Новый мир для одного арранкара (часть 2) от Vikki_La — Кроссоверы Наруто фанфик
Вт, 2017-02-21, 19:29

Вход · Регистрация
 
 
   
Главная » Фанфики » Кроссоверы

Новый мир для одного арранкара (часть 2)

     

Селение Скрытого Дождя

Прошло уже несколько дней, караван оправился от недавних событий и был готов продолжать свой путь. Всё это время я провёл с ним, объясняя это тем, что тот нуждался в защите, а я - в поднятии навыков шиноби. Хоть метание сюрикенов и кунаев было вполне сносным, мне следовало подтянуть уровень тайдзюцу и овладеть ниндзюцу и гендзюцу, как подспорье к моей силе пустого. Почему же я заикнулся про два искусства ниндзя, требующих чакру, если у меня реяцу? Всё просто. Оказалось, что моя энергия тоже подходит для техник. Итак, с тренировками мне как раз помог Тейжо. Благодаря ему я смог до конца освоить базовые навыки ниндзя: хенге и каварими, хождение по воде и деревьям, а также теневое клонирование. В процессе учебы я чувствовал себя слабым пустым, только попавшим в Хуэко Мундо и начавшим осваиваться со своими способностями. Тейжо сдержанно смеялся, безрезультатно пытаясь скрыть улыбку, наблюдая, как я в который раз проваливался под воду и, отплевываясь от попавшей в рот жидкости, продолжал упорствовать. Говорить же про реакцию сенсея на моих клонов даже не стоило. Непонятные желеобразные существа, даже отдаленно не напоминавшие меня, еле стояли на ногах и почти сразу же развеивались. Но труды того стоили: вскоре передо мной стояли на воде семеро моих копий. Воодушевившись, я решил испытать себя в гендзюцу. И мои успехи были, как сказать… Никакими. Гендзюцу у меня совершенно никак не шло, хоть и не действовало на меня, но я также не мог его создать. А что касается природы чакры, ну или реяцу, то у меня оказалась молния и вода. К счастью, у моего учителя тоже была вода. Сенсей смог показать мне несколько техник этой стихии: водяная тюрьма, водяное ядро и водяной дракон, которые, хоть и с трудом, мне удалось освоить. Мурсьелаго же в это время меня не беспокоил. В целом тренировками я остался доволен.

- Ну что ж, кажется, наше совместное путешествие подошло к концу, Улькиорра. Я бы попросил тебя пойти вместе, но знаю, что откажешься, - печально изрёк мужчина преклонных лет, смотря на стоящего перед ним бледнокожего юношу с черными, как смоль, волосами и холодными насыщенно-зелёными глазами.
- Я пойду один. Так будет лучше. Спасибо за помощь в тренировках и Ваше предложение, сенсей. Будьте уверены, я справлюсь. А теперь – прощайте, - сухо произнёс молодой человек и, обернувшись спиной к собеседнику, медленно побрёл по сырой тёмной улице селения Аме.
«Я верю в тебя. Ты силён, хотя и юн. Даже если Ханзо - это всё-таки не те шиноби, что были тогда в лесу, и он гораздо опаснее, но почему-то я уверен, что ты вернёшь девочек. Эх, но только характер у тебя не совсем простой. Что за самоуверенное молодое поколение нынче пошло?» - Тейжо в последний раз бросил взгляд на постепенно удаляющуюся вдаль фигуру и, ещё раз вздохнув, направился в ближайшую питейную.

Деньги у меня были (мне заплатили торговцы за частичное устранение противника во время нападения), поэтому я решил снять номер в отеле. Зайдя в первый попавшийся на вид не богатый, но и не бедный отель, я попал в приёмную. Мебели было немного (несколько столов, стульев), пол покрывал пушистый песочного цвета ковер с разнообразными узорами, а весь интерьер был отделан в персиковых, приятных глазу тонах. Миловидная, но уставшая девушка лет двадцати с хвостиком, сидевшая за столом регистрации, сдержанно улыбнулась и коротко кивнула на мою фразу о снятии номера. Закончив с этим процессом, я отправился в близлежащую забегаловку, но не только для того, чтоб перекусить, но и собрать побольше информации о моей цели.
Зайдя в помещение, я направился к дальнему столику, приметив там одиноко сидевшего уже подвыпившего здешнего шиноби. Кое-как завязав с ним разговор (благо что тот находился уже в расслабленном состоянии) и запросив у официанта горячительного, мы сначала повели довольно отвлеченную беседу. Начиная с того, как нынче плохо живётся в селении, я, наконец, дошёл до конкретно интересующей меня темы и выведал нужную информацию.
«Да, Ханзо известен здесь с плохой стороны. А положение в деревне гораздо хуже, чем кажется на первый взгляд, просто этот район поспокойнее, - подвёл я итог, слушая сидящего напротив собеседника и делая очередной глоток саке. - И главное я тоже узнал. Теперь мне известно, где находится Саламандр, следовательно, скоро можно начинать действовать».
Придя в номер, я почувствовал некоторую усталость и не спеша разделся, стянув с себя, наконец, надоевшую мне водолазку, открыв при этом на обозрение дыру пустого чуть ниже основания шеи, и лёг на кровать. Расслабившись и закрыв глаза, я не заметил, как Морфей погрузил меня в сон без сновидений.
Встав на следующий день с восходом солнца и одевшись, я позавтракал в том же заведении, где был вчера, и стал обдумывать план спасения Лейко с Нарико и устранения Ханзо. Согласно полученным сведениям, завтра вечером на юго-восточной окраине селения должно состояться сражение между отрядом Саламандра с ним самим во главе и группой из Конохагакуре. Именно этим я и решил воспользоваться: сегодня освободить девушек, а завтра в пылу схватки уничтожить врага.
На улице было всё так же пасмурно и сыро. Неприветливость и некоторая тоска исходила от тёмных, высоких, тесно построенных зданий и изредка встречаемых мне на пути людей. Решив не обращать внимания на окружающую обстановку, прогулочным шагом я направился в сторону места предполагаемого сражения. Внезапно мне послышались крики. Судя по всему, это была женщина. Те немногие прохожие, находящиеся на улице, сразу поспешили убраться подальше. Я же поспешил на звук, но, видимо, опоздал. На земле в крови лежала бездыханная девушка-шиноби, а сами убийцы уже скрылись.
«Значит, это правда, на этой войне убивают только шиноби, а мирных жителей не трогают», - сделал я сухое замечание, разглядев стоящих рядом с телом нетронутых старика с девочкой и мальчиком, и вновь последовал своему маршруту. Больше ничего не происходило: находясь в пути уже больше часа, я не заметил ничего необычного, пока по дороге не наткнулся взглядом на ничем не примечательный с виду магазин. Непримечательный, если бы не одно но. Это был магазин масок.
«Маски - звучит так знакомо и навевает воспоминания».
Я зашёл внутрь, услышав при входе мелодично звякнувший колокольчик.
Рассматривая полки с масками различных форм и расцветок, моё внимание привлекла одна единственная. Та самая маска из моей бытности вастер лордом: цельная и гладкая, абсолютно белая маска с прорезями для глаз и двумя витиеватыми рогами по бокам, только не хватало привычных «плачущих» полос под глазами. Я внезапно захотел купить её, что-то во мне тянулось к ней, поэтому я поддался порыву и, поблагодарив продавца, удалился из магазинчика. По дороге мне встретился ещё один небольшой магазин, в котором я не преминул приобрести цветные карандаши и, теперь уже выведя привычные зелёные «дорожки от слёз» на своём первом приобретении, ещё раз отметил схожесть маски с моей собственной. Надев её и удостоверившись, что сидит идеально, я подумал, что пора уже завязывать с осмотром окрестностей. И спустя мгновенье уже испарился в воздухе с помощью сонидо.

- Техника теневого клонирования! - двое клонов появились передо мной и сразу же разбежались: один налево, а другой направо от меня. Я же стал быстро перемещаться прямо вперёд, отслеживая источники чакры в окружении. Тут спустя несколько минут один из моих клонов рассеялся, сообщая, что цель найдена, и я отправился к тому месту, по пути рассеивая оставшуюся копию и скрывая своё реяцу. Вскоре я заметил вдалеке довольно громоздкое каменное сооружение, чем-то напоминавшее замок, огражденное высоким забором. За ним, исходя из моих сенсорных способностей, находилась на страже группа шиноби из человек двенадцати.
«Не думаю, что у меня получится незаметно вырубить их, а вот если использую сонидо при скрытой чакре, то не заметят. У них уровень только эволюционировавших в адьюкаса, - сонидо на ограждение, затем сразу же вновь сонидо за примеченное дерево. - Хм, как я и думал. Такой мусор не сможет даже почувствовать меня. Сидят и разговаривают».
Всё так же скрываясь в тени дерева, я пытался уловить два знакомых очага чакры.
«Нашёл. В подземелье. Но как-то всё слишком легко. Не может быть так мало ниндзя в такой большой крепости. Если только…»
Уже додумывая мысль, я стал обходить каменное сооружение по периметру, всё так же скрываясь в густой растительности. Наконец ворота были обнаружены. Всматриваясь в двух ни о чём ещё не подозревающих шиноби на входе, я медленно вынимал Мурсьелаго из ножен, готовясь мгновенно с ними расправиться. Сонидо. Быстро перерезаю лёгким взмахом занпакто одному горло, а второго вырубаю точным и сильным ударом локтя в висок. Не успевшие среагировать противники падают на землю. Вытерев об них меч, я вошёл внутрь здания и побрёл вглубь по однообразным коридорам.
«Прям как в Лас Ночес всё запутано», - пролетела у меня мысль. Вдруг мне послышались шаги. Я повернулся на звук и удивился, что не обнаружил его источника ранее. Но, как оказалось, чакры у приближающегося не было. На всякий случай я решил не расслабляться и замер, дожидаясь, когда тот выйдет из-за поворота. Нешиноби оказался мальчиком лет тринадцати.
- Закричишь – умрёшь, - произнёс я, переместившись ему за спину и зажав его рот рукой. Тот лишь молча кивнул, и я убрал руку. - Знаешь, где держат заключённых?
Снова кивок.
- Проведи меня туда, - мой взгляд и вид (маска, точнее) не сулил ничего хорошего, поэтому побледневший от страха мальчик, скорее всего слуга, ещё раз молча кивнул и, повернувшись ко мне спиной, без возражений направился исполнять мой приказ.
Мы шли уже довольно долго, немногочисленных попадавшихся по пути шиноби я устранял без проблем, ещё больше утверждаясь в своих недавно возникших подозрениях. Наконец мы прибыли. Спустившись по вырезанной в камне лестнице, я попал в слабо освещённое, немного сырое и просторное помещение, скорее напоминавшее собой пещеру. В стенах было вырублено около двух десятков нешироких, но глубоких углублений, ограниченных решёткой (видимо, это были камеры для заключённых). Сняв свою маску, я стал медленно проходить мимо них, пытаясь разглядеть сидевших внутри и обнаружить среди них моих знакомых, а мальчик всё также тихо шёл рядом. Вдруг тихий голос разрезал тишину:
- Улькиорра? Что ты здесь делаешь? - спросила бледная грязная девушка из темноты камеры.
- Я пришёл за вами. Вы как? Лейко там? - ответил я Нарико.
- Мы не ранены. А как ты смог найти нас? - задав вопрос, Лейко сама ответила на мой последний.
- Это не имеет значения. Главное, что вы целы. А теперь отойдите от решётки.
Дождавшись, когда девушки отойдут, я сделал несколько взмахов Мурсьелаго, и камера лишилась своих железных прутьев.
- Где Ханзо? Тебе должно быть известно, - это уже было адресовано юному слуге, ведь теперь, когда Лейко и Нарико свободны, можно будет заняться им.
- Ханзо-сама направился вместе со своим войском на битву с Конохогакуре к югу отсюда.
«Не понимаю, ведь сражение должно произойти завтра, а не сегодня! Но, в принципе, я уже был почти уверен в отсутствии Саламандра, как только зашёл на территорию крепости». - Каге буншин но дзюцу (техника теневого клонирования)! - три клона появились сразу же на мой зов. - Они будут охранять вас и выведут отсюда к Тейжо.
- Но как же ты?! Ты что, собираешься с ним сражаться?! Ты просто не понимаешь, насколько он силён! - в глазах Нарико можно было отследить всю гамму чувств, начиная с удивления, а заканчивая гневом.
- Я уже всё решил. Если он останется жив, то вам не будет покоя, - несмотря на твёрдость и весь холод в моём голосе, русоволосая девушка не успокоилась.
- Даже если не будет его, то наверняка найдутся другие! Ты просто не можешь рисковать своей жизнью! Ты стал мне другом за то небольшое время, что я с тобой провела! Я не могу…
- Нарико, его бесполезно отговаривать! Он не станет слушать! - стальной голос Лейко перебил говорившую, заставив удивлённо замолчать. Её подруга редко повышала голос. - Главное пообещай, что вернёшься живым!
- Обещаю, - я кивнул и одновременно медленно моргнул в подтверждение своих слов.
- Хорошо. Если так, то удачи, Улькиорра, - грустно произнесла кареглазая девушка, но я уже исчез в звуке сонидо.

Быстро двигаясь в указанном слугой направлении и надевая на ходу обратно маску, я сконцентрировался на своих ощущениях и вскоре обнаружил всплески реяцу (чакры) впереди. Черно-коричневые скалы, составляющие большую часть местного пейзажа, сливались в одно целое на горизонте с вечно хмурым небом, но это мне не помешало различить впереди сражающиеся фигуры. Около сотни шиноби с двух сторон суммарно полегли в этой битве и теперь мирно лежали в лужах крови на земле, а конца схватки ещё не было видно. Трое ниндзя со знаком закручивающейся спирали на протекторах, из Конохи, значит, сражались против одного противника на большом сером призывном животном, напоминавшем внешне саламандру. Одна девушка - блондинка с двумя хвостиками - и двое мужчин: один с длинными черными волосами и жёлтыми змеиными глазами, а другой с длинной копной белых волос, стоявших, как у дикобраза, и завязанных в хвост. На саламандре же стоял… Ханзо. Мускулистый мужчина с длинными светлыми волосами и надетым на лицо респиратором - всё сходится. Вот змееподобный использует технику, выпускающую из его рукавов десятки змей, а Саламандр уклоняется. Я решил не стоять в стороне и вмешаться. Посыл реяцу в ступни - и я уже около врага. Удар ребром ладони - и враг слетает на землю со своего животного. Видно, что коноховцы удивлены: они явно не ожидали увидеть ещё одного участника в странной маске. Но всё же шиноби быстро пришли в себя, и видно, как «дикобраз» уже выпускает иголки из своей причёски. Атака не находит Ханзо, встречаясь с его огненным шаром. В то же время пресмыкающееся пытается сбросить меня с себя своим хвостом, но я вновь использую сонидо, перемещаясь над саламандрой, и формирую серо. Яркий ядовито-зелёный тонкий луч с характерным звуком летит в хладнокровное, спустя секунду разрывая плоть последнего и нанося тому серьёзное повреждение, несовместимое с жизнью. Призывное животное с рёвом падает на землю, произведя в последний раз перед своей смертью атаку, выдохнув в меня облако фиолетового газа. Пресмыкающееся рассеялось дымом с хлопком, а я еле уворачиваюсь от техники Ханзо «Суитон: Суироу но дзюцу». Струя воды, разрезая даже землю на своём пути, проносится мимо меня, а я ощущаю, как всё плывёт перед глазами от полученного мной из воздуха яда. «Змей» кидает в противника взрывные кунаи, заставляя Ханзо немного отступить от меня, а блондинка сразу же со спины атакует его, но снова неудачно, оставляя ударом руки приличный кратер в земле. Я мгновенно телепортируюсь к Саламандру, превозмогая слабость во всём теле и намереваясь разрезать его своим занпакто, но тот снова отпрыгивает. К несчастью этого шиноби или же моему счастью, сконцентрированная до этого реяцу на клинке срывается в тот момент, когда противник отпрыгивает, и оставляет глубокую рану в его груди, а посланный «дикобразом» катон задевает, хоть и не достигает полностью свою цель, успевшую в последний момент уйти с основной линии поражения. Я быстро использую баллу, и мгновенно сорвавшийся с моего кулака комок зеленой энергии сбивает с ног противника, оставляя на нём очередную подпалину, а выпущенные «змеем» в тот же момент кунаи умерщвляют поверженного врага.
«Ханзо Саламандр теперь мёртв», - и мир уже окончательно погружается для меня в темноту, а тело теперь полностью расслабляется и бессильно падает на землю.

Данное обещание. Путь в Коноху

Только придя в сознание, я не стал сразу же открывать глаза и для начала прислушался к себе. Судя по свинцовой тяжести в теле, пошевелить конечностями, а тем более встать, будет для меня сейчас трудновато. Гудящая голова сильно болела, мешая формулировать мысли. Хотелось просто лежать и дожидаться, когда пройдёт такое состояние и станет лучше. Закончив с беглым личным медицинским осмотром, я пересилил себя, чтоб не провалиться снова в сон, и стал вслушиваться в окружение. Тишина.
«Видимо, никого рядом нет», - подумал я и с трудом открыл глаза, только поняв, что маску с моего лица сняли. Равно как, откинув одеяло, не обнаружилось рядом Мурсьелаго, а самого меня переодели в другую, чистую одежду. Вместо привычной чёрной водолазки и зелёной куртки на мне была просторная белая футболка, выставлявшая на показ один из главных атрибутов пустого -дыру, а вместо «штанов» шиноби - чёрные бриджи. Что же касается моего местонахождения, то, оказывается, всё это время я находился в средней по размерам, освещённой факелами, пещере, которая, к моему удивлению, была заставлена многочисленными деревянными ящиками. Место напоминало некое подобие склада, но здесь было сухо, тепло и светло (благодаря факелам), что не могло не радовать. Решив осуществить возникшую мысль и встать с подобия футона, на котором в данный момент лежал, я с усилием сел, сразу почувствовав, как мир начал кружиться и терять краски. Прикрыв глаза и привыкнув к сидячему положению, я вновь их открыл и, немного подождав, продолжил свою попытку становления на ноги. Наконец уже кое-как встав и покачиваясь, я медленно стал продвигаться вперёд в выбранном по наитию направлении и, как я думал, к выходу. Вдруг мой слух уловил шорох шагов в нескольких метрах впереди меня за ящиками, и я замер, имея через несколько секунд возможность разглядеть синеволосую девочку лет десяти, преградившую мне путь. Она сначала растерялась, увидев меня, но почти сразу же собралась.
- Вам ещё рано вставать, яд был очень силён. Цунаде-сама еле смогла от него избавиться, - с беспокойством в «золотых» глазах заявила синевласка. Немного помолчав и не дождавшись от меня ответа, она спохватилась и произнесла: - А-а, я не представилась. Я Конан, а это, - указала она на ещё двух незамеченных мной ранее и выглядывавших из-за ящиков детей, - Яхико и Нагато.
Теперь оба показались полностью, встав рядом с девочкой, и я их мог рассмотреть: рыжий паренёк, твёрдо смотревший на меня с недоверием, но любопытством, и его красноволосый спутник, который мялся из-за явной неуверенности и склонил голову вниз к земле, скрывая длинной челкой половину лица.
Конан, видимо, хотела что-то спросить, с удивлением и интересом рассматривая мою «дыру», но ей помешала это сделать внезапно появившаяся уже знакомая мне из сражения с Ханзо блондинка.
- А меня зовут Улькиорра Шиффер, - решил сразу же представиться я, завидев девушку.
- Улькиорра-сан, так? Необычное имя, - ответила та.
- Можно просто Улькиорра.
- Хорошо, Улькиорра. А я Цунаде Сенджу. Тоже можно просто Цунаде, - замолчала на недолго куноичи и продолжила: - Знаешь, а ты довольно везучий. У тебя очень сильный организм, за пару дней, хоть и с противоядием, справившийся со смертельным ядом. И, как я вижу, ты уже вполне в порядке и лежать уже не собираешься, так что следуй за мной, нам предстоит сложный разговор, - закинув на плечо мою руку, закончила ниндзя-медик (как я догадался из слов Конан) и повела меня, поддерживая, в сторону, откуда вышла. Шли недолго, меньше чем за минуту (ещё учитывая скорость движения) мы добрались до костра, и теперь я имел возможность наблюдать находившихся около него двух знакомых шиноби. Взгляды, которыми они меня одарили, выражали явное недоверие.
- Улькиорра Шиффер, - отдышавшись после нелегкой для меня дороги, повторно представился я.
- Джирая (от автора: гоменносай, не знаю их кланы), - с серьёзностью в голосе произнёс мужчина с копной непослушных белоснежных волос.
- Орочимару, - ответил шиноби с длинными чёрными волосами, прожигая меня испытующим взглядом змеиных глаз.
«Это очень странный шиноби. Хотя шиноби ли, да и человек ли вообще? Та сквозная дыра чуть ниже его шеи не напоминает никакое из знакомых мне дзюцу», - подумал ниндзя.
Тем временем Цунаде помогла мне сесть около костра и приземлилась рядом. Дети расположились поблизости.
- Мы из Конохи, а из какого селения ты? И по какой причине оказал нам помощь? - шиноби, представившийся Джираей, засыпал меня вопросами.
Голова ещё плохо соображала, но я смог сформулировать подходящий ответ и рассказал вкратце свою историю, опуская некоторые детали.
- Я не принадлежу ни к какому селению. Недавно я потерял память, а после очнулся уже в караване торговцев селения Дождя. Они нашли меня на дороге и взяли с собой, обработав раны. Я был благодарен им за оказанную мне помощь, а через некоторое время люди Ханзо напали на караван, убив большую часть находящихся в нём. Так что то, что вы называете помощью, как таковой не является. Это просто была месть Ханзо за содеянное. – «Я почти не соврал, но и не сказал полную правду. По крайней мере, им не стоит знать большего».
- Эм… А что это у тебя тогда за дыра… в шее? - неуверенно замялась блондинка.
- Я не знаю, откуда она взялась.
- Ладно… Наверное, ты голоден, вот, возьми – поешь, - сняв какую-то миску с костра, протянула её мне Цунаде.
- Спасибо.

Я даже не догадывался до этого, как проголодался. Суп оказался довольно неплох, хоть и состоял в основном из овощей и зелени. Быстро поглощая предложенное, я ощущал на себе взгляды, а тишина становилась всё невыносимее.
- У тебя довольно необычный меч, - решил её разрушить «змей».
- Возможно, - не стал возражать я. - Он был при мне, когда я очнулся, но ничего насчёт его «необычности» я не знаю, - Орочимару только хмыкнул, тем самым окончив наш короткий диалог.
- И что собираешься делать дальше? Ты ведь не принадлежишь ни к одному селению, значит, тебя будут считать Нукенином. Неужели присоединишься к Дождю? - влез Джирая.
- Нет, здесь мне не место… А вы хотели мне что-то предложить? - я равнодушно поинтересовался.
- Ну… - немного растерялся мужчина, - можешь пойти с нами в Коноху. Сильных шиноби деревня всегда готова принять.
- Джирая… - пыталась возразить Сенджу.
- Я согласен с ним. Четвёртый скорее всего будет не против, - поддержал беловолосого Орочимару.
- Но… - пыталась что-то ещё сказать девушка, но замолчала.
- Я согласен пойти с вами.

Пришлось задержаться в селении Дождя ещё на неделю, дожидаясь моего полного выздоровления. Несмотря на противопоказания Цунаде, я всё же проводил физические нагрузки, чтоб не потерять форму. Меч мне доверили, поэтому кендзюцу я тоже отрабатывал, иногда тренируясь с Орочимару. Джираю же я попросил отправить письмо с призывной жабой моим знакомым в «Алую зарю» - в питейную с гостиницей, где они должны были меня дожидаться, - чтоб не волновались о моём отсутствии. С шиноби у меня сложились довольно неплохие отношения, хоть и не полностью доверительные. Дети же вначале меня немного побаивались (наверняка из-за необычной внешности), но со временем я вполне смог с ними сдружиться.
- Улькиорра-сан, а какова Ваша цель в жизни? Ну, стремления, - как-то за ловлей рыбы на шестом дне внезапно спросил меня Яхико. Конан и Нагато также повернули головы ко мне и стали дожидаться ответа. Я же задумался.
«Занпакто что-то говорил про судьбу и то, что она будет направлять меня. Но что именно является для меня целью?»
«Скоро этот мир будет ожидать война. Ты должен будешь предотвратить её, заняв одну из сторон… Сил тебе должно будет хватить к тому времени», - внезапно откликнулся голос в моей голове.
«А какую именно сторону мне стоит принять?»
«Ту, которая будет придерживаться наиболее правильных идей. Наверняка общей целью противников будет изменение мира к лучшему, но методы будут разные», - закончил занпакто, интонацией давая знать, что разговор окончен.
«Всё равно непонятно», - подумал я, но решил озвучить то, к чему пришёл:
- Изменить мир к лучшему.
- Вы, правда, так считаете?! - неожиданно воскликнул с энтузиазмом Яхико, а в глазах остальных ребят зажглись огоньки. - Я тоже так думаю! И во что бы то ни стало стану сильнее и тогда уж изменю этот мир! Я не допущу таких кровопролитных войн, как эта, больше не будет страданий и таких сирот, как мы! - вскочив, мальчик своим криком наверняка спугнул всю рыбу, но всё равно не унимался.
- А давайте объединимся! - внезапно предложил он мне. - У нас тогда будет большая вероятность успеха! Вы сильный шиноби, а когда мы с ребятами пройдём тренировку Джираи-сенсея, то вместе мы станем ещё сильнее!
«Джирая говорил мне об их потенциале, и то, что заявляет этот ребёнок, возможно, станет правдой в будущем. Возможно, это знак…» - Ну что ж, я не против. Только подрасти сначала, - попытался улыбнуться я, что, на удивление, получилось.
- Хорошо! Но только не забудьте про то, что обещали! - с такой же улыбкой, но более радостной, выдал Яхико, а потом задумался и заметно погрустнел. - Как жаль, конечно, что вы уходите завтра… Но я обязательно сообщу Вам, когда буду готов, и мы вместе будем менять этот мир! - снова воспрял духом рыжеволосый. - Ведь так, Конан, Нагато?
Те усердно закивали головами, с восторгом глядя на будущего предводителя. На этом и договорились.
В будущем я ещё не раз вспомню этот разговор и то самое обещание, данное одним обычным пасмурным днём в деревне Дождя…

Вот и подошёл день нашего отбытия из Аме. Мы втроём, без Джираи, который всё же под уговорами детей сдался и остался на некоторое время тренировать юных шиноби, отправились в Коноху. По пути не произошло ничего необычного, за исключением нескольких встреченных по пути групп разбойников, с которыми мы справились без труда. Я даже ни капли реяцу не потратил на них и меч не обнажал, орудуя одним лишь тайдзюцу. Добрались чуть меньше, чем за день, хотя я мог бы и быстрее. Но не стал, мне хватило косых и удивленных взглядов спутников на моё первое недалёкое перемещение. Моя «телепортация», кроме того, что была чересчур для них быстрой, обладала ещё и характерным, необычным для жителей этого мира звуком, поэтому я решил пользоваться стандартным методом перемещений шиноби по деревьям. Всего-то требовалось немного изменить сонидо и вливать в ноги лишь самую малость реяцу.
Кажется, мы уже близко. Орочимару подал мне знак рукой, и, вглядевшись вдаль, я смог заметить едва приметные из-за скрывающей их густой растительности большие, нет, ОГРОМНЫЕ раскрытые зеленые ворота на фоне таких же ОГРОМНЫХ светло-коричневых стен, окружавших, как крепость, деревню. Правда до Лас Ночес всё равно далеко, но впечатляет. Приблизившись к воротам и замедлив бег, мы вошли внутрь, а Орочимару с Цунаде коротко кивнули сидевшим на входе, судя по протекторам, двум шиноби. Те явно растерялись их неожиданному появлению и оторвались от разговора, а один брюнет с растрепанной короткой прической и какой-то белой повязкой на носу судорожно быстрым движением руки смахнул под стол какие-то карточки с одинаковым рисунком на одной стороне.
«Вроде, это называется картами…»
Рассматривать безответственных стражей времени не было, поэтому я поспешил за своими спутниками, как ранее они мне сообщили, в резиденцию Хокаге, доложить о завершённой миссии, Джирае и обо мне. А Хокаге, как они пояснили, - это самый сильный и, следовательно, самый уважаемый ниндзя в селении. К слову, сейчас им является Минато Намикадзе - четвёртый по счёту человек, занимающий эту должность со дня основания Конохи. Его лицо, вырезанное на большой скале, я на бегу и разглядывал.
Мы довольно быстро приблизились к большому красному зданию закруглённой формы, располагавшемуся перед монументом Хокаге, что мои сомнения насчёт того, что это и есть резиденция, таяли с неумолимой скоростью. Они окончательно развеялись, когда мы вошли внутрь, поприветствовав шиноби в странной звериной маске, стоявшего на входе. До кабинета Хокаге добирались молча, лишь глухие шаги, разносившиеся по деревянным коридорам, нарушали тишину. Поднявшись по лестнице, наша тройка вскоре остановилась, а Орочимару постучал в массивную широкую дверь. Услышав тихое «войдите», мы прошли внутрь и попали в светлое с большим окном, отделанное деревом помещение.
- Здравствуйте, Хокаге-сама.
- Добрый день, - деловым тоном ответил голубоглазый молодой мужчина лет двадцати, сидящий за столом перед нами. - Орочимару-сан, Цунаде-сан, с вами нет Джираи… - нахмурившись, произнёс блондин. - Но думаю, сейчас вы мне всё объясните. И насчёт Джираи, и задания, и по поводу гостя… - коротко брошенный изучающий взгляд в мою сторону, - я тоже хотел бы услышать.
- Так точно, Хокаге-сама, - синхронно ответили шиноби.
- Докладываю, - взяла роль рассказчика на себя Цунаде, - Ханзо уничтожен, теперь, без предводителя, расправиться с его оставшейся армией - вопрос времени. С большими потерями, но мы справились с поставленной задачей. Пришлось пожертвовать всей группой… - промелькнула легко читающаяся грусть на лице молодой женщины. - Но мы бы и благодаря им сейчас не стояли перед Вами и, как бы это странно ни звучало, провалили бы задание, если бы нам не помог этот шиноби, находящийся в данный момент здесь рядом с нами. По его словам, у него были собственные мотивы для убийства Саламандра, но это не меняет его заслугу. Что же касается Джираи, то он жив и, как выразился, «наконец обрёл достойных учеников и исполнит своё предназначение». Просил передать, что задержится на три года. Это всё, если в кратких деталях.
Намикадзе задумался, оперевшись лицом на скрещенные перед носом кисти, и его взгляд стал сосредоточенным. Я чувствовал, что сейчас решается моя судьба. Подняв глаза от стола, глава деревни несколько минут пристально рассматривал меня, а потом вздохнул и, наконец, выдал:
- Твоя помощь, оказанная деревне, неоспорима, эм…
- Улькиорра Шиффер.
- Улькиорра-сан, я от лица Конохи искренне благодарю тебя и думаю, что вполне смогу отблагодарить. Ты можешь назвать сумму…
- Хокаге-сама, приношу Вам свои извинения, но не стоит. Меня не интересует материальное вознаграждение, я пришёл по совершенно другому поводу. Да и селению в связи с войной средства нужны больше… Я хотел бы вступить в селение.
На лицах всех присутствующих читалось искреннее удивление. Цунаде хоть и знала о моей цели, но наверняка не думала о том, что я откажусь от вознаграждения. Отличился от всех Орочимару, лишь вздёрнув вопросительно бровь на моё заявление.
- Орочимару-сан, Цунаде-сан, спасибо, вы свободны, - произнёс молодой Хокаге, быстро справившись с эмоциями, и продолжил, когда шиноби удалились: - Это довольно неожиданно. Даже несмотря на оказанную нам услугу, твоё требование сложно осуществить… - возразил Намикадзе. - Требуется согласие старейшин… - всё ещё обдумывая, продолжил мужчина. - Но хорошо, я дам своё согласие на твоё вступление в Коноху… Но при одном условии! Только если ты пройдёшь проверку у клана Яманака и у тебя не окажется злостных намерений насчёт деревни, - закончил Намикадзе и продолжил более мягко: - Я понимаю, что это довольно неприятно, ощущать недоверие, но так надо. К тому же, проверившись, у тебя будет больше шансов получить одобрение старейшин, - вздох, - также я предоставлю тебе на время решения совета жильё и питание, раз от вознаграждения ты отказался… А теперь, если тебе не сложно, мне бы хотелось узнать твою историю. Вот, садись в кресло…

Обустройство в деревне

Услышав поведанный мной рассказ, Хокаге остался не совсем доволен, ввиду его неполноты, но, как и обещал, вручил мне документы на квартиру, на бесплатное питание три раза в день в любом заведении Конохи и направление в больницу на осмотр с лечением, если захочу восстановить свою память. Правда, вернуть мне воспоминания могут, как выразился Намикадзе и клан Яманака, но этот процесс может отразиться на моей психике. Естественно, я отказался, но только по другой, известной только мне причине, а сейчас, спускаясь по лестнице с шиноби в звериной маске на нижний этаж резиденции к менталистам, обдумывал способ избежать вмешательства в свой разум, что могло привести к раскрытию. Это навело меня на мысль о занпакто.
«Мурсьелаго, ведь ты часть моей души, следовательно, связан в какой-то степени с моим сознанием», - скорее утвердительно, чем вопросительно, обратился я к занпакто.
«Да, это так», - с некоторой неохотой всё же отозвался меч.
«Значит, в твоих силах оградить некоторые мои воспоминания?»
Спустя некоторую паузу, наполненную лишь скрипучими звуками шагов по дощатому полу резиденции, Мурсьелаго соизволил мне ответить.
«Хм… да. Я понял тебя», - произнёс меч, когда я уже заходил в небольшое, плохо освещенное помещение с одним столом и двумя стульями и увидел трёх мужчин, судя по виду, уже давно ждавших меня.
И занпакто не подвёл: Иноичи-сан - глава клана Яманака, молодой мужчина с серьёзным лицом и длинными светлыми волосами, забранными в высокий хвост, - смог прочитать лишь ту нужную мне часть памяти, которую не скрыл меч, и при этом ни о чём не догадался. Получив от него положительный ответ в виде кивка, двое других мужчин, бывших с менталистом до моего прихода, и мой сопровождающий наконец расслабились, до этого постоянно находясь в боевой готовности.
- Можете идти. У меня не осталось вопросов, - немного грубым голосом заключил Яманака, обращаясь к приведшему меня шиноби.
- Как скажете, Иноичи-сан, - почтительно ответил тот и обратился ко мне: - Пройдёмте со мной, Улькиорра-сан, я проведу Вас в Ваши апартаменты.
Покинули менталистов и резиденцию мы тем же путём, что и пришли. И сейчас, неспешным шагом продвигаясь по одной из главных улиц оживлённого зелёного городка, я смог получше рассмотреть окружающую меня обстановку деревни. Невысокие и по виду уютные деревянные домики были разделены небольшими улочками. Вдоль главной, широкой дороги размещались маленькие торговые лавочки и магазинчики, а многочисленные прохожие, передвигаясь плотными потоками, активно переговаривались и покупали товары. Дети сновали туда-сюда, один даже натолкнулся на меня. Город жил вопреки войне и в отличие от Аме. Но всё же некоторая усталость просвечивалась на лицах людей. Война оставила свой отпечаток и, если приглядеться, можно было увидеть тоску и измождённость за напускной беззаботностью. Многие жители-шиноби ушли в войска, благо, что до Конохи армии неприятеля из Суны и Ивы не добрались. Хотя не факт, что не дойдут.
Шиноби из АНБУ, специальной организации под управлением Хокаге, долго вёл меня, можно сказать, к другому концу деревни, но всё же мы пришли и остановились у входа в небольшой, типичный для селения деревянный домик с небольшим садом и полигоном на заднем дворе.
- Улькиорра-сан, мы прибыли. Вас устраивает этот вариант?
- Вполне, - отдалённость от центра была мне только на руку - меньше суеты, а состояние дома меня не волновало.
- Хорошо. Позже я сообщу Вам о решении Хокаге-сама и старейшин. Если возникнут вопросы, - он достал из набедренной сумки свиток, - можете выполнить призыв со свитком, я получу сигнал и через некоторое время прибуду.
Приняв протянутую мне вещь и сухо поблагодарив ниндзя, я отправился осматривать дом, который оказался вполне неплох: два этажа, полный комплект мебели и относительная чистота. Окончив с осмотром, я отправился на задний двор. Теперь времени было достаточно и можно было в полной мере заняться саморазвитием. Во-первых, требовалось вернуть себе прежний объём реяцу и состояние тела усиленными тренировками. Во-вторых, увеличить контроль медитацией, а в-третьих, отточить техники воды. Возможность узнать про свои стихии подробнее представится уже когда я получу протектор.

Пробежка в сотню кругов по полигону, отжимания, поднятие тяжестей, метание сюрикенов и кунаев по мишеням на деревьях стали неотъемлемой частью жизни меня-человека, ибо в теле пустого я в этом не нуждался. Раньше сила напрямую зависела от количества и качества реяцу, сейчас же от физической силы и чакры. Дальше следовали занятия рукопашного боя и с мечом. Вызвав шесть клонов, я заставил их сражаться друг с другом, а сам сел медитировать. Спустя три часа, развеяв по очереди копий, чтоб не упасть от навалившейся за одновременную отмену техники нагрузки, я вновь повторил теневое клонирование, дав команду напасть на меня копиям и принявшись с ними уже за стихию. Комбинируя в схватке пока что известные мне только три техники воды, мы постепенно перешли на тайдзюцу, а затем и на кендзюцу. Сражаться с самим собой было трудно, казалось, что противник буквально знает каждый твой следующий шаг, поэтому я добавил несколько новых придуманных мной в процессе тренировки приёмов, сведя количественное преимущество на нет. Победив всех, я присел на землю и немного отдышался. Уже близился вечер, за всем этим время пролетело незаметно, и желтый диск солнца постепенно опускался к горизонту. Медленно встав, я направился с полигона в дом и, распаковав и залив кипятком найденный в нижнем шкафчике на кухне рамен, поужинал. В таком темпе прошли четыре дня.
     

Публикатор: Vikki_La 2013-02-10 | Автор: | Бета: MissAstral | Просмотров: 773 | Рейтинг: 0.0/0