Сохранить душу от Домэхин — Драма Наруто фанфик
Пт, 2016-12-09, 14:29

Вход · Регистрация
 
 
   
Главная » Фанфики » Драма

Сохранить душу

В помещении темно, лишь только тусклый свет уличных фонарей, проникающий в единственное окно, позволяет различить смутные очертания предметов. Не слышно практически ни единого звука, только чье-то прерывистое дыхание.
Свет фар проезжающей мимо машины на пару мгновений выхватывает из тьмы комнаты силуэт женщины, сидящей на коленях. Ее голова опущена, а растрепанные светлые волосы скрывают лицо, поэтому нельзя сказать, что чувствует она под дулом пистолета, направленного ей в голову.
Черные глаза ее палача ничего не выражают. Он, не мигая, уже несколько минут смотрит на свою жертву, не спеша спустить курок. Ни разу не шелохнулся, стоит, словно каменное изваяние, даже практически не дышит.
Учиха Саске – профессиональный убийца на службе правительства. Он один из тех, кто из тени следит за порядком в стране, устраняя неудобных личностей. И там, где у него должна быть душа, тоже темно.
У него нет семьи, он одинок. В его жизни было много людей, почти все они погибли от его рук, не оставляя даже легкого отпечатка на его душе. Она была одной их тех немногих, кому все же удалось проникнуть в темный мир Учихи Саске. Самуи была его проводником на этом скользком пути.

Своих родителей Саске не помнил, все его детство прошло в приюте. Многие дети недолюбливали нелюдимого замкнутого мальчика, который с долей презрения во взгляде смотрел на них. Именно это стало причиной избиений со стороны остальных сирот.
Однажды в приют пришли странные люди: двое мужчин и одна женщина. Они выглядели нормально, остальные дети ничего не заметили. Но Саске чувствовал, что что-то не так, что-то внутри него говорило, что эти люди опасны. И он был прав, но выяснилось это немного позже.
Они внимательно изучали детей, крутившихся возле них, на их лицах не читалось никакого интереса. Саске сидел за столом и делал вид, что рисует, но на самом деле исподтишка наблюдал за ними, ждал того, что они выдадут свою истинную сущность неосторожным жестом или словом.
- Этот. Мы берем этого, - раздался немного резкий голос позади него.
Саске немного напугано посмотрел на женщину, которая так незаметно подобралась к нему. Лицо не выражало ничего, но бирюзовые глаза словно пронизывали его душу насквозь, пробираясь взглядом в самые потаенные ее уголки.

Так он стал одним из них. Имя клана убийц на службе у государства было строго засекречено, даже сам Саске, будучи официально причисленным к ним, долгое время не знал его.

Годы шли один за другим, каждый следующий был похож на предыдущий. Никакого разнообразия, одни и те же люди вокруг. Люди, которых нужно убить во благо государства. Саске верил в то, что это так, но его все чаще посещало странное чувство. Чувство того, что он что-то теряет, что-то важное, что обязательно нужно сохранить.

Второй раз он встретил Самуи через шесть лет, будучи уже совершеннолетним. На его руках было уже не одно убийство, он уже был по пояс в чужой крови. Душа не черствела, нет, она просто-напросто понемногу испарялась, оставляя после себя противную пустоту. Ему казалось, что он видел ее крохотные частицы в легкой дымке из дула только что выстрелившего пистолета.
Самуи должна была обучить его искусству любви. Их «первое занятие» прошло быстро и скомкано – Саске был еще слишком неопытен. Он-то и не целовался ни разу: какая у него могла быть личная жизнь при такой-то службе? Она тогда только усмехнулась краем губ и ушла, оставив его судорожно хватать ртом воздух после головокружительного оргазма.

Мадара, лидер клана и его главный наставник, на вопрос Саске о том, зачем ему это, сказал, что секс неплохо помогает. Иногда и им нужно расслабляться, но главное…
- Главное в нашей жизни – работа и только работа, - говорил успокаивающим, чуть хриплым голосом Учиха, выпуская изо рта клубы дыма. В его руке медленно тлела дорогая сигара, но какой это сорт Саске сказать не мог – он все еще плохо в них разбирался, несмотря на то, что было нужно. – Хороший секс, как тонкая психология, разводит на откровения. Особенно если приправлен хорошим алкоголем. – Мадара открыл графин и налил в хрустальный стакан немного красного вина. – Твое здоровье! – Он кивнул своему ученику и залпом выпил алую жидкость.

«Кровь…» - отстраненно подумал Саске, закрывая за собой дверь. Их кровь, кровь их союзников, кровь врагов, кровь жертв… Души убийц безмолвно утопают в ней.

Они занимались сексом каждый вечер. С каждым разом Самуи все больше выгибалась в его объятиях, все громче стонала и дольше оставалась в его постели, молча лежа на нем. Он знал, что это все затеяно не только для того, чтобы обучить его. Им нужно было проверить ее – из организации все чаще и чаще дезертировали люди.
Однажды Саске просто споил ее, напоил тем самым красным вином. К его удивлению, Самуи пила без опаски, без лишних вопросов. Другие бы на ее месте сразу же начали что-нибудь подозревать.
Извиваясь под его ласками, она плакала. Саске собирал губами соленые капли с ее щек, слушая сбивчивый шепот. Она постоянно просила прощения: у своих давно мёртвых родителей, у своих жертв и их близких. Самуи просила прощения и у него за то, что привела его сюда, на путь неизбежной гибели.
- Мы уже не люди, мы – идеальные машины для убийства, - сказала она, сидя на краю его кровати и глядя отсутствующим взглядом на пустую стену перед собой. – Нет чувств, нет эмоций, нет души.
- Тогда у тебя тоже еще остала…
- Ты еще молод и глуп, Саске, - невесело усмехнулась женщина. – В моей программе просто произошел сбой. Моя душа окончательно исчезла, после того как я убила собственного ребенка, сделала аборт, потому что этого потребовал Мадара. Ему не нужна была обуза, мишень, слабое место. – Ее пальцы скомкали простынь. – У тебя она еще есть, поэтому не теряй ее, ладно?
Самуи скосила на него свои бирюзовые глаза. Они не были такими колючими, какими он их запомнил, в них явно проступала усталость. И опустошенность. Она и вправду уже лишилась своей души.

Это был последний раз, когда они виделись. Началась война, невидимое для обычных людей сражение с крупной организацией наркоторговцев, которая уже давно действовала на нервы правительству. Они отлично справились со своей задачей, впрочем, как и всегда. Саске чувствовал, как его душа разбивается на осколки, но он пытался еще склеить ее, собрать воедино. В память о Самуи, которая числилась в списках погибших.

Потом все стихло. За весь год набиралось два-три заказа – после этой войнушки все их потенциальные жертвы забились в самый дальний угол своих нор и предпочитали не показывать свой нос. Два спокойных года их организация потратила на совершенствование системы.
- Тебе нужно устранить дезертира, - сказал Мадара, неожиданно вызвавший его к себе. – Его адрес указан здесь. – Он пододвинул к нему голубую карточку, перевернутую буквами вниз. – Выполнить сегодня ночью. Можешь не прибирать – за тебя это сделают другие. Что-то говорило Саске, что это задание судьбоносно. Может, остатки той самой души, что он так усердно берег. Но даже они не помогли ему, и сейчас он стоял перед Самуи, направив в ее голову дуло пистолета. Она практически не изменилась: все те же платиновые волосы, остриженные под каре, молочно-белая кожа и полная грудь, видневшаяся в вырезе шелковой ночной сорочки.
- Стреляй, - тихо прошептала она, не поднимая взгляда. И он выстрелил. Звук выстрела сопровождался странным звуком чего-то треснувшего у него внутри.
Ее тело с глухим стуком упало на линолеум к его ногам. Саске еще долгое время стоял, не в силах отвести взгляда от нее. Дыра во лбу, не скрытая челкой, из которой струйкой на пол стекала кровь, нисколько не портила умиротворения на ее лице, что казалось ему странным.
Из соседней комнаты раздался плач. Саске не сразу услышал его, поглощенный разрушением самого себя. Собрать себя он уже не пытался – кому это нужно? Уж точно не ему, собственными руками убившему ту ее часть, которая еще позволяла ему остаться самим собой.
Крик ребенка – да, это ребенок! – становился все громче, и он, даже не задумываясь, побрел на него, машинально пряча пистолет под куртку.
В колыбельке сидел ребенок. Девочка, на вид ей можно было дать чуть больше года. Черные волосенки были взъерошены после сна, крохотное личико с тонкими чертами лица покраснело от натуги, с которой она кричала. Стоило ему сделать всего лишь несколько шагов по направлению к простенькой деревянной кроватке, девочка повернулась к нему, резко замолчав.
В ее наполненных слезами бирюзовых глазах Саске увидел всю свою душу.
Публикатор: Veronica_Batisheva 2013-10-30 | Автор: | Бета: MissAstral | Просмотров: 663 | Рейтинг: 5.0/2