Поколение избранных (часть 4: И так каков твой путь?) от Aqua — Приключения Наруто фанфик
Ср, 2017-01-18, 19:04

Вход · Регистрация
 
 
   
Главная » Фанфики » Приключения

Поколение избранных (часть 4: И так каков твой путь?)

     

Среди груды камней и деревьев мелькали тени людей, пытающихся найти слабое место своего врага. Но попытки были тщетны: неуловимый Тоби основательно подготовился и, казалось, будто он знает каждый последующий шаг шиноби.
«Черт побери, ну должно быть у него слабое место!» - бушевал про себя Узумаки, вспоминая слова Итачи Учихи о том, что нет абсолютно совершенной техники.
- Наруто, Би-сан ранен!– воскликнул Гай, уклоняясь от катаны Тоби.
- Би, ты как?
- Жить буду, – ответил Джинчурики, держась за бок. К нему подбежали копирующий ниндзя Конохи и Узумаки.
- Наруто, уведи Би-сана отсюда, - произнес Какаши.
- Но Какаши-сенсей, я не брошу вас здесь!
Уведи Би-сана, - повторил копирующий ниндзя. – Наруто, я не прошу убегать с поля боя, я лишь прошу увести Би. Найди безопасное место для него и возвращайся обратно.
Узумаки злился, его опять гонят с поля боя: то пять Каге попросили, а вот теперь и Какаши.
Какаши положил руку на плечо Наруто, улыбаясь сквозь маску, и сказал: «Наруто, я точно знаю, что ты придешь снова», но в ответ услышал лишь бурчание своего ученика.

- Ха, мазафака, да со мной все в порядке! Я здоров, как бык, – усмехнулся Би, пытаясь встать, но его лицо перекосило от гримасы, и он повалился на бок.
- Би!
- Ему нужна помощь, уведи его, - произнес Какаши, а потом улыбнулся сквозь маску. – Узумаки, я из-за тебя так попугаем стану.
Наруто, продолжая бурчать, призвал своих клонов, так как одному ему не поднять Джинчурики. И со словами: «Какаши-сенсей, Гай-сенсей, я обязательно вернусь и постараюсь привести с собой помощь. Даю слово. Вы только держитесь!» скрылся среди камней.
«Конечно, вернешься. Слово ты умеешь держать», - подумал копирующий ниндзя Конохи. Его мысли были прерваны криком Гая: «Какаши, ты про меня не забыл?»
- Про тебя забудешь, как же! – усмехнулся Какаши, устремившись на помощь своему извечному сопернику.
Наруто был чертовски зол, но вдруг услышал голос Кьюби: « Не злись, но Би нужна помощь».
- А где я помощь буду искать, может, скажешь? – пробурчал Узумаки. - И с чего ты беспокоишься за Би?
Но лис ответил на первый вопрос, оставив второй без ответа.
- Найдем!
- Ты сказал: найдем? – переспросил юноша у Кьюби.
- И?
- Да так, ничего, - улыбнулся Наруто.
Утренний туман стелился по земле, он был настолько густой, что на расстоянии вытянутой руки ничего не было видно, оставалось доверять своей интуиции и полагаться, что попал в безопасное место, а не в стан врага.
- Странно, там, где Какаши-сенсей и Гай-сенсей, тумана нет. Откуда он здесь? – задавался вопросом Наруто. Одного из клонов он направил на разведку.
Понемногу туман начинал рассеиваться, проступали силуэты камней. Оказалось, что совсем рядом с ними находился огромный валун.
- Би, извини, стульев нет, да и кровати не видно. Вместо мебели только камни. Сейчас потихоньку положим тебя. Ничего, все будет хорошо! – пытался подбодрить Наруто Джинчурики.
- Аккуратно кладите Би, - командовал шиноби своим клонам. А про себя размышлял: «Где найти медика? Эх, жаль, рядом нет Сакуры». Но вдруг Би сказал хриплым голосом: «К нам кто-то приближается!»
«Кто ты, идущий нам навстречу? Друг или враг?» – спрашивал себя Наруто. На всякий случай юноша заслонил собой раннего товарища. Дымка утреннего тумана окончательно рассеялась, и перед блондином предстал тот, кого блондин меньше всего ожидал увидеть в данный момент.
- Саске! - обрадовался Узумаки, но тут же услышал голос девятихвостого: «Будь осторожен, кажись у Учихи окончательно слетела крыша».
И как бы подтверждая слова лиса, Учиха вытащил свой меч и на огромной скорости помчался на Наруто. Узумаки мог бы уклониться от столкновения, но за спиной, прислонившись к камню, сидел раненый Би.
- Не отступать от намеченной цели, таков мой путь ниндзя, - воскликнул юноша, готовясь к столкновению. Как вдруг краем глаза заметил, что мимо него проскользнула тень, и перед ним оказалась спина девушки с иссиня-черными волосами. Учиха ударился об щит, созданный благодаря Бьякугану Хьюга и отлетел назад. Ненависть Саске достигла своего апогея, он встал и снова помчался на щит. Он видел перед собой только Наруто.
- Хината?! – удивился Узумаки, а потом закричал: - это битва моя и Саске, прошу, не мешай!
- Я знаю, что это битва твоя и Саске. Похоже, только в бою вы можете друг друга понять. Ты и твои клоны бегают по всем полям сражения, но даже тебе, Наруто-кун, нужна передышка. Но в моих силах дать тебе двадцать минут, чтобы отдохнуть.
- Хината… - Но его прервал голос лиса: «Слушай, что говорит Хьюга: она дает тебе шанс на отдых».
- Но, черт побери, не в моих правилах отсиживаться за спиной девушки! - завопил самый неугомонный генин Конохи и подошел к Хьюга.
- Наруто-кун, это мой путь шиноби, - тихо ответила Хината. Волосы девушки развевались на ветру, в ее глазах была решительность. Узумаки знал: она не отступит.
- Наруто, послушайся совета девушки, - просил Кьюби.
- Да что же за день сегодня такой? То пять Каге послали далеко, то Какаши-сенсей прогнал с места сражения, то девушка предлагает себя в качества живого щита, - злился Джинчурики.
- Узумаки, закрой рот. И перестань ныть. Хината дает тебе шанс, воспользуйся им! - прорычал Кьюби.
- Как я, по-твоему, должен отдыхать? – заорал удивленный генин.
- Как, как, дуй ко мне. Пора пообщаться, - спокойно ответил Кьюби.
Все еще злясь, Наруто сел рядом с молчавшим все это время Би и прежде чем закрыть глаза, тихо сказал: «Хината, спасибо!» Девушка в ответ лишь улыбнулась.
И опять коридор, и опять вода, и опять огромная и прочная печать на решетке Кьюби. Но шиноби чувствовал: что-то изменилось.
- И о чем нам пора поговорить? - спросил Узумаки, смотря в глаза лиса.
Кьюби, собираясь с мыслями, так же смотрел в глаза Джинчурики.
- Ну что же, Наруто, нет больше смысла носить маску безразличия и ненависти. Пожалуй, ты тот человек, которому хочется верить. На протяжении стольких лет ты идешь навстречу своей мечте. Ненавидимый жителями своей деревни, долгое время не знавший по какой причине. Ты верил, что станешь Хокаге и превзойдешь всех раннее Каге. Сумевший найти верных друзей и стать героем Конохи. Я знаю, что сейчас тебе нужна помощь, - Кьюби немного помолчал, а потом добавил: - Я хочу помочь тебе!
Слегка обалдел Узумаки: он не знал, что сказать в ответ.
- Кьюби... - Но был прерван лисом.
- Курама, мое настоящее имя Курама. У каждого Биджу есть свое имя, но не каждый Джинчурики знает его.
- Курама, знаешь, несмотря ни на что, должен сказать тебе спасибо. Без тебя вряд ли бы я добился всего того, что имею сейчас, - улыбнулся Наруто.
- Ты не держишь на меня зла? Ведь из-за меня погибли твои родители!
Шиноби вздохнул, а потом ответил: «Нет, Курама, не держу. Мои родители будут жить до тех пор, пока я их помню».
Лис молчал, он вспоминал Кушину Узумаки, боевую девчонку, которая всегда побаивалась Кьюби, но она никогда не оскорбляла Биджу и Минато Намиказе, Желтую молнию Конохи, сильного и верного война деревни. Вспоминал он и тот день, когда родители Наруто ценой своей жизни спасли Коноху, обрекая своего новорожденного сына на мучения.
- Хм, у нас, кажется, гости, - прислушиваясь, сказал Лис, а потом добавил: - Мы еще вернемся к этому разговору.
Наруто открыл глаза, перед ним стоял гений клана Хьюга.
- Нейджи, а ты что тут делаешь?
- Да я подумал, что двадцати минут для тебя будет мало, - лишь усмехнулся в ответ шиноби.
- А где Хината?
- Пока отдыхай, Наруто, твое время еще не пришло, – вдруг подал голос Би. Наруто обернулся, он увидел Хьюгу, лечащую Би. Джинчурики был уже не такой бледный.
- Хината, откуда ты знаешь медицинскую джуцу? – изумленно спросил генин.
Девушка, ничего не ответив, лишь улыбнулась.
- Ребята, спасибо!
«Наруто, друзья дают тебе время на передышку. Возвращайся», - услышал голос Курамы Джинчурики.
«Хината, ты не перестаешь меня удивлять!» - подумал Узумаки, закрывая глаза.
И вот он снова перед лисом.
«Как найти ключ к Учихе? Если бы ему было безразлично, то он обязательно бы ушел тогда, а он внимательно слушал. Саске, я дал слово, что верну тебя в деревню, и я свое слово сдержу! Вот только где же найти ключик?» - размышлял юноша.
- О чем задумался, Наруто? – услышал генин вопрос лиса.
- Саске Учиха, - лишь произнес Джинчурики.
Что будешь делать? – спросил Курама.
- Я не знаю. Несмотря ни на что, он мой друг и товарищ. Вот только ярость и ненависть его огромна, вдруг я не смогу? Но отступать я не собираюсь.
- Наруто, твоя особенность в том, что ты идешь до конца. Делай так, как считаешь нужным. – Кьюби помолчал, а потом поднял свои глаза и добавил: – Ведь так, Хината?
Неугомонный генин обернулся и увидел Хьюга.
- Хината, но как?
- Наруто-кун, это длинная история, сейчас, если ты позволишь, я поговорю с Кьюби, - лишь ответила девушка.
- Хината, его зовут Курама.
Куноичи улыбнулась и подошла поближе к решетке. Она смотрела на лиса, а он на нее.
«Странно, но он даже не рычит!» - пронеслось в голове у Джинчурики.
Хьюга со словами «Здравствуйте, Курама-сама!» поклонилась Кьюби.
«Да, Хината, ты в своем репертуаре», - подумал Узумаки, немало удивленный поведением куноичи.
- Курама-сама, я прошу вас, пожалуйста, помогите Наруто-куну, один он не справится. В плане разговора, то есть «нарутотерапии», ему равных нет. Но сейчас ему нужна ваша сила, ваша поддержка, - просила девушка Девятихвостого.
Курама молчал.
- Хината Хьюга, я благодарю тебя за столь уважительное отношение ко мне. Я даю слово, что постараюсь помочь Наруто Узумаки! Если он захочет принять мою помощь! - ответил Курама.
Девушка улыбнулась лису и Наруто и со словами: «Мне пора» - направилась к тому месту, откуда пришла.
- Хината, подожди, - вдруг услышал голос Кьюби Наруто.
Хьюга обернулась и посмотрела на лиса. Курама ей поклонился, она поклонилась в ответ. Увидев эту картину, Узумаки почувствовал, что его челюсть скоро отвалится. Хината лишь улыбнулась. Но ее глаза излучали невероятную радость.
– Мне пора. Наруто-кун, у тебя еще есть время для отдыха, – тихо сказала Хината и исчезла.
Слегка обалдевший генин только и смог выговорить: «Зашибись!»
- А-то, Узумаки, думаешь, только ты можешь быть учтивым с девицами? – лишь усмехнулся Курама, а потом добавил: – Очень интересная девушка!
- Ладно, о девушках потом. Сейчас поговорим о нас с тобой, Наруто, - сказал лис, глубоко вздохнув, и продолжил: - Я хочу помочь. Но тебе придется освободить меня.
Со стороны казалось, что Узумаки внимательно слушает Кураму, но Кьюби видел, что это не так.
- Что-то ни так?
- Я не понимаю, о, Ками-сама, я не понимаю, почему Хината всегда помогает мне. Почему готова пожертвовать собой ради меня. Почему? - задавался вопросом юноша; он настолько задумался, что не заметил, что произносит вопросы вслух. Его думы были прерваны смехом Курамы, постепенно переходящим в хохот.
- Узумаки, ну какой же ты придурок! - хохотал лис, из его глаз текли слезы.
Смех и слезы Кьюби вывели Наруто из раздумий, и он удивленно смотрел на Кураму, не понимая причину столь странного поведения лиса.
- Ох, Узумаки, ну насмешил, давненько я так не смеялся, - утирая слезы, сказал лис. Немного успокоившись, повторил слова, сказанные раннее: «Я хочу помочь. Но тебе придется освободить меня из этой клетки».
Юноша глубоко вздохнул и ответил: «Значит время пришло!» И тут же добавил: «Как?»
- Доверяй своей интуиции, она поможет, - лишь ответил Курама.
Узумаки закрыл глаза, спустя две минуты улыбнулся и со словами: «Я, кажется, понял!» подошел к клетке лиса.
- Сим-сим, откройся! – крикнул во весь голос Наруто и, видя удивленные глаза Курамы, снова улыбнулся и добавил: - Я пошутил!
- Ну-ну, - лишь усмехнулся в ответ лис.
- Ладно, шутки в сторону, а теперь серьезно. Курама, повторяй за мной,- ответил Узумаки. Он встал лицом к клетке и начал быстро открывать печать клетки.
- Ну что, Наруто Узумаки, зададим жару? – спросил Курама Джинчурики.
- А как же! Но только вначале дай лапу на счастье, - улыбнулся шиноби, повторяя любимый жест Би. Лис усмехнулся и протянул свою лапу, сложенную в кулак навстречу кулаку Джинчурики. Оба смотрели друг другу в глаза, без ненависти и страха. Наконец, они смогли понять и принять то, что когда то задумал Минато Намикадзе - Четвертый Хокаге деревни скрытого Листа.
- Хината, Нейджи, спасибо. Но теперь вам нужно уходить, пришло время серьезно поговорить с Саске, - произнес вслух Наруто, открывая глаза.
Наруто-кун, как нам забрать Би-сана? – спросила девушка.
За юношу ответил Би: «Что значит забрать, да со мной все в порядке!»
- Би, прошу, не мешай мне, этот бой мой и Саске.
Шиноби взглянул на Джунчурики: он знал, что Наруто Узумаки ни за что не отступит.
- Ну же, чувак, давай кулак. Ты слово дал, так держи, - ответил Би.
- Би, я вижу с тобой все в порядке, раз пошел опять реп, - усмехнулся Узумаки, а потом став серьезным, произнес: - Вам пора!
- Я отвлеку Саске. На счет три, Хината и Би уходите, Нейджи, сможешь убрать щит и сразу уйти?
- Попробую.
- Ребята, спасибо!
Уходя, Хината услышала: «Я дал слово, и я его сдержу!» Девушка обернулась и посмотрела на Наруто. Он был серьезным и сосредоточенным. Куноичи тихо сказала: «Я верю в тебя, Наруто-кун!» И хотя слова были сказаны очень тихо, Узумаки услышал их. Он лишь краем глаза посмотрел на девушку, минута - и Хината, как видение, исчезла. Наруто снова услышал смешок лиса и фразу «Ну какой же, ты придурок!», но времени на размышления по поводу любимой фразы Кибы, смеха Курамы, решительности и самопожертвования Хинаты у юноши не было, сейчас перед ним стояла одна цель - Саске Учиха. А об остальном можно подумать позже, когда будет. А что будет? Окончание войны? Победа? Возвращение в Коноху? А может быть, время, чтобы все обдумать? И когда это будет? Наруто не знал, но верил, что обязательно будет.
Но в эту минуту он чувствовал, что слова Хинаты придали ему сил.
Он видел, как исчез щит и сам Нейджи. Перед ним стоял Саске. В глазах Учихи бушевала ненависть и Шаринган.
- Ну что же, пора поставить все точки над «и», - воскликнул Узумаки.
Над долиной разносилось то Чидори, то Рассейган.
Это слышали Би, Хината и Нейджи. Силы не окончательно вернулись к Би, и он прислонился к камням. Неджи заметил это и со словами: «Я должен идти. Хината, присмотри за Би-самой», исчез среди камней.
- Ни-сан, будь осторожен, - лишь тихо произнесла Хьюга, а потом, повернувшись к Джинчурики, добавила: - Ничего Би-сама, я, конечно, не Сакура, но немного подлечить я Вас смогу».
- Переживаешь?
- Да. И не только за Наруто-куна, но и за своих друзей. Но я верю, все будет хорошо.
- Каковы шансы Узумаки?
- Я верю в Наруто-куна. Верю и знаю: он сделает невозможное.
- И как ты себе это представляешь? Учиха Саске нукенин, преступник S класса.
- Би-сама. Между Наруто и Саске существует удивительная связь, несмотря на слова Учихи про месть и убийства. Наруто – единственная ниточка, держащая Саске, ниточка, которая не дает ему окончательно погрузиться во тьму. А последний разговор тому еще одно подтверждение.
- Они встречались?
- Да. И, несмотря на слова, сказанные Наруто, Саске не ушел, а дослушал Узумаки до конца. Ну не будет человек, постоянно твердящий о мести, слушать своего товарища. А он слушал, внимательно слушал.
- Ты была там?
- Нет.
- Откуда такие подробности?
- Пришлось, скажем, так немного потрепать нервы человеку, который там был, - улыбнулась Хината, а потом, став серьезной, добавила: - Рассказать каким образом я не могу, так как дала слово, что буду молчать. Но после той беседы все друзья поверили в Наруто.
- Хм, в Узумаки поверил мой брат, обычно он редко верит людям.
Девушка лишь улыбнулась, а про себя снова повторила: «Я верю, в тебя, Наруто-кун!»
- А ты случайно не влюблена в Наруто? – усмехнулся Би.
Хината ничего не ответила, но румянец на ее щеках был лучшим ответом.
- А он считает лишь другом?
И опять тишина, лишь глаза девушки стали грустными.
- Не приставай к девушке, – сказал Гюки.
- Не обижайся. Дай кулак.
Хьюга немного смутилась, но кулак протянула.
Би как только увидел Хинату Хьюга, понял что знает эту девушку, но память категорически отказывалась помогать ему в этом вопросе. Но как только Хината протянула кулак, он понял, где ее встречал. При знакомстве с Наруто, он видел в его сердце людей, которые были очень дороги Узумаки. Так, после встречи с Ирукой, Би понял, что ему еще предстоят интересные встречи с друзьями и товарищами Наруто. Когда Джинчурики укрылись от дождя в пещере, то Би чувствовал, что Наруто очень сильно что-то беспокоит. В этом беспокойстве было и слово, данное Сакуре, и само отношение к этой девушке и чувства к своим друзьям, но так же удивительное желание и вера, что сможешь сделать невозможное – вернуть друга; и в тоже время Би ощущал, что в сердце Узумаки идет бой между дружбой и любовью к одному человеку, который ничего не требовал в ответ. Но чтобы Наруто, наконец, понял, что в сердце давно живет не дружба, а любовь, Би и задал вопрос о любимых девушках. Настоящая любовь, в которой страшно признаться даже самому себе. Но Узумаки так и не понял, хотя его сердце давно уже знало ответ. А разум? Наверно, когда идет речь о чувствах, разум тихонько молчит в сторонке. А может, просто ждет своего часа, как знать.
- Хм, а ведь эта та самая девушка, про которую Наруто стихи читал. Помнишь? Может, скажешь ей, - спросил восьмихвостый.
- Думаю, они и без меня разберутся, – ответил мысленно Би, внимательно смотря на девушку. Он чувствовал, что за скромностью и смущением скрывается невероятная сила духа и огромное любящее сердце. А вслух сказал: «Я тут заметил, до Узумаки доходит долго, дай ему время», но про себя подумал: "Везет же некоторым!"
Хьюга ничего не ответила, но лишь румянец на щеках стал сильнее.

- Я не сдамся, слышишь, не сдамся! - кричал Наруто.
- Ха, объясни, на какой черт я тебе сдался? Я в Коноху не вернусь, хотя нет, вернусь, чтобы ни одного камня от нее не оставить, и ты, Узумаки, меня не остановишь! – смеялся в ответ Учиха.
«Ты упрямый, но я еще упрямее», - убеждал Наруто себя.
Уклоняясь от атак друг друга, ища слабые места своего оппонента, один с яростью и невероятной ненавистью бросался в новую атаку, второй с надеждой и верой в сердце оборонялся. Оба потеряли счет времени, оба немного уставшие, но ужасно упрямые, никто из них не хотел уступать.
-Чидори!
- Рассейган!
Атаки настолько были яростные, что создали вокруг шиноби огромный темный шар. Среди камней установилась тишина, лишь иногда внутри шара что-то гремело.
-Би-сан, смотрите, – встревоженная девушка с иссиня-черными волосами показала на шар, но про себя подумала: «Наруто-кун, я верю в тебя!»
Джинчурики ничего не ответил, но про себя сказал: «Удачи Наруто!»
- Она ему не помешает, - лишь добавил восьмихвостый.
«Я не сдамся!» - размышлял Наруто. Он чувствовал, что сил становится все меньше и меньше, но знал, что никто, кроме него, не сможет вытащить Саске из пропасти. Поэтому и держался. Как вытащить человека из тьмы, если сам человек этого не хочет? Узумаки не знал, но верил, что сможет сделать невозможное. Он вспомнил ту битву, произошедшую в Долине Завершения, и ту последнюю встречу с Учихой: когда его товарищ, несмотря ни на что, дослушал до конца монолог Наруто.
«Ведь что-то тебя останавливало, Учиха Саске, от последнего удара? Ты не смог убить меня тогда, не убьешь и сейчас!» - глубоко вдохнул Узумаки. Перестав обороняться, он ждал последнего удара, веря и надеясь, что не ошибался в своем товарище.
Учиха лишь усмехнулся и со словами: «Слабак!» понесся на встречу Наруто. И взмах меча... Но лезвие вместо того, чтобы пронзить тело своего врага, остановилось в нескольких сантиметрах от него.
Наруто видел, что Саске замер на месте, как бы прислушиваясь к чему-то.
- Не может быть! – лишь промолвил Саске.
Узумаки удивленно смотрел на Учиху, размышляя про себя, что остановило обладателя Шарингана. И вдруг он услышал: «Как же вы выросли, ребята. Здравствуй, Наруто Узумаки!»
Перед шиноби появилась красивая женщина с черными волосами.
- Кто Вы? – спросил Наруто.
Ответом было удивление и горечь в словах Учихи: «Не может быть, мама?!»
Женщина улыбнулась и ответила: «Здравствуй, Саске!»
- Мама! – закричал шиноби, в его глазах стояли слезы, он бросился к ней и обнял ее. Женщина улыбалась и гладила своего сына по волосам, говоря при этом: «Здравствуй, мой хороший. Как же я рада тебя видеть!»
Потрясенный Наруто смотрел на Саске Учиху и не мог поверить своим глазам: перед ним в этот момент находился не мститель, пообещавший уничтожить Коноху и всех ее жителей, а уставший человек, который очень давно не видел свою маму и который, пожалуй, впервые в жизни плакал.
- Вы знаете меня, но откуда? – лишь тихо спросил генин.
Лицо женщины стало серьезным, и она сказала: « Ну что же, ребята, садитесь, слишком многое нужно вам рассказать. Сколько вам сейчас лет?»
- Почти семнадцать.
- Я расскажу вам, ибо эта история касается вас обоих. Итак, семнадцать лет тому назад клан Учиха планировал военный переворот в Конохе. Да, Саске, наш клан участвовал в нападении Кьюби на Коноху.
- Но почему? – удивился Саске.
- Наш клан считал, что Учих очень сильно отодвинули на второй план. Какие же мы были глупцы. Я и твой отец помогали Учихе Мадаре. Мы повелись на его слова о великом благе для клана Учих, - женщина помолчала, а потом продолжила: - сколько семей лишилось своих близких, а у одного новорожденного мальчика лис забрал маму и папу, оставив маленького человечка в одночасье круглым сиротой.
Женщина немного помолчала, видно было, что рассказ дается ей непросто, но, глубоко вздохнув, она продолжила: «Ранним утром следующего дня до нас дошли известия, что четвертый Хокаге и его жена ценой своих жизней спасли Коноху. Да, Наруто, в смерти твоих родителей виноват клан Учиха!»
Потрясенный Узумаки внимательно слушал, его сердце бешено стучало, но он чувствовал, что рассказ еще не окончен.
- А дальше? – лишь спросил Джинчурики.
- Также утром того дня до меня дошли слухи, что один малыш категорически отказывается от еды. Не знаю почему, но я чувствовала, что смогу помочь. Подходя к дому третьего Хокаге, я слышала, как говорили люди: «Он отказывается от еды, долго не протянет». Я постучала, мне открыли и молча впустили в комнату. На кровати лежал ребенок, который очень сильно плакал. Взяв этого мальчика, я приложила его к своей груди. Малыш тут же успокоился, наевшись, он уснул на моих руках. А потом услышала голос Хирудзена Сарутоби: «Ну что же, похоже, ребенок сам себе выбрал молочную маму». Тем малышом был ты, Наруто. Вот так я обрела еще одного сына.
- Не может быть! – воскликнул Учиха.
- Да, Саске, Наруто - твой молочный брат. До пяти лет вы росли вместе. Защищая друг друга и в тоже время все время соревнуясь между собой.
- Но почему мы не помним этого? – в один голос воскликнули Узумаки и Учиха.
- Благодаря способностям Иноичи Яманако. О том, что ты, Наруто, воспитывался в нашей семье, знали только Итачи, третий Хокаге и Джирая-сама. Даже клан Учих не знал про это.
- Джирая?
- Вечером того же дня мы встретились с Джираей-сама. Он не хотел забирать тебя, видя, что ты воспринимаешь только мое молоко. Чтобы защитить тебя, Наруто, совместно разработали план об уходе санина с ребенком на руках из Конохи и о возвращении тебя в пятилетнем возрасте. Благодаря этому плану даже Данзо считал, что ты, Наруто, воспитываешься за пределами деревни.
Потрясенные юноши лишь смотрели друг на друга, не веря в слова, сказанные Микото Учиха.
Женщина, видя удивление и сомнение шиноби, лишь подошла к ним и прикоснулась левой кистью ко лбу Саске, а правой – Наруто.
Юноши, почувствовав прикосновение Микото, увидели перед собой комнату: двух малышей, спящих на кровати - брюнет и блондин с тремя полосками на щеках, Микото, Фугако Учиха и Джираю, сидящих за столом, и пятилетнего мальчика, играющего на полу.
- Ну что же, забирать Наруто я не буду. Похоже, он принял вас, и другой молочной мамы ему не нужно. Но сейчас нужно решить, как скрыть от Конохи, что малыш находится тут. Что, если сделать так, будто я его заберу, но на самом деле он останется здесь. Но вы должны пообещать, что даже ваш клан не будет поставлен в известность, - тихо говорил Джирая.
Темноволосый мужчина молчал, обдумывая слова санина, его лицо было непроницаемо.
- Ну что же, я готов принять сына Намикадзе не только в своем доме, но и в своей семье. Нужно все тщательно обдумать. Итачи, несмотря на свой юный возраст, очень толковый малый, а по поводу клана не беспокойтесь. Эту часть дома никто, кроме меня и Микото, не посещает. Здесь свой внутренний двор, так что взаперти малыш не будет расти.
Джирая улыбнулся, встал и подошел к малышам. Поправил одеяло Саске, тихонько поцеловал Наруто и со словами: «Мы еще обязательно встретимся, Наруто Узумаки» вышел из комнаты.
Затем воспоминания перенесли Учиху и Узумаки на площадь Конохи, по которой шел санин, державший на руках маленького мальчика, и Хирудзен Саротоби.
- Воспитание ребенка - тяжелый труд. Ну что же, Джирая, ты действительно хочешь этого? – спросил Третий Хокаге у Санина.
Тот лишь кивнул головой и добавил: «Я нашел Наруто няню. Мне так будет спокойнее», а затем, призвав жабу, исчез вместе с ребенком. Сарутоби лишь тихо сказал на прощание: «Удачи!»
И снова воспоминания перенесли юношей в ту же самую комнату. В которой на той же кровати уже сидели повзрослевшие карапузы и с интересом наблюдали за танцующим мальчиком лет пяти и мужчиной с темными волосами.
- Итачи и отец, - лишь тихо сказал Саске. Он помнил своего отца серьезным и молчаливым человеком. Как-то не вязался образ строго главы клана Учиха с танцующим мужчиной. Но это был именно он.
- Ох, ну я и устал. А вы? – спросил запыхавшийся Фугако у малышей и Итачи. Маленький Саске лишь улыбнулся, Наруто захлопал в ладоши, а Итачи радостно засмеялся. Смех был такой заразительный, что захохотал и Фугако и малыши.
- Ох, вы и сорванцы, - в комнату зашла Микото.
- Микото, а может, споешь. Ребятам нравится твое пение, - попросил глава клана.
- Мамочка, спой, пожалуйста! – просил Итачи.
Микото, сев на край кровати, улыбнулась и начала петь старинную песню.
Ее голос был очень красивым, хотя эту песню Саске слышал впервые. Но он чувствовал как то, что осталось от его израненного сердца, начинает потихоньку очищаться от ненависти.
И вновь воспоминания понеслись вперед.
- Мама, папа, смотрите, Наруто сделал свой первый шаг, - кричал Итачи, зовя своих родителей.
Выросший малыш пыхтя, немного неуверенно, делал свои первые шаги.
Прибежавшие на зов сына Микото и Фукаго радостно захлопали в ладоши.
- Наруто, молодец! А помнишь, Фугако, как он плакал, что Саске сделал свои первые шаги, а он не может.
- Конечно, помню, а мы пытались его успокоить. Вот только успокоился он, когда Саске подошел к нему, улыбнулся и протянул пальцы для символа гармонии, – засмеялся в ответ глава клана.
И снова воспоминания уносились вперед, перед ними проскальзывали то первые слова, сказанные Саске, то Наруто; сказки на ночь, которые читали либо Фугако, либо Микото; дни рождения в кругу семьи, красивое пение Микото; ушибленные коленки; первые тренировки с Фугако и Итачи.
Саске не верил своим глазам, но чувствовал, что это правда.
И вот воспоминания перенесли юношей в незнакомую комнату, где находился грустный Итачи, державший за руки Саске и Наруто, печальная Микото, в ее глазах стояли слезы, серьезный Фугако, Третий Хокаге, Джирая. Но в комнате также находились люди, которых Учиха и Узумаки видели впервые. Но Наруто узнал этих мужчин. Шикаку Нара и Иноичи Яманако.
- Ну что же, время пришло, - лишь сказал Фугако. Хотя говорил он спокойно, но было видно, что он изо всех сил сжимает кулаки, тем самым сдерживая себя.
- Фугако, я понимаю, Вам тяжело. Но Наруто не уходит из деревни. Время пришло.
- Наруто, мальчик мой, - женщина погладила Узумаки по волосам и поцеловала его в лоб, а потом тихоньку добавила: - Я буду за тобой присматривать.
К Микото подошел Фугако, он обнял свою жену.
- Он и Саске не будут помнить себя до пяти лет. Но все, чему они научились, останется с ними. Но воспользоваться этими знаниями оба смогут гораздо позже, - лишь тихо сказал Иноичи Яманако.
Мальчиков подвели к Яманако. Он положил ладони на головы Саске и Наруто, лишь попросил ребят закрыть глаза. Прежде чем дети закрыли глаза, мальчики улыбнулись друг другу, протянув пальцы для символа гармонии.
И вот опять воспоминания понеслись вперед, перед юношами появились центральные ворота Конохи и входящий в них Джирая, державший за руку пятилетнего мальчика с тремя полосками на лице. Люди шептались: «Это он!» А мальчик смотрел на мир с широко раскрытыми глазами, не понимая, почему на него показывают пальцем.
Потрясенные юноши стояли и смотрели друг на друга, не веря своим глазам. Хотя разум говорил, это правда.
Узумаки молчал, его сердце бешено стучало. Долгое время он считал, что рос совсем один. Но на самом деле оказалось, что это не так. Он смотрел на маму Саске, чувствуя, что встречал ее и после своего пятилетия. Что-то связанное с детством, когда веришь в чудеса.
И вдруг Наруто осенило, и он воскликнул: «Подождите, ведь именно Вы приходили ко мне по ночам?! Я считал Вас молочной феей».
- Молочной феей? – переспросил Саске.
- Да, именно молочной феей. Саске, твоя мама приносила мне молоко в пакетах и продукты. А потом Вы исчезли, а я ждал Вас, надеясь, что если прокиснет молоко в холодильнике, то Вы обязательно придете. Но Вы не приходили.
Женщина лишь улыбнулась.
- А ведь Вы перестали приходить, когда мне исполнилось семь лет.
Лицо женщины стало грустным, она немного помолчала, а потом продолжила свой рассказ: «Спустя семь лет после нападения Кьюби, Учиха Мадара объявился, призывая клан Учиха вновь пойти против Конохи».
- И что Вы решили? – хором спросили шиноби.
- Саске, твой отец выслушал всю болтовню этой маски, а потом со словами: « Я больше не куплюсь на твои слова!» и со всей силой спустил Мадару с лестницы. Мадара встал, отряхнулся и сказал: «Клан Учиха, Вы еще пожалеете об этом!» А потом добавил: «Тоби - хороший мальчик!» и исчез. Видать, что головой он тогда здорово ударился.
- Но если вы знали об этом, почему ничего не сделали? Почему дали Итачи уничтожить весь клан? И почему я остался в живых? – лишь спросил Учиха.
- Саске, все, что произошло в ту ночь, было задумано твоим отцом!
- Что???
- Воспитывая тебя, Саске и тебя, Наруто, Фугако понял, что больше не хочет никаких переворотов в Деревне Скрытого Листа, не хочет гибели людей и сиротства детей. Он знал, что действия Мадары могут привести к гражданской войне в Конохе. А этого он не мог допустить. Что-то изменилось в нем после гибели четвертого Хокаге, хотя внешне это никак не чувствовалось. Он знал, что час расплаты придет, рано или поздно, но придет.
- Но какое отношение к этой истории имеет четвертый Хокаге? – удивился Саске.
- Саске, четвертый Хокаге, Минато Намикадзе, мой отец, - лишь тихо ответил Наруто.
- Мама, но если отец все это задумал, то почему выбрал именно Итачи?
- Саске, все, что произошло, было не только задумано, но и осуществлено Фугако Учиха.
- Как? – опять хором спросили Наруто и Саске.
- После исчезновения Мадары, Фугако несколько дней ни с кем не разговаривал, тщательно обдумывая свой план. Чуть позже он рассказал об этом плане Итачи и мне. Саске, твой отец хотел спасти меня, но я не позволила. А ты знаешь, я бываю очень упрямой. Итачи долго не мог поверить в этот план. Но ему пришлось согласиться. Единственное, чего не знал Итачи, что в тот день он просидит крепко связанный в камере, блокирующей чакру.
- Но как? Кого я тогда видел перед собой? - не мог поверить Саске. Он пытался глубоко вздохнуть, но воздуха все равно не хватало.
- Когда ты вошел в ту комнату, а потом когда бежал по двору, ты видел перед собой не наши тела и живого Итачи, а лишь иллюзию, созданную Фугако. И разговаривал с тобой не Итачи, а твой отец, Саске. После того, как ты потерял сознание, он вернулся в комнату, выпустил Итачи, обнял его, и сунул письмо Третьему Хокаге. Бедному мальчику предстояло увидеть нашу смерть, а потом надежно спрятать наше оружие и доставить письмо Хирудзену Саротоби. Я помню тот взгляд Итачи, жуткую боль и отчаяние в его глазах. А напоследок Фугако попросил Итачи присматривать за вами, ребята. Но ты должен знать, что к гибели клана причастен Мадара, именно он помогал лжеИтачи в ту ночь.
- Этот чертов Тоби, чертов Мадара! – сквозь зубы проговорил Саске, сжав кулаки.
- Это не Мадара Учиха! Под маской скрывается кто-то другой, - тихо сказал Наруто.
- Не может быть! – удивлению Микото и Саске не было предела.
- Настоящий Учиха Мадара воскрешен при помощи ЭдоТенсей. В данный момент он сражается с пятью Каге, - продолжил Узумаки.
- Но под маской, возможно, кто-то из Учих, слишком много он знал вещей, о которых ведали только члены клана, - грустно ответила женщина - Как легко обмануть клан Учиха!
- Мама, Итачи. Он... - не мог найти слов Саске.
- Знаю, мой мальчик, знаю! - в глазах Микото стояли слезы.
Наруто молчал, скрестив руки на груди. Он не ощущал злости и ненависти, лишь хотел обдумать все услышанное. Тихий голос женщины вывел его из раздумий: « Наруто Узумаки, ты простишь клан Учиха? Если хочешь мстить, мсти мне, но прошу, не трогай Саске!» Джинчурики посмотрел на женщину, по ее красивому лицу текли слезы. Злиться на нее он не мог.
- Мстить кому? Саске? Я его всегда своим братом считал. Вам? - он подошел к Микото, обнял и сказал: «Я прощаю вас. Микото-мама, спасибо, что воспитывали меня!» В его глазах блестели слезы. Женщина поцеловала юношу в лоб, а потом посмотрела на Учиху. И вдруг закричала: «Саске?!»
Наруто обернулся и увидел, что обладатель Шарингана смотрит в одну точку. Глаза потухшие и фальшивая улыбка на лице. И в данную минуту Узумаки показалось, что перед ним Сай номер два. Со словами: «Второго любителя пенисов я не выдержу!», он подскочил к Саске.
- Слышишь, брат, даже не смей сдаваться. Мы с тобой столько пережили, выживали там, где невозможно выжить! – кричал Наруто, по его лицу текли слезы. Он тряс своего товарища и орал во всю глотку: «Саске, не смей сдаваться!» Но в ответ лишь тишина и фальшивая улыбка на лице.
Как вдруг Узумаки почувствовал, что кто-то положил ему на плечо руку. Это была Микото Учиха.
- Наруто, отпусти его. Прошу, отпусти.
- Нет, слышите, нет. Я дал слово, что верну Учиху Саске в Коноху. И не привык отступать! – закричал в ответ юноша, а потом неожиданно что-то вспомнил. Он, улыбаясь сквозь слезы, отпустил Учиху, сел рядом и закрыл глаза. Удивленная женщина смотрела на Узумаки, не совсем понимая, что хочет сделать Наруто.
- Курама, скажи, как Хината смогла попасть сюда? Каким образом у нее это получилось? – спросил Джинчурики. Лис смотрел на него: он видел в глазах шиноби непоколебимую решимость и желание вернуть товарища.
- Возможно, благодаря медитации. Но честно я и сам не понял, как у нее получилось.
- Но ведь и Саске смог попасть сюда, а он в тот момент явно не медитацией занимался, - призадумался Наруто, смотря на свои пальцы. Как вдруг его осенило и со словами: «Я понял!» он открыл глаза.
- Несмотря ни на что, Саске, ты останешься моим братом, пусть и молочным, но все-таки братом, - шиноби улыбнулся, а потом протянул свои пальцы для символа гармонии.
- Мама-Микото, прошу, помогите мне.
Женщина поняла, что хотел сделать Наруто. Она подошла к своему сыну, взяв его руку, она протянула ее навстречу пальцам Джинчурики.
- Саске, я верю в тебя! Я знаю, ты не сдашься! – и крепко сжал пальцы друга. И вдруг почувствовал, что его пальцы тоже сжали.
- Не сдамся! – с лица брюнета ушла фальшивая улыбка.
И вдруг оба почувствовали, что их обнимают.
- Вы оба для меня сыновья, которых я очень люблю. Простите меня и Фугако. Простите за то зло, что мы вам причинили.
- Мама-Микото, почему мы в одну команду попали? – спросил Узумаки.
Женщина улыбнулась, а потом ответила: « Это была моя просьба к Третьему Хокаге. Мне пора, а у вас, ребята, еще много работы! Но напоследок я спрошу: И так, Саске Учиха, каков твой путь?» - она серьезно посмотрела на юношу.
Последний из клана Учиха, чувствовал, что Микото видит его насквозь. Он так долго шел неверной дорогой, живя только местью. Вначале местью к Итачи, потом к Данзо, а после к Конохе. А чем теперь ему жить? У Саске появилось время, чтобы все обдумать, чего раньше у него не было. Мстить, но кому? За убийством клана стояла не Коноха, а собственный отец, так блестяще придумавший этот план. Так вот о чем пытался говорить Итачи. Вот почему, несмотря ни на что, старший брат любил Коноху, даже когда деревня отвернулась от него. И он хотел, чтобы тайна клана Учиха ушла вместе с ним, но Тоби не позволил этому произойти. Этот чертов Тоби, на совести которого столько смертей. Вот кому точно хотелось отомстить. А потом что? А потом, когда будет время все обдумать, ведь невозможно жить только местью, и неважно, что происходишь из клана Учиха. Где месть впитывается с молоком матери, хотя Итачи скорее исключение, но Наруто тоже питался этим молоком, но мстительности у него вроде как не наблюдается, наоборот сплошной позитив. Даже несмотря на то, что тому пришлось пережить. Значит дело не в клане, а в самом Саске.
- Мама, мне еще предстоит сделать свой окончательный выбор, прошу, дай мне время.
Женщина улыбнулась, она знала: сейчас у ее сына, было то, чего не было раньше – время. А оно, как известно, все расставит на свои места. Она поцеловала в лоб Саске и Наруто. И со словами: "В клане Учиха есть не только место ненависти, но и любви" исчезла с улыбкой на лице.
- Мама, прошу, верь мне! - тихо говорил брюнет, по его щекам ручьем текли слезы. Хотя он не совсем понял последние слова матери.
Вместе с Микото Учиха исчез и шар. Хината и Би увидели улыбающегося Наруто, придерживавшего Саске. Хината вначале даже не поверила своим глазам: вечно хмурый Учиха, по крайне мере она помнила его таким, плакал, как маленький ребенок.
- М-да, Узумаки и черта уговорит! - лишь и смог сказать удивленный Киллер Би.
- Это точно! – рядом с Хинатой появились Нейджи и Шикамару.
Саске плакал, чувствуя, что слезы смывают с его сердца ненависть, которой он так долго питался, эгоизм, которым так долго прикрывался, и огромный камень, слетевший с его души, да так слетевший, что стало легко дышать, отчего немного кружилась голова. И вдруг он почувствовал, что его лицо кто-то облизывает. Он поднял голову и сквозь слезы увидел перед собой белого огромного пса. Учиха смотрел на пса, вспоминая, где он мог его видеть. Но ему на ум приходил только один щенок, который спокойно помещался на голове своего хозяина.
- Акамару?! – поразился Учиха. И вдруг он услышал: «Интересно!» И заметил, что неподалеку стоят его одноклассники. Они часто являлись ему во снах, маленькие и вечно смеющиеся над ним. Но в реальности оказалось все не так. Повзрослевшие и серьезные, немного уставшие.
- Здорово, Учиха, давно не виделись! – усмехнулся ему высокий парень с красными полосками на лице.
«Красные полоски клана И... что-то связанное с собаками, а, вспомнил, Инузука, а это, соответственно, Киба», - размышлял Учиха про себя.
- Киба? Скажи, чем ты кормишь Акамару, что он так вырос? – удивился Саске.
Инузука лишь усмехнулся, оставив вопрос без ответа. Он подошел к Учихе и внимательно посмотрел на своего одноклассника, а потом добавил: «Ужасно выглядишь!» Помолчал и спросил: «Это кто?» показывая на Шикамару.
Саске, сквозь слезы, посмотрел на юношу с прической, похожей на какой-то фрукт. Когда-то давно его дядя принес огромный странный предмет, у которого в разные стороны висели листья, и немного колючей кожурой. Название того фрукта Учиха никак не мог вспомнить, но его форма очень схожа с прической одноклассника.
«Он, кажется, все время спал на уроках и любимая фраза «Как это проблематично!» - размышлял генин. - А, кажется, я вспомнил», а вслух сказал: «Шикамару».
- Так, а это кто? - продолжал спрашивать Киба, показывая на Чоуджи.
Саске посмотрел на высокого плотного парня с длинными волосами.
«Кажется, он обожал чипсы, но ненавидел, когда его называют «жирдяем», - вновь размышлял генин про себя, а вслух сказал: «Чоуджи».
- А это… - пытался снова спросить Киба, но был прерван Учихой.
- Это Рок Ли, Нейджи, Тен-Тен, Ино, Хината, Сакура, Сай, хотя с ним не учились вместе, но встречались, - ответил Саске, попеременно показывая то одного, то на другого шиноби.
А теперь вопрос на засыпку, а это кто? – спросил Киба, показывая на Шино.
«Вопрос действительно на засыпку, если учесть, что я его не узнал, когда встретил», - усмехнулся про себя Наруто. Когда он увидел своих друзей, то обрадовался, но в тоже время немного испугался, а как они примут Саске. Поэтому не сразу понял, почему Киба задает вопросы об одноклассниках. А когда до него дошло, то Узумаки с интересом стал наблюдать за этим мини-экзаменом, радуясь каждому правильному ответа своего молочного брата. Но когда встал вопрос о Шино, то как же Наруто хотелось крикнуть правильный ответ, но этого делать было нельзя. Оставалось только ждать.
Тем временем Саске внимательно смотрел на юношу с темными очками.
«Елки, ничего на ум не приходит. Кажется, он учился со мной, но его лица я не помню. Почему? Хотя очки. Стоп, я лица не помню, потому что оно было постоянно закрыто высоким воротником. И говорил он, кажется, немного странно. Хм, да кто же ты? И почему чихнул Акамару? А собаки вообще чихают? Похоже, что чихают, но когда им в нос попадает пыль. Пыль, нет, не то. Или насекомые. Насекомые? Точно насекомые. Этот парень связан с насекомыми, но какими? Жуки, да, кажется, с ними. И что пытается подсказать Хината. Она взглядом показывает на себя, Кибу и на этого парня. Может, они в одной команде, и кажется, команда номер восемь?! Так, это вспомнил. Но как же зовут этого парня? Так, Учиха, вспоминай, хотя зачем мне это? Но как же мое слово маме?! Так, вспоминай. Стоп, что Узумаки спрашивал про команду номер семь? Ну, конечно же, распределение. Так Инузука Киба, Хьюга Хината, Абураме Шино. Ура, я вспомнил!» - обрадовался Учиха, немного удивившись этому веселью.
- Шино, - тихо сказал Саске.
- Браво, Учиха. Пожалуй, ты первый, кто смог вспомнить его имя, - усмехнулся Киба, а Акамару весело залаял. Окружающие улыбнулись, зная, как болезненно воспринимает Абураме, когда его не узнают.
- Что мне делать? Куда дальше идти? – вслух задавал вопросы Учиха, ища ответы у своих одноклассников.
- Как что, наш враг силен, нам нужна твоя помощь, - ответил Узумаки.
- Ради чего? Зачем вы так хотите выиграть эту войну? – продолжал спрашивать Учиха.
- Ну что же, Учиха, я хочу выиграть ради королей Конохи. А ты знаешь, кто такие Короли Конохи? – задал свой любимый вопрос Шикамару.
- Короли Конохи? – удивился Саске.
- Хм, а знаешь, не отвечай сейчас. Хорошенько подумай над этим вопросом. Придет время, ты найдешь ответ, - ответил Нара. - Каждый из здесь присутствующих знает ответ. Но ты должен сам найти решение, без подсказок.
- Но захочет ли принять меня Коноха? – продолжал спрашивать Учиха.
- Слишком много вопросов, но мало ответов. Чувак, на это нужно время, но нет его сейчас. Наруто верил в тебя, пожалуй, он один и верил. Но благодаря Узумаки, в тебя поверили и эти ребята. Не обманывай их. Ты не один. И так каков твой путь, Учиха Саске? - немного нескладно спросил Би, который все это время наблюдал за молодежью издалека. Он и сам не знал, почему его так растрогали слезы человека, который еще недавно хотел убить Джинчурики и из-за которого старший брат потерял руку.
Саске молчал: слишком многое уже невозможно исправить. Как вдруг подошедший Киллер Би протянул свой кулак навстречу Учихе. Не сразу, но Учиха протянул свой кулак навстречу.
Би внимательно смотрел на нукенина: для него Саске Учиха был весь на как ладони. И Би чувствовал, что юноша уже не тот Саске, который с яростью сражался с Джинчурики, он становится другим человеком, которому очень нужно время, чтобы все обдумать.
Би ничего не сказал, лишь улыбнулся и убрал кулак. Свои ощущения шиноби решил оставить при себе.
- Я помогу вам. А потом решу, что делать дальше, - тихо сказал Саске, а потом протянул ладонь Узумаки для рукопожатия. Другу, нет брату, который, несмотря ни на что, верил, что сделает невозможное. Узумаки улыбнулся и протянул свою. Этого рукопожатия так долго ждали и Наруто и Саске. И вдруг они почувствовали мохнатую лапу на своих ладонях. Это подбежавший Акамару к Узумаки и Учиха, встал на задние лапы и положил свою лапу на кисти друзей. Кисть Наруто оказалась снизу, кисть Саске – посредине, а лапа Акамару сверху. Ребята улыбнулись. К ним подошел Киба и положил кисть поверх лапы пса, а второй рукой он придерживал Акамару. Затем подошли Шино, Хината, Тен-Тен, Чоуджи, Шикамару, Ино, Сай, Рок Ли, Нейжди и Сакура. Ребята улыбались. Обычно в такие моменты что-то говорят, но необходимые слова никак не шли голову. В возникшей тишине вдруг разнеся голос Хинаты:
Верь в великую силу любви!..
Свято верь в ее крест побеждающий,
В ее свет, лучезарно спасающий,
Мир, погрязший в грязи и крови,
Верь в великую силу любви! (1)

Шиноби чувствовали, что эти стихи придали им силу. А еще они ощущали, что благодаря этим словам, они стали связаны друг с другом невидимыми нитями, но удивительно крепкими, идущими от самого сердца.
Вдалеке разнеслись взрывы.
- Какаши-сенсею и Гаю-сенсею нужна помощь. Я обещал, что приведу подмогу, - серьезным голосом сказал Наруто.
- Но прежде нам нужно разработать план. Не бойся, Узумаки, мы успеем, - ответил самый ленивый гений Конохи.
- Какаши, а не хилый нам враг достался! - усмехнулся Гай.
- Да уж, но ничего, как-нибудь прорвемся, - ответил Какаши.
- Да поможет нам Сила Юности! – воскликнул зеленый зверь Конохи.
Какаши смотрел на друга и извечного соперника: несмотря ни на что, Гай верил, что сможет выдержать.
Ну, если ты Силу Юности призываешь, значит, наши дела еще не так плохи, - теперь уже черед настал Какаши усмехнуться.
Собирая волю в кулак, Какаши встал. Как вдруг он услышал крик Гая: «Какаши, берегись!» он увидел, что на него летит огромная катана.
Но удара не последовало, Какаши увидел тени проскользнувшие, мимо него. Перед собой он увидел спины Хьюг. Они создали щит, благодаря Бьякугану.
- Хината, Нейджи, спасибо!
И тут же услышал голос: «Разрешите, Какаши-сенсей!» мимо шиноби прошли серьезный Саске Учиха и улыбающиеся Наруто и Би. Копирующий ниндзя не мог поверить своим глазам, в голове был только один вопрос «Как?»
- Я же говорил, что приведу подмогу! - тихо сказал Наруто.
- Простите, Какаши-сенсей! – произнес Учиха, а потом добавил: - Простите за опоздание.
- М-м-м, – промычали одновременно Гай и Какаши. Эти звуки лучше всего показывали, что шиноби изумлены до глубины души.
- Ну что же, будем надеяться, что план Шикамару сработает! – ответил Би.
- Шикамару, но откуда? – удивился Какаши.
- Что значит откуда? Я обещал привести помощь, я ее привел, - откликнулся Наруто.
Подожди, ты хочешь сказать, что ты собрал команды семь, восемь, девять и десять?
Ну да. И не только, есть еще один помощник.
Но как? – еще больше удивился Какаши.
Как, как? А вот так, – просто ответил Наруто, а потом добавил: - Все вопросы потом.
«Как? Тебя же не было час. Или прошло больше времени с момента твоего ухода? Как тебе удалось вернуть Учиху? Что произошло?» - задавался вопросами копирующий ниндзя. И словно читая его мысли, Саске сказал вслух: «Какаши-сенсей, я, наконец, сделал свой выбор!»
- Ну что, пора задать жару Тоби, - воскликнул неугомонный генин, а потом добавил: - Ну что Курама, покажем, где раки зимуют?
- Курама?
- Ах д,а я забыл представить еще одного помощника, - улыбнулся Наруто. Его глаза изменились, Какаши и Гай услышали: «Здравствуйте Какаши-сенсей и Гай-сенсей».
Не может быть! – одновременно воскликнули сенсеи.
- Все вопросы потом, - лишь ответил Курама, глаза Узумаки вновь стали обычными.
Эти слова были сигналом к началу новой битвы.
- Готовы? – спросил Нейджи.
- А как же! Пора встретиться с «хорошим мальчиком» лицом к лицу. Уж слишком много у меня к нему вопросов накопилось, - ответил Саске.
- Да и у меня тоже, - добавил Наруто.
Щит исчез, и Тоби увидел перед собой невредимого Какаши, Гая, Наруто, Би, Хинату, Нейджи и Учиху Саске.
- Ты? Это мне кажется, - лишь и смог произнести Тоби.
На что Учиха лишь усмехнулся и добавил: «Ну что, «родственничек», пора бы уж ответить на вопросы!»
- Ха, ты выбрал не ту сторону! – воскликнул Тоби.
- Не тебе решать.
- Ну что же посмотрим...

(1) 1882 (Семен Надсон 1862-1887)
     

Публикатор: Aqua 2012-10-04 | Автор: | Бета: Nicka_veronica | Просмотров: 947 | Рейтинг: 5.0/1
Aqua

Aqua   [2012-11-30 12:32]

Nicka veronica, огромное человеческое спасибо за активацию четвертой части!Если были ошибки, то прошу прощения, похоже надо повторять все правила могучего и великого языка.
quote
Nicka_veronica

Nicka_veronica   [2012-11-30 12:47]

Пожалуйста) Рада была помочь)
Да, ошибок было очень много в пунктуации, особенно в прямой речи.
Но все же это стоило того хд
У Вас фантазия как у самого Кишимото! Бедный Саске, на его месте я давно бы тронулась умом хд Водили за нос все: Итачи, Тоби, Матушка хд Жестоко)
Но мне нравится такой вариант развития событий) Вынос мозга, но качественно хд
Спасибо) Мне понравилось!)
quote
Aqua

Aqua   [2012-11-30 21:13]

Рада, что понравилось.Надеюсь, что пятая часть не разочарует(осталось ее довести до ума и перенести на компьютер))
Но до Кишимото мне еще пахать и пахать)
quote
Aqua

Aqua   [2014-05-17 17:15]

Если кому интересно продолжение, то оно размещено в Книге Фанфиков "Поколение Избранных".
quote