Наследие хвостатых Демонов или Жить под диктовку судьбы от Pain_forever — Драма Наруто фанфик
Чт, 2016-12-08, 12:45

Вход · Регистрация
 
 
   
Главная » Фанфики » Драма

Наследие хвостатых Демонов или Жить под диктовку судьбы

— Черт, да, что же он такое? — гневно взревел Дейдара после очередной атаки шестихвостого, оглядываясь на своего напарника.

Парень, чье лицо было скрыто маской, обездвижено лежал на песке. Его тело, все еще окруженное разрядами молнии неестественно-желтого цвета, было парой минут назад отброшено монстром, заключенным в рыжеволосого путника. Явно не ожидавший такого хода событий блондин нервно лепил из глины птиц различных размеров, явно не желая сдаваться. Почти завершивший свое преобразование, монстр с тремя хвостами бросился в сторону подрывника, вовсю сверкая молниями. Уже не было секретом, что сил у самого носителя оставалось не так много, чтобы обеспечить биджу полное превращение. Полуживотное-получеловек двигалось куда медленнее после каждой своей атаки. Окруженный ловкими, подвижными глиняными птицами Дейдары монстр пригнулся, чтобы своим гигантским прыжком вырваться из кольца. Позволив ему чуть оторваться от земли, птицы все до одной взорвались, максимально приблизившись к цели. Блондин торжествующе ухмыльнулся, отрывая два пальца от губ. Образовавшееся облако было внезапно рассеяно вырвавшимся из дыма горностаем. Со всего его тела, срывались яркие потоки желтых искр. Блондин моментально отпрыгнул в сторону, оглядывая уцелевшего монстра. Это казалось невероятным, но теперь количество хвостов уменьшилось до одного. Заметной явилась и малая подвижность. Подрывник, оценивая свои силы, все же решил продолжить свои атаки с надеждой на полное ослабление противника. Он резко вскочил на подлетевшую к нему глиняную птицу и уже сверху наблюдал за врагом. Джинчурики был не к месту спокоен и выжидающе наблюдал за действиями блондина, размахивая единственным хвостом.

«Этого не может быть, — мысленно подметил подрывник, — инкарнация хвостатых? Неужели такое и вправду существует? В любом случае, он ослаблен, это — факт. Уже не так подвижен, значит, можно попробовать провернуть ту же схему, что и в тот раз».

Дейдара, вдохновившись своей идеей, стал сбрасывать на землю маленьких паучков. Последние, в свою очередь, старались либо прикрепляться к самому монстру, либо садиться на землю, постепенно выкладывая собой минное поле. Биджу, однако извивающийся под невиданными углами, все же едва ли уворачивался от глиняных созданий. Подрывник понимал, что глина — хороший изолятор и его творения спокойное продержатся значительное время даже на искрящейся поверхности шестихвостого. Но также было понятно, что особо вреда от этих маленьких взрывов, пусть и массовых, для монстра не будет. Тогда подрывник решает применить свое практикующее средство: организменную бомбу. Разработку этого оружия Дейдара начал еще когда находился в пределах своей деревни. Ухмыльнувшись, он выпустил двух гигантских птиц, которые сразу же окружили демона и, подлетев к нему вплотную, разорвались на части. По своей сути, джинчурики, не завершивший свое превращение — такой же живой смертный организм, который, естественно, и дышит. Наверное, то, что шестихвостый не смог полностью преобразоваться, и спасло положение подрывника. В следующие секунды джинчурики рванул с места, решив то ли провернуть какую-то махинацию, то ли просто сбежать. Даже подрываясь в некоторых местах на мелких творениях Дейдары, монстр продолжал нестись дальше от парящей в воздухе птицы с ее хозяином. Но дело было сделано.

— Я чувствую каждую микроскопическую копию моего искусства в твоем теле, — самодовольно улыбаясь, подрывник преследовал полуобращенного монстра.

Птица блондина снизилась ближе к подорванной цели. Постепенно его ухмылка сошла, а глаза расширились от удивления. Полуобращенный резко сменил направление и уже двигался навстречу преследующей птице. Одним мощным прыжком шестихвостый достиг глиняного творения, чуть развернувшись, испустил странные свистящие звуки и тут же выпустил из своей пасти плотный поток воды, намочив еле удержавшуюся в воздухе птицу. Не успев спрыгнуть с разваливающегося куска глины, к блондину подскочил джинчурики и двумя ударами мощных передних конечностей нанес урон как хозяину, так и его искусству. Стоило голове птицы рухнуть от первого удара, как монстр вытянул вторую конечность. К счастью для подрывника, удар прошел по касательной. Однако как только блондин приземлился на землю, то чуть не потерял сознание от боли в боку. Пытаясь сохранить равновесие, парень не успел среагировать на следующую атаку шестихвостого. Джинчурики также приземлился на поверхность и, сразу сделав бросок в сторону противника, в движении развернулся и со всей силы отбросил нукенина своим искрящимся хвостом. Сейчас Дейдара в полной мере ощутил на себе все прелести тока. Понимая всю безвыходность ситуации, он тут же приложил два пальца к губам. Он прекрасно знал, что спустя определенное время все маленькие бомбы в организме джинчурики благодаря природе его чакры одна за другой нейтрализуются. В тот же момент он произнес «Кац», и все то, что осталось в теле противника взорвалось. Биджу, вот уже готовившийся к очередной атаке, внезапно упал на колени, выпуская изо рта клубы дыма. Однако он не умер, как ожидал того Дейдара. Сам подрывник осторожно осел на землю, тяжело дыша. Заинтересованно глядя на своего противника, он приложил руку к ноющему боку и смахнул челку с лица. Джинчурики, все еще не теряя форму первой стадии, продолжал искрить желтыми зарядами, окутывая себя облаками дыма. Словно реабилитируясь, он с минуту простоял в том же положении, а затем, задрав голову, с шумом стал вбирать в себя воздух. Постепенно поднимаясь с колен и опуская свою голову, монстр, шатаясь, направился в противоположную от подрывника сторону. Желая заполучить почти измотанного зверя, Дейдара выпустил нескольких птиц, которые преградили противнику дорогу. Джинчурики злобно оскалился и окатил надоедливых созданий водой, а затем своим единственным хвостом разметал их по разные стороны. Переведя дух, блондин сам встал напротив монстра. Шестихвостый выжидающе смотрел на оппонента, а затем, широко раскрыв свою пасть, пронзительно закричал. Удивленный подрывник чуть отступил назад, но было поздно. Сверкающий разряд на пару со звуковой волной достиг его в считанные секунды. Ощутив ужасную боль в теле, быстро растекавшуюся от места того самого касательного удара, блондин рухнул на землю и, словно в эпилептическом припадке, под действием электрических разрядов стал судорожно дергаться. Еще пара секунд такого удовольствия могла бы убить парня, однако поток резко прекратил циркулировать, и блондин замер в траве. Вдруг резко замолчавший монстр удивленно отступил перед возникшем из ничего самим Лидером секретной организации. Являя собой высокого рыжеволосого мужчину в черном плаще с красными хламидами, он сумел блокировать атаку джинчурики. Следом появившаяся напарница сразу же подступила к отступнику Скалы и убедилась, что тот еще жив. Джинчурики напряженно размахивал хвостом, выжидая. Пейн не стал медлить и сразу же атаковал противника техникой Земли, пытаясь выжать из него все оставшиеся соки. Маневрируя между глыбами и периодически отбивая их, монстр быстро приближался к мужчине. Напарник Конан использовал ветряные кольца в противовес его стихийным атакам элемента молнии. Как только кольца стали сужаться вокруг тела джинчурики, Лидер организации максимально приблизился к монстру и проткнул его насквозь скрытым в рукаве теневым штыком. Затем длинноволосый резко отломил часть оружия, оставив штык блокировать потоки чакры, и отскочил в сторону. Джинчурики, наклонив голову, попытался разорвать сковывающие его руки кольца. Имея чуть превосходящее количество чакры, монстру удалось окружить воздушную технику молниями, несмотря на штык, и та поддалась. Лопнувшие кольца исчезли, и освобожденный от оков шестихвостый постепенно стал все больше и больше приобретать человеческие черты. Наконец, мужчина смог не без усилий вытащить торчащий из живота длинный осколок теневого оружия. Искрящаяся чакра монстра, сидящего внутри, сразу же стала пульсировать на месте раны, миллиметр за миллиметром стягивая ее.

— Я уж думал, ты не покажешь нам своего лица, Яхико, — безразлично глядя на противника, сказал Лидер Акацуки.

Невольно напряглась и Конан, сидящая подле подрывника, пытаясь привести того в чувства. Резко повернув свою голову в сторону джинчурики, женщина чуть сузила глаза.

— Этого не может быть, — прошептала она, вглядываясь в коричневые глаза раненного мужчины.

Джинчурики, тяжело дыша, с горечью переводил взгляд на отражения своего прошлого.

— Как видишь, он жив, — ядовито бросил мужчина с пирсингом по всему лицу, отбрасывая длинные волосы. — Плюс, теперь и джинчурики. Какой приятный сюрприз, Яхико, в особенности для тех, кто уже 15 лет считает тебя мертвым. Да, твое тело так и не нашли. Но я… — его голос дрогнул, — сам тебя убил.

Отчасти разгоряченный Лидер сжимал кулаки все сильнее, требуя объяснений от старого друга. Собеседник стал отхаркиваться кровью, вытирая губы разбитыми костяшками пальцев. Внимание к себе привлек очнувшийся подрывник. Скорчившись от боли, тот встал, опираясь на Конан, и, пораженный увиденным, застыл на месте.

— Вы нарушили приказ, — мрачно отозвалось длинноволосое тело с пирсингом, обращаясь через плечо к очнувшемуся, — я сам со всем разберусь. Конан, уходите.

Женщина с бледно-фиолетовой розой в волосах хотела было возразить, но, передумав, ухватила блондина за плечо. Стоило тонким пальцам куноичи коснуться его плаща, как они вместе исчезли, рассыпавшись на мелкие бумажные лепестки. Яхико сожалеющим взглядом проводил бывшую напарницу по команде, а затем уставился на тело противника. Именно тело, потому как мужчина уже давно понял, кто управляет этой грудой пирсинга в чужой плоти. Нагато… его собственное ослабленное тело находилось не так далеко, джинчурики знал об этом. То, что стояло перед ним, было ничем иным, как мясом с натыканным в него чакроприемниками. Однако не стоит недооценивать противника, потому как тело прекрасно подчинялось управлению и силы бывшего друга заметно возросли с их последней встречи.

— Я не хочу сражаться с тобой, Нагато, — отводя взгляд, произнес джинчурики.

С губ противника сорвался смешок.

— Сражаться? Не хочешь? Помнится мне, это ты создал Акацуки и втянул нас в войну с Саламандром. Это из-за тебя Конан оказалась в таком состоянии, что я был вынужден применять техники внушения, чтобы уберечь ее от суицида. Она думала, что ты, перед тем как напороться на мое оружие, просчитал последующий перенос тела, а сам погиб. Она искала тебя, винила себя в твоей смерти. Ты, желая навести порядок в мире, оставил самых близких в разрухе и страданиях. Зачем ты вернулся? Акацуки обойдутся без твоей помощи.

Нагато внешне казался абсолютно спокойным, однако внутри его сотрясали злость и ненависть к бывшему другу и напарнику. Джинчурики, откашлявшись грязно-красной кровью, посмотрел прямо в глаза своему собеседнику.

— Останься я в живых, Ханзо бы перерезал ей горло в ту же секунду. Он поставил условие, если ты помнишь.

— Он не сдержал бы его и все равно убил Конан. Только за счет риннегана мы победили, — гневно перебил его Нагато. — Только благодаря мне она осталась жива, как и все остальные.

— Тебя нужно было подтолкнуть к действиям, — спокойно возразил бывший напарник, — Я не мог больше тратить времени на уговоры Саламандра отпустить ее. То, что я сделал, пробудило твою силу и сохранило ей жизнь. Я все рассчитал.

Будто бы озверевший управляемый Нагато сорвался с места и, достигнув цели, а точнее — джинчурики, в ход пошла мощная техника Деревни Дождя.

— Только от страданий любящую тебя девушку ты не избавил, — потоками сбивая с ног, со злобой процедило тело.

Не выдержав удара, шестихвостый упал на колени. Стоило ему в очередной раз сплюнуть кровь, как ветровые нити стянули его шею.

— Беременную, — почти шепотом произнес Яхико, закрывая глаза.

Опешивший Нагато вытаращился на своего бывшего друга. Его глаза залились кровью.

— Лжешь, — одним движением тело подскочило к джинчурики, схватив того за волосы и отводя голову назад.

Было достаточно одного прикосновения к скованному воздушной стихией джинчурики, чтобы Нагато через проводника смог убедиться в правдивости слов бывшего товарища по команде. Тело, наделенное способностью считывать мысли жертв и лишать их душ, в точности передавало лидеру организации все события, произошедшие в тот роковой день. Перед его глазами, словно слайдами, одна за другой сменялись изображения. Периодически они приобретали эффект видео. Это было невыносимо: смотреть на то, как девушка, которую ты искренне полюбил за тяжелые годы войн, предпочитает тебе не просто другого парня, а к тому же и друга, и соперника в одном лице. Пока тело крепко сжимало волосы Яхико, Нагато продолжал смотреть на столь неприятные ему моменты. Он со жгучей злобой наблюдал за тем, как вечный соперник его детства и одновременно лучший друг нежно обнимал его возлюбленную, целовал ее руки, касался ее губ. Он слышал каждый ее вздох, каждый стон, с такой болью отдававшийся в его сердце. В его голове, словно бомбы замедленного действия, отпечатывались их поцелуи, ее счастливое лицо, эта улыбка… Тело резко отдернуло руку от головы Яхико, хранящей столь невыносимые ему воспоминания. Сразу же лопнувшие потоки-оковы спровоцировали кашель с еще большим количеством крови.

— Ты не достоин ее чувств. Я был единственным, кто любил ее, — скрипя зубами, процедило тело, с ужасом глядя на свои руки.

— Ты… ошибаешься, — хрипло возразил Яхико, поднимая глаза на друга в прошлом, — я избегал ее, пытаясь дать тебе шанс стать ей ближе. Но ты сделал свой выбор: ты оставил ее и ушел на миссию.

В следующий момент обезумевшее тело схватило мужчину за горло и, сдавив, прошипело:

— Ты должен был тогда умереть, Яхико, но ты выжил. И я не позволю тебе впредь причинить ей боль. Сейчас моя очередь выбирать, давать тебе шанс увидеть ее лицо перед смертью или нет. Пожалуй, я просто вытяну из тебя жизнь и сделаю твое тело своей марионеткой.

Внезапно на руку сдавливающую горло Яхико легла теплая ладонь. Конан, внимательно глядя в глаза управляемому телу, мягко произнесла:

— Отпусти его, Нагато.

Опешивший мужчина с пирсингом ослабил хватку, отступая назад, и шея бывшего друга выскользнула, а само тело рухнуло с колен на землю. Синеволосая куноичи моментально опустилась рядом со своим любимым и осторожно приподняла его голову. Ослабленный Яхико нашел в себе силы открыть глаза и улыбнуться женщине. Он перевел взгляд на подконтрольное тело. Оно стояло несколько отрешенно, словно раздумывая после потери чего-то важного.

— Ты не должна была приходить, Конан. Этот человек заставил тебя поверить в собственную смерть, ему не было дело до тебя на протяжении этих чудовищных 15 лет. Оставь его, я прошу тебя в последний раз, — наконец, высказался Нагато, пытаясь образумить девушку. — Если ты сделаешь это, я отдам должное нашей былой дружбе и позволю ему уйти. Быть может, побег в очередной раз спасет ему жизнь… В твоём распоряжении часы оставшейся жизни, Яхико. Потрать их с пользой.

Тело выжидающе смотрело на пару у своих ног. Обладательница бумажной розы в волосах, заметив кивок своего возлюбленного, только лишь сильнее сжала его плечи, то и дело вздрагивающие на ее коленях. Нагато, видя то, как нерешительна его напарница, чуть наклонился к ней и ухватил под локоть. Неохотно, но куноичи поддалась, прекрасно зная, что ее напарнику ничего не стоит высосать из него оставшуюся искру жизни. Осторожно подтягивая к себе Конан, предводитель Акацуки с горечью наблюдал за тем, как тяжело им дается разжать руки. Оставив бывшего друга лежать одного, Нагато уверенно держал Конан за локоть. Яхико, улыбаясь разбитыми губами, продолжал тянуть руку к друзьям своего детства, к людям, с которыми он разделил самые ужасные годы, одолев собственную смерть. Не в силах смотреть в его окровавленное, но такое счастливое лицо, женщина хотела было броситься к нему, но лидер все еще крепко удерживал ее на месте.

— Конан… — сипло донеслось до напарников.

В тот же момент лепестки аккуратно вплетенной розы стали опадать прямо перед глазами женщины. Ее глаза расширились и с ужасом смотрели на тающее тело своего любимого. Постепенно растворяясь и оставляя после себя внушительную лужу тёмной, припекшейся к земле крови, Яхико исчез с такой до боли знакомой детской улыбкой на лице. Его последние слова словно застыли в воздухе: «Береги ее». Чувствуя нарастающее опустошение, девушка осела на землю, опуская голову. Она с болью смотрела на то, что осталось от подарка самого дорого ей человека — отца ее ребенка. Нагато, отвернув голову в сторону, тоже ощущал это странное чувство — чувство потери. Впервые за такое долгое время, в нем проснулись эмоции, благодаря его лучшему другу. Удивленное тело, приложив руку к своей груди, подняло глаза к небу. Чувствуя каждую бесшумно скатывающуюся слезу с лица напарницы, Нагато с шумом выдохнул, стараясь успокоить в себе нарастающую тревогу за жизнь друзей своего детства.

Публикатор: Painforever 2013-06-06 | Автор: | Бета: RikudoSenin | Просмотров: 539 | Рейтинг: 2.3/3