, чем исполнением задания.
«Это если еще она не проболтается секретарям из адвокатской конторы», - добавила масла в огонь «иннер».
Но еще больше тревожила мысль, что шиноби АНБУ могли догадаться о том, где они были. Раньше они могли бы сослаться на невнимательность людей Данзо, сказать, что все время провели в архивах посольства, а теперь им вряд ли кто поверит. Только служанки будут судачить совсем о других «важных делах» новоприбывших.
Спустившись в столовую, они смогли пообедать и, будто назло Сакуре и Шикамару, им подали рамен. Остывший. Съев меньше половины, Харуно отправилась к себе в комнату, оставив напарника одного. Они сделали все, что могли сделать. Узнали все, что могли узнать. На данный момент этого ей было достаточно.
В апартаментах ничего не изменилось. Рюкзак валялся там, где хозяйка его и оставила, поэтому после того как она проверила на месте ли документы, Сакура легла на кровать и на минуту прикрыла глаза.
«Мицураги Цабата», - имя так и вертелось на языке.
Но она его нигде не записывала, не делала заметок. С Шикамару ранее, еще в погоне, они договорились, что мудро было бы не делать никаких свидетельств расследования, дабы людям Данзо ни о чем не смогли прознать. А главное, чтобы они не смогли ни о чем доложить ему.
«Мицураги Цабата…»
Убитый адепт оказался девушкой. И не просто девушкой, а девушкой когда-то жившей в городе.
Задача осложнялась. Живи она в общинах, живи она в квартале для служителей храма, все было бы намного проще. А тут…
Такой маленький объем информации мог бы попасть в другие руки, если бы они не подоспели с Шикамару раньше.
«Мицураги Цабата…»
И где ее теперь искать?
Вернее то, что от нее осталось…
- Сакура, - послышался голос Шикамару за дверью.
Харуно нехотя подняла веки, и спустя мгновение зеленые глаза колющим взглядом одарили деревянную преграду, которая разделяла ее и напарника.
«Придется привыкнуть. В такие времена покоя не будет», - мелькнула мысль в голове, заставив тело медленно подняться с постели.
- Открыто, - спокойно произнесла Харуно.
Шатен ждать не стал и сразу вошел в комнату, закрывая за собой дверь. Он подошел ближе к окну и покачал головой, встретившись с усталым взором девушки, говорящим, что хоть она его и впустила, но не в настроении сейчас вести беседу.
- Я ненадолго. Сейчас придет Шино, - проговорил он и вновь уставился на закрытые ставни.
- Понятно, - протянула Сакура в ответ и, закусив нижнюю губу, сомневаясь, спрашивать или нет, все-таки задала интересующий вопрос:
- Они… Уже вернулись?
Оба понимали, что не надо уточнять, кто подразумевался под словом «они».
- Нет. Видимо, еще ищут нас, но лучше не медлить. Обсудим планы сейчас, а потом уже будем действовать, - твердо и уверенно ответил шиноби, даже не поворачиваясь в сторону девушки.
Та кивнула в ответ, и оба стали дожидаться прихода напарника.
Шино был не из тех людей, которые любили опаздывать. Сакура вообще не знала, что он любил, но за все время общения с ним, а конкретно, пара совместных миссий, точно могла сказать, что он никогда не заставляет себя ждать.
И в этот раз он поступил так же. Он даже стучаться не стал, ведь Нара уже сказал ему о том, что они собираются обсуждать. К чему тогда соблюдать эти рамки приличий?
«Да, Сакура, это твои привилегии», - мрачно заметила «иннер», вспомнив, что именно Харуно явилась к воротам последней и какой разнос устроила потом шатену.
«Заткнись!»
- Я уже рассказал Шино о том, что мы с тобой знаем, - сказал Шикамару, поворачиваясь к товарищам и обращаясь к девушке.
Харуно вновь кивнула и посмотрела на стоящего перед ней наследника клана Абурамэ. Тот даже не шелохнулся, взгляд его был направлен лишь на Нару, который его вызвал.
- Цабата Мицураги жертвой стала, то стало мне известно впредь, благодарю я, Шикамару, - монотонно проговорил Шино, а шатен в ответ лишь моргнул.
- Мы вряд ли удостоимся еще такого доверия со стороны служителей храма, - начал тактик, - но хотя бы имя адепта мы узнали. Мицураги Цабата. Думаю, нам надо поискать информацию о ней в архивах.
- Архивах? Ты хочешь сказать, нам надо искать информацию в государственных архивах? – прервав его, недоумевала Сакура.
- Тебя что-то смущает? – скрещивая руки на груди, сказал парень.
Харуно пожала плечами, все еще сидя на кровати.
- Ничего. Кроме разве того, что на посещение городских архивов требуется куча времени и санкций, заверенных секретарями регента, если не лично самим регентом. Они здесь хорошо охраняются, а если мы начнем встревать, то обратим на себя много ненужного внимания. А так, в принципе, меня ничего не смущает, - наивным голоском проговорила Харуно, щурясь в сторону напарника.
Тот покачал головой и усмехнулся.
- У нас на это нет времени. К тому же, насчет охраны я бы с тобой поспорил, но суть не в этом. Можно встрять в обычный порядок вещей, не задевая и не привлекая никого. Для этого, собственно, у нас есть Шино.
- Шино? – обращая внимание на второго напарника, произнесла куноичи и нахмурилась.
- Именно, - ответил Нара, будто говорил о человеке, который находится в ста километрах отсюда или хотя бы в соседней комнате, - Шино нам поможет. Подумай, почему отряд во главе с Куренай считают лучшим поисковым отрядом в деревне? Киба и его обоняние, чувство запахов и техники с использованием Акамару, Хината с наследственным генкай, с возможностью видеть чакру противника в радиусе трехсот шестидесяти градусов, если даже не ударять по тенкецу. И Шино, который умеет управлять жуками на расстоянии и убивать своих противников ими, делать из них клонов.
Сакура все это время его внимательно слушала, вспоминая, как Какаши-сенсей когда-то вместо тренировки заставил учить анкеты своих одногруппников по Академии. Они с Наруто и Саске много ворчали, мол, зачем им это делать, но тот лишь сурово сказал: «Учить!»
Да и не только анкеты, чуть ли не весь архив, собранный по разным кланам Конохи, учитывающий всех членов семей и ведущий начало записей о династии от появления тех жителей на территории, построенной совместно кланами Учиха и Сенджу.
Клан Нара ничем особенным не отличался. В ближнем бою толку от их шиноби практически не было, но вот в дальнем…
В дальнем, при хорошей концентрации чакры и выпуске ее наружу при создании техники, им могло не быть равных. Но сейчас Сакура и поверить не могла, что слово «в дальнем» затрагивалось во всех смыслах. В том числе и духовное развитие, и активное мышление.
- В данном случае нам нужно найти предмет, не имеющий чакры и какого-то особенного запаха. Значит, способности Хинаты и Кибы нам бы тут вряд ли пригодились. Но жуки Шино могут ориентироваться в пространстве и доложить, где находятся записи о священнослужителях. Стоит мне только обратить на себя внимание архивариусов на себя, пока Шино будет заниматься делом, - закончил свою мысль Нара с видом пятидесятилетнего профессора.
«Все так просто на словах, - саркастично заметила Сакура, - но не на деле». - Ты прав. Я уверена, что Шино найдет записи о священнослужителях, - словно признавая свое поражение в этой словесной схватке, проговорила девушка.
- Но?
- Но что мы будем делать дальше? Найдя записи, мы не можем рисковать и выкрадывать их средь бела дня. Проблемы с властями в этом случае неминуемы.
Она сжала в руках ткань одеяла, чувствуя, как небольшие ногти впиваются в ладони. Особенно когда на лице Шикамару появилась эта странная ухмылка.
- А вот для этого нам уже понадобишься ты, - ответил Нара, переводя свой взор с Абурамэ на Харуно и обратно.
- Я?
- Шино - шпион и хороший боец, но если нам попадутся препятствия в виде архивариусов, то их стоит только обезвредить, а не убивать, что у него вряд ли выйдет. Без обид, Шино, - он посмотрел на напарника, и тот в ответ кивнул, - еще не помешал бы дурман. Камер в архивах нет, и нас не засекут, но если архивариусы смогут опознать наши личности, то проблемы будут большие. Думаю, как медик и специалист по травам, ты сможешь нам все это обеспечить.
Сакура покачала головой, догадываясь, в какое направление ведет их напарник.
«Что есть – то есть. Никогда бы не подумала, что он захочет украсть один из фолиантов в архиве», - мелькнула навязчивая мысль.
- Как я поняла, ты очертил границы выполнения нашей маленькой миссии. Когда начинаем?
Шикамару опустил голову, и вскоре его руки сложили ту самую печать. Сакура окрестила ее как «печать размышления».
«Название, конечно, так себе, но для таких случаев короткое и подходящее», - думала она.
Закусив нижнюю губу, Нара сначала посмотрел на Шино, а потом на Харуно.
- Я… не знаю, - с неохотой выговорил он.
- Не знаешь? – недоверчиво повторила его слова девушка.
Нара немного замялся, не так, как это делают другие парни, когда не находят, что сказать. Просто засунул левую руку в карман штанов, а второй почесывал затылок, словно еще что-то раздумывал, так и не доведя прошлую мысль до конца.
- Тупик. С одной стороны люди Данзо, а с другой – власть Фудо. Нам нужно что-то непримечательное. В архивах вряд ли собирается каждый день очередь человек из десяти или пятнадцати. Значит, наше лицо секретарь с легкостью сможет распознать… но…
Он на минуту остановил своей взгляд на Сакуре, такой заинтересованный, что девушка чуть слюной не подавилась.
«Что он задумал?» - тряслась «иннер» в подсознании.
- Кажется… я придумал…

- Отец, - позвала Хината, касаясь мокрой ткани, лежащей на его лбу.
Но тот в ответ даже не шелохнулся, лишь нахмурился в бессознательном состоянии. Рядом раздался тяжелый стон сидящей на полу Ханаби, и старшая Хьюга обеспокоено на нее взглянула. Шатенка была совсем бледная, и губы ее постоянно подрагивали. Но, несмотря на ужасное происшествие, она старалась держаться изо всех сил, которые у нее только имелись.
Сейчас, правда, Хината благодарила всех богов, которых только знала, за то, что слуги послушались ее приказа и вышли. Ей бы не хотелось, чтобы они видели их в таком состоянии и думали, что те не смогут руководить ими, пока Хиаши слег. Чтобы они думали, что власть в руках сможет удержать только одна единственная советница и сестра главы клана - Хироко. Наследница побочной ветви, ярая противница ведения дел отца, но, тем не менее, женщина мудрая и хладнокровная, равнодушная ко всему происходящему, а главное - подающая надежды, что клан Хьюга никогда не падет перед натиском аристократии и угрозы войны.
Осторожно, стараясь не разбудить отца, она взяла тряпку с его головы и погрузила в воду, находящуюся на маленьком столике в фарфоровой тарелке, которую обычно использовали для подачи супа. Жидкость приятно охолодила пальцы и заставила легкий поток мурашек прокатиться по телу, но стоило ей пару раз погрузить ткань на дно и отжать над посудой, как эти ощущения прошли.
Все те же движения за последние несколько часов. По теням, отбрасываемым солнцем на стены небольших покоев отца, Хината понимала, что близится вечер. Она могла хоть всю ночь провести у постели главы клана, не доверяя никому заботу о больном, кроме себя, но вот насчет младшей сестры брюнетка была не уверена. Та еще прошлую ночь не спала, только с задания вернулась и сразу в покои отца ринулась - засвидетельствовать свое почтение и рассказать, что миссия прошла успешно. Тот хмуро кивнул и велел дочери покинуть его, Ханаби даже тогда немного разочаровалась, поведала обо всем сестре, а та только покачала головой. Такое поведение отца ей было знакомо. Он вел себя так с ней, когда она была подростком. Когда совсем ничего не умела, он становился суровым человеком, вопреки собственному желанию. Воспитать наследницу клана Хьюга, а не собственную дочь, было ему гораздо важнее.
- Думаю, тебе надо отдохнуть, - тихо проговорила Хината, аккуратно кладя мокрую тряпку на лоб отца, - ты неважно выглядишь.
Шатенка одарила ее недовольным взглядом.
- Но ты выглядишь прекрасно, - едко проговорила сестра.
Брюнетка на такие слова лишь опустила голову, вглядываясь в пол, а потом положила руки на колени и все-таки нашла в себе силы ответить на вызывающий взор младшей Хьюги. Та, закусив нижнюю губу, смотрела то на отца, то на Хинату, словно загнанный в угол зверек.
- Прости, просто чувствую себя здесь лишней, - сказала Ханаби, и брюнетка прочитала во всех ее движениях горечь.
Девушка поджала губы и улыбнулась, посмотрев в пол.
- Мы семья, Ханаби. Хочешь ты того или нет, ты никогда не будешь здесь лишней, - ответила ей старшая сестра и встала с колен.
Она медленно подошла к стене, о которую оперлась шатенка, сидя на полу, и опустилась рядом с ней. Потом обняла колени, как делала это в детстве, и одной рукой потрепала младшую сестру по волосам. Та непринужденно улыбнулась.
- Ты права, - весело отозвалась Ханаби, но сразу поникла, - вот только…
- Что? – сразу отозвалась Хината, удивленно взирая на свою родственницу.
- Я беспокоюсь об отце. О клане. Ты же знаешь, что у него неладно с сердцем, - щеки Хьюги немного покраснели, - я… Я впервые так боюсь.
Она сделала ударение на слове «так» и из-под опущенной челки посмотрела на Хинату.
- Страх вполне естественен. И здесь нечего стыдиться, Ханаби, ты переживаешь о благополучии семьи, - пожала плечами брюнетка, смотря на отца.
- Я боюсь другого, - мрачно ответила сестра, - того, что будет с нами, если он умрет. Это эгоистично, я знаю, но…
- С нами все будет хорошо, - прервала ее Хината, не желавшая даже слышать о смерти родителя, - он не умрет.
- Ты не можешь знать наверняка, - испуганно прошептала Ханаби, - ты не можешь так говорить, случиться может многое…
- И ты хочешь обсудить каждый случай, при котором отец рискует отправиться на тот свет? – твердо и жестко спросила Хината так, что ощутила испуганный взор сестры на себе. - «Я слишком перегнула палку», - подумала Хьюга, глядя, как подрагивают губы шатенки. - Прости, - тяжело вздохнув, произнесла Хината.
- Нет, это ты прости, - резко кинула Ханаби, вставая с пола, - прости, что я не такая сильная. Прости, что боюсь за свою шкуру, когда отец только и делал, что говорил нам, что любым способом, но мы должны выживать. Прости, что спокойно обсуждаю с тобой его смерть, прости, правда, я очень сильно виновата!
Хината приоткрыла рот, смотря, как ее всю трясет. Один день. Всего один день. И столько напастей…
Ханаби словно упивалась этим бешенством, сжимая кулаки так, что кровь текла из-под пальцев. Она даже не заметила, как начала использовать чакру.
- Ты - моя сестра, но и всю жизнь ты – моя соперница, - Хьюга уже начала тихонько всхлипывать, продолжая сжимать кулаки, - ты ничего не знаешь обо мне. Пытаешься утешить, будто я - маленький ребенок! А я – человек, который намного умнее, чем ты! Уже в раннем возрасте я всегда опережала тебя во всем! А отец никогда не любил меня больше тебя! Ты никогда меня не поймешь! – воскликнула она, наплевав на то, что находилась до сих пор в покоях Хиаши.
Хината слушала ее, не веря, что такая перемена произошла в ней за столь короткое время. Всего пару минут она тихонько сидела в уголке, никому не мешая, лишь изредка постанывая, видя мучения отца, а потом спокойно обсуждала их участь после его смерти!
«Да что такое с ней творится?!» - подумала Хьюга, и ее зрачки дрогнули.
Брюнетка покачала головой и вздохнула.
- Сядь, Ханаби, погорячились и хватит, - еле проговорила Хината тоном матери, которую ребенок упрямо не слушался.
В ответ послышался стон.
- Мои страхи оправданы. А ты меня не слышишь! Сестра, у тебя не хватит сил противостоять Хироко, если ты будешь только мямлить и давать советы! – крикнула на нее Ханаби, прижимая кулаки к груди.
Хината опустила глаза в пол, а потом взглянула на сестру. Глаза в глаза.
- Убирайся, - процедила она, медленно вставая с пола и подходя к отцу.
Шатенка внимательно следила за тем, как сестра вновь брала в руки повязку и смачивала ее в воде, а потом тяжело вздохнула. Разговор был окончен.
Она небыстрыми шагами достигла двери, но прежде чем открыть ее, повернулась к брюнетке, сидящей на коленях.
- Она тебя раздавит. Я не хочу на это смотреть. Пожалуйста, если придется – отступи, - всхлипнула Ханаби и удалилась из покоев отца, оставив дверь открытой.
Хината взглянула туда, где еще минуту назад стояла младшая сестра, но ее там уже не было, лишь открытый глазам пейзаж. Хьюга оказалась права. Близился вечер.
Она задумчиво смотрела на заходящее солнце, которое отражалось исчезающим диском в ее глазах, касаясь стен и деревянных полов поместья клана Хьюга. Затрагивая цветы и деревья, воду в фонтанах, по которой как на сцене танцевали солнечные блики.
Оно заходило быстро и ненавязчиво, покидая небесное полотно лениво и нехотя, но повинуясь воле природы. И солнечный свет символично покидал покои Хиаши, оставляя того в темноте.
Хьюга оказалась права. Близился вечер. Для всех.

Сакура медленными движениями растирала полотенцем мокрые волосы. Она очень обрадовалась, когда узнала, что у них на этаже есть душевые, и сейчас негромко насвистывала какую-то больно знакомую ей мелодию. В шкафу оказался халат, правда, мужской халат, поэтому сейчас он немного свисал с нее.
«Да тут прям гостиница какая-то», - весело отплясывала «иннер» в подсознании, когда поняла, что они все-таки будут жить в человеческих условиях.
«Да вот только мы не развлекаться приехали», - грустно подумала Харуно, чувствуя, что волосы почти высохли.
Она с минуту держала вещицу в руке, а потом аккуратно сложила ее и положила на тумбочку у кровати. И вновь прикоснулась к своей растрепанной прическе, а потом сжала волосы, ощущая, как капли воды просачиваются сквозь пальцы.
- Чистая, - с довольным вздохом проговорила Сакура, обнимая себя за плечи.
Блаженная улыбка тут же наползла на лицо неторопливой улиткой и застыла на месте, как только Харуно прикоснулась к одеялу и откинула его, забираясь в кровать.
- И постель чистая, - откидываясь на подушку, прошептала девушка.
Потом тихонько закуталась в одеяло и стала прислушиваться к звукам снаружи. Ничего особенного за дверью не происходило, только раздавались шаги по коридору и негромко переговаривались служанки, готовящиеся ко сну и хихикающие над каждой попавшейся по дороге мелочью. Но в голове у Сакуры засела совсем другая мысль:
«Если та девушка проболталась, то ей не жить!»
И перевернулась к стенке, чувствуя, как на лбу образовываются морщинки. Харуно постоянно хмурилась, когда вспоминала что-то нехорошее. И сейчас был тот же случай.
После душа спать особенно не хотелось, просто какая-то лень накатила резким потоком цунами, что двигать какой-либо конечностью своего тела не хотелось вовсе. Физическая оболочка так расслабилась, будто ее и не было вовсе.
Глаза равнодушно разглядывали миниатюрную черную точку на темно-красной стене, пока хоть какие-то остатки бодрости ее полностью не покинули.
Медленно веки стали опускаться, и Сакура почувствовала долгожданный покой.
Сон…

Харуно впервые чувствовала свое тело так ясно, ощущала поток мыслей так чисто, что просто не верила, что обыкновенный сон мог так повлиять на нее. Она распахнула глаза и, моргнув пару раз, медленно села в кровати. Было еще темно. Это девушка поняла по тому, как в щелках между окном и подоконником дул прохладный ночной воздух, заставляя поток мурашек пробежаться по коже.
Но эти ощущения…
Эти чувства…
Она нахмурилась, сжимая и разжимая ладони…
Казались ненастоящими. Иллюзия чего-то предстоящего, сон, наподобие дежа-вю, чего-то реального…
Но правды здесь не присутствовало и жалкой капли.
Девушка медленно встала и направилась к окну. Неуверенно проведя рукой по закрытым ставням, ощущая, как неестественная дрожь пробирает тело, хотя все окружающее казалось реальным. Но Цунаде…
Говорила, заставляла всегда анализировать ситуацию: до или после сна, во время еды, в ванной, да где угодно! Шиноби должен всегда знать, где и как проходит в мире та или иная грань. Грань правды и лжи, иллюзии и реальности, настоящего и красочной постановки единственного актера. Мир – сплошная игра, люди – актеры в этой игре. Усвоив правила игры, усвоишь и все остальное – правило номер один.
И вот ставни скрипнули под напором ее ладоней, заставляющих преграду разомкнуться и показать, что находилось там – за пределами маленькой комнатушки, будто заставляя двери в сказочный мир открыться.
И зрачки в зеленых глазах дрогнули, отражая подобно зеркалам неописуемую готическую картину далекого мира Мангеке Шарингана. И улыбка заиграла на ее губах…
Это он. Его чакра. Его присутствие. Захватило дыхание. Он рядом…
Спиной она почувствовала взгляд на себе, требующий обернуться, посмотреть в глаза, как он привык делать. Привык приказывать, хоть и власти, по сути, не имел. Лишь силу.
- Я так полагаю, у тебя были веские причины для того, чтобы привести меня сюда, - сказала она, так и не обернувшись.
Каким-то странным чутьем она почувствовала ухмылку на губах отступника.
- А если я просто хочу убить тебя…
- Давно убил бы, - уверенно произнесла куноичи.
И никакой радости от всего происходящего она не испытала, а ведь думала, что будет рада его появлению, лучику озарения в мире ее тьмы, где солнце исчезло, после того как команда распалась. На деле – шок, на деле – дискомфорт, на деле – легкая взбудораженность. Но радости и счастья не было и толики грамма. За спиной стоял в иллюзорном мире враг и отступник, но не друг.
- Ты хорошо знаешь меня, Сакура, и оказалась права. Пока твое убийство не входило в мои планы, - спокойный и бархатный голос мужчины ударял по нервной системе с невероятной силой.
- Очень за тебя рада, - вздохнула она и уперлась руками в подоконник.
- Но это лишь пока, Харуно, не стоит обольщаться, - на этот раз послышались насмешливые нотки.
- У тебя все-таки есть причины оставить меня в живых? Удивлена, - ответила девушка в такой же манере.
«Даже перед лицом смерти надо уметь держать лицо и не сдаваться, умерев, будешь хотя бы в последние минуты знать, что вывела противника из себя», - вспомнились слова Пятой, когда та учила ее уворачиваться от ударов.
«Держи лицо!» - кричала «иннер», и Сакура держала.
- Никогда не любил повторять очевидных вещей, так же, как и сохранять жизнь людям, являющихся моими врагами. Но мне пришлось, поэтому, Сакура, тебе не стоит стараться меня разубеждать. Для тебя в данной ситуации это невыгодно.
Она зажмурилась и сжала кулаки до такой степени, что ногти начали больно впиваться в кожу. Он оказался прав.
- Что тебе от меня нужно, Саске? – наконец спросила ученица Хокаге и обернулась.
Перед ней стоял все тот же Учиха, будто бы и дня не прошло с их последней встречи на перевале, когда произошел взрыв. Черные равнодушные глаза, бледная кожа, темные волосы.
Катана все так же верной подругой и холодным оружием хранилась рядом на поясе, черная кофта, сандали шиноби…
Будто бы время для него остановилось давно, захотев оставить его в этом мире таким. Холодным, как айсберг, не знавшим в этой жизни тепла.
- Доказательство того, что я не причастен к убийству адепта, - твердо проговорил шиноби, и Сакура почувствовала на себе колющий взгляд.
Пора удивлениям еще не прошла, похоже, она только начиналась.
- Доказательство? Но с чего ты взял, что кто-то хочет тебя подставить? – спросила Харуно, уже полностью забыв о странном ощущении внутри.
Ощущении пустоты и неприязни.
- Бандана в руке, Сакура. Бандана в руке.
«На месте преступления жертва сжимала в руках бандану нашей деревни. Нас специально подставили», - всплыли слова Хокаге.
Зрачок в зеленой оправе ее глаз дрогнул.
- Так вот оно что! Бандана! Твоя бандана была найдена в руке у Мицураги! – воскликнула Сакура.
Парень кивнул.
- Ее выкрали недавно. Я не придал этому значения, но, услышав вести из столицы, пришел сюда, ведь знал, что совпадений быть не может.
- Но для чего? Кому и зачем понадобилось подставлять тебя и Коноху под удар? – вопрос повис в воздухе незримой никому дымкой.
- Мне это неизвестно, но обращаться к тебе по пустякам я бы не стал. Сакура, это не моя война, поэтому тебе стоит просто узнать нужную информацию и помочь мне. Без лишних вопросов, - добавил он, словно того не желал.
«Иннер» в подсознании снова дала о себе знать, змеей впутывая насмешку в слова, сказанные Харуно:
- Впервые слышу, чтобы великий наследник клана Учиха просил у кого-то помощи.
Звонкий смех разнесся по помещению, натянутый, ненужный и совсем не подходящий для данного случая. Но Сакура думала иначе, ведь впервые она могла отыграться на человеке, поколебавшим ее веру в себя около семи лет назад, но подтолкнувшим к решительным действиям.
Тот сначала промолчал, и до ушей куноичи донесся тяжелый вздох, но потом, когда равнодушие вновь ступило на просторы его души, Харуно услышала следующее:
- Называй это как хочешь. Мне все равно. Мое перемещение по столице вызвало бы у меня кучу проблем, учитывая жесткий контроль властей. Поэтому ты сейчас здесь.
- Хочешь стать моим кукловодом? – недовольно сказала она и спиной коснулась каменной стены.
Учиха усмехнулся.
- Харуно, тебе стоило бы вспомнить, что расследование по убийству адепта вверили в ваши руки. Шино и Шикамару меня бы слушать не стали, отдав отчет Хокаге о моем появлении здесь, но ты, как бывшая напарница, знаешь мой характер. Вы найдете мою бандану в государственных архивах, но следующий шаг сделать не сможете. И все приведет к тому, что после смерти феодала наследники клана Такугава просто воспользуются сложившейся ситуацией. Неважно, кто именно, главное, что во всем будут винить деревню.
С неохотой она кивнула.
- Что тебе нужно… Саске?
     

Публикатор: Naruto_Sama 2012-07-31 | Автор: | Бета: MissAstral | Просмотров: 782 | Рейтинг: 5.0/1
Lirochka

Lirochka   [2012-12-22 22:41]

очень красивый фанф,очень жду продолжение,надеюсь оно будет скоро
quote