Вс, 2017-05-28, 07:40

Вход · Регистрация
 
 
   
Главная » Фанфики » Свои персонажи

Ген Ангела (глава 6, часть 2)

     

Цель – Орочимару (Часть 2)

Чакра Лиса высвобождалась, в Наруто пробуждалась ненависть. Зрачки стали изменятся, превращаясь в узкие, звериные. Он развернулся и нанёс точный удар по лицу Уныния. Мальчишку припечатало к стене. Рен, качнувшись, сохранила равновесие, по инерции её пронесло дальше. Наруто ровными ступнями приземлился на землю.
- Что ты творишь? – завопила Рен. - «Чакра, его чакра меняется», - думала она.
- Биджу берёт верх, - пролепетал Уныние, поднимаясь и вытирая слёзы. Маска начала идти по швам, из-под неё хорошо просматривался красный ушиб. – Ты глупец, Наруто Удзумаки.
Наруто бросил звериный взгляд на Грех. Его мысли заполняла ненависть, кровь била в голову. Он увидел Орочимару, значит, у него есть все шансы найти и вернуть Саске. Злоба, питаемая к повелителю змей, становилась всё сильнее. Уныние понимал это, он должен был защищать Рен и держать ещё одного монстра на расстоянии. Резким движением он выхватил из-за спины лезвие нагинаты. Совершая быстрые зигзагообразные движения из стороны в сторону, нанёс резкий удар ногой в грудь Наруто. Отшатнувшись, джинчурики напал на Уныние. Мальчишка ушёл от удара и создал своей техникой поток воды, отбросивший Наруто к стене.
- Хватит, - крикнула Рен.
Было поздно, мелкий Грех, Уныние, прижал Наруто к стене и приставил лезвие к горлу джинчурики.
- Ещё движение, и ты избавишься от ноши биджу. Неужели ты настолько глуп, что готов пустить в ход свою неконтролируемую ярость? Я сенсор и чувствую, что ты и в помине не способен контролировать свою силу, а без неё тебе ещё не с кем там драться. Хочешь стать чудовищем и помочь им разнести деревню? – Уныние кивнул на змея и дракона, вцепившихся друг в друга. – Хочешь драться? Убивать? Я сказал убивать, да, ты не контролируешь себя. В открытом поле можешь творить всё, что хочешь, а здесь иное. Хочешь покалечить невинных, хочешь убивать женщин, детей? – Глаза Наруто задрожали. – У моего брата холодный рассудок, и то он не гарантировал отсутствие жертв, - Уныние опустил голову, слёзы закапали на песок. Грех говорил плачущим голосом, ком стоял в горле. – Хочешь стать таким же изгоем, призираемым всеми, как и мы? Чтобы тебя ненавидели и желали убить все? Жить во тьме и жестокости этого мира? Прятаться своё лицо? Скрываться от дневного света? Не иметь друзей, семьи, дома? Лишиться возможности быть с дорогими людьми? С человеком, близким сердцу? Хочешь? Тогда иди, - Уныние убрал лезвие и отошёл. Слёзы ручьём текли с его глаз. Он без сил опустил руки.
Наруто вздрогнул. Глаза снова стали обычными, чакра Лиса отступила. Джинчурики посмотрел на плачущего мальчика и вспомнил своё детство. Этот ребёнок был похож на него, он стоял так одиноко, его одежда полностью промокла, дождь бил по его лицу. «Он спас меня от моей тёмной сущности. Он тоже прошёл через многое. Что я делаю? Я не стану зверем. Нет». Наруто подошёл и обнял мальчишку.
- Всё хорошо. Я никуда не пойду. Не плачь, - прошептал Наруто. Уныние протиснул руку и пытался вытереть чёрные слёзы.
«Вот, значит, что прошёл мой маленький друг. Слёзы на его глазах – это боль за жизнь во тьме. Изгои… одиночки. Похоже, кроме остальных шиноби в чёрном, у него никого не было. Ну, ещё я… Бли-и-и-н. Почему в этот момент мне лезут в голову такие мысли? Они такие милые, дождь, и двое, двое под дождём. А как он его обнимает. А-а-а-а-а, зараза. Пошли прочь, пошли прочь. Ну, как тут спокойно смотреть можно», - металась Рен в своих мыслях, на лице поигрывала краска. Она дёргалась, не находила себе места. Рен опустила глаза, Уныние стоял рядом с ней. Его детские заплаканные глазёнки смотрели прям на неё. Грех был даже меньше Рен, его макушка как раз была на уровне шеи девушки.
- Наконец я могу обнять тебя, сестрёнка, ниии-джан, - мальчишка обнял девушку. Её сердце заколотилось, она вся покраснела, руки задрожали. А Наруто только улыбнулся. – Но пора бежать, братья злы, они будут биться до последнего. Вперёд, - сказал через несколько секунд Уныние и помчался дальше. – За мной.
Отвлечённый вспышкой молнии, бежавший Уныние не заметил, как стрела на большой скорости уже мчалась в него. Рен заметила её слишком поздно, она постаралась что-то выкрикнуть. Грех обернулся, но стрела пробила его плечо, отбросив метров на пять. Ребристая стрела прошла почти насквозь, она сломала ключицу и раздробила лопатку. Уныние застонал от боли, послышался детский крик. Рен подбежала к Унынию, Наруто выбежал вперёд. Юкио Канаг вышел из укрытия, держа лук наготове.
- Отойдите от него! Он приспешник того убийцы, который напал на деревню, - скомандовал лучник.
- Учитель, что вы творите? – выкрикнула Рен. – Он помогает нам!
- Что с вами, даттебаё? – возмутился Наруто.
- Он, скорее всего, ведёт вас в ловушку, отойдите от него! Дайте мне избавить мир от этого преступника, - строго и сердито сказал учитель.
- Нет! – отрезала Рен, прикрыв Уныние собой. Наруто обернулся и кивнул.
- Уйдите, - Уныние растолкал их и вышел вперёд. – Моя цель - защищать вас, я не имею права подвергать вас опасности. Стреляй, человек! Тебе не понять нас. Да, я чудовище, и это мой удел. Стреляй, если ты не боишься моего старшего брата, – глаза Уныния стали чёрными. Сила его гендзюцу проникла в голову шиноби.
Юкио задрожал, бросив лук на землю. Страх парализовал его, мужчина рухнул в лужу и съёжился, он грыз свой большой палец. Наруто и Рен удивлённо смотрели на только что грозного лучника.
- Страх и боль - вот моё оружие, - тихо прошептал Уныние. – Чёрт, - мальчишка отбил лезвием нагинаты летящий в него кунай.
Их разом окружила дюжина шиноби. Все они зло смотрели на Уныние. Их оружие было на изготовке. Они хотели ринуться на врага, но строгая команда женского голоса остановила их.
- Всем стоять! Не трогать шиноби в чёрном, приказ Кадзекаге, - командовала Тэмари.
- Есть, - ответили шиноби и опустили оружие.
- Гаара-сан согласился на ваши требования, - Тэмари зло и презрительно смотрела на Уныние.
- Какие требования? – спросила Рен, её глаза перемещались от Тэмари до Уныния и обратно.
- Мы оставляем их в покое, отдаём им Какаши Хатаке и тебя, Акемино Рена, - железно произнесла куноичи. – А они оставляют в живых ученицу Кадзекаге, Мацури. - Глаза всех шиноби стали злыми.
- Я… - пробормотала Рен. – Им нужна я? - она не могла ничего понять, слова терялись, мысли в голове путались. – Зачем?
- Зачем вам Какаши, даттебаё? – тон Наруто вырос, доверие к незнакомцу начало угасать.
- Есть цели, которые мы должны выполнять, и мы будем выполнять их любой ценой, даже ценой своих жизней, как бы больно не было, - выдавил из себя Уныние и разложил рукоять нагинаты, соединив затем её с лезвием.
- Но Рен - не вещь, и ей решать, где быть! А таким мерзавцам мы не отдадим никого! – отрезала Тэмари и достала свой веер. Шиноби поддержали её.
- Тогда братишка причинит вред невинной девушке, - прошептал Уныние.
- Не успеет, - последнее, что услышал Грех. Отвлёкшись на Тэмари, он не заметил, как к нему подкрался джонин из Песка и быстрым ударом светящейся чакрой руки вырубил мальчишку. Шиноби побежали вплотную к вырубленному. – Не убивайте его. Акемино, Наруто быстро уходите, Гаара-сан приказал вывести вас из деревни.
- Зачем им Какаши? Что, бля***, происходит, даттебаё?! Вы? – нервничал Наруто.
- Зачем? А как же Мацури? – спросила Рен поникшим голосом.
- Гаара-сан вытащит её, а вы должны немедленно уходить и обеспечить безопасную эвакуацию Какаши Хатаке. Скорее всего, печать – это их рук дело, но сейчас не об этом. Бегом в точку эвакуации номер ноль. Рен, ты знаешь, где это. И не спорить! Здесь я главная, и мои приказы не обсуждаются. Наруто-кун, тебя это тоже касается. Джирая-сан и Сакура-чан уже там, охраняют Какаши-сана. Бегом! – Трудно было выстоять против приказного тона Тэмари, поэтому Рен повела Наруто к пункту ноль , тайному выходу из деревни.
Грохот и шум раздался с фланга. Огромный шиноби на полном ходу тараном прорывался сквозь здания. Удар его секиры пришёлся именно в то место, где скопились шиноби Песка. Двое из них не успели отпрыгнуть и были разрублены пополам выше пояса. Гнев прикрыл своим телом маленького Уныние.
- Что, су**! Кто на меня?! Сейчас разнесу всех нахер! – Гнев издал бешенный рёв. Его каменно-огненное тело воспылало ещё ярче. По секире пробежал огонь. – Вы мне ответите за младшего брата.
Гнев со всей мощью махнул секирой, моментально дом превратился в щепки. Сила удара превосходило всё ожидаемое. Грех впал в неистовое воплощение своего имени. Тот же шиноби хотел тайно вырубить и Гнева, он мгновенно ударил гиганта по голове. Однако ярость Гнева была такова, что он даже не заметил ударного гендзюцу и тяжёлой рукой прибил шиноби к земле. Взмах веера Тэмари не сдвинул берсеркера с места. Тяжёлая секира опустилась на голову джонина и размозжила её, как гнилую тыкву. Потом эта туша с невероятной скоростью настигла каждого шиноби, разорвала и разрубила их на части. Тэмари пыталась противостоять бешенному войну, но Гнев не замечал ни ран, ни боли. Он рассёк веер на мелкие части, схватил девушку за шею и ударил оземь. Выпрямившись, он поставил ногу на её грудь.
- Это первое наказание за нарушение сделки. Мне стоило медленно оторвать твои руки, но ты их командир, так что смотри на трупы своих людей и мучайся. В следующий раз ты задумаешься, прежде чем решишь атаковать доброго мальчишку, моего младшего брата. - Секира опустилась в миллиметрах от головы Тэмари. Гнев злостно прорычал ей в лицо и ушёл.
Здоровяк чуть-чуть, насколько мог, аккуратно растормошил мальчишку.
- Вставай братец, сейчас я отнесу тебя к старшему, он скоро закончит и поможет тебе, - Гнев усадил еле живого Уныние себе на плечо. Мальчик обнял голову брата и прислонил свою головку к его. Гнев побежал легким бегом, чтобы не тревожить мальчонку.
- Кто же они такие? – спросила у пустоты поднимающаяся напуганная и поражённая Тэмари.

* * *

Алчность рубил сотни змей, выпущенных Орочимару. Его кровавый танец сабель. Пресмыкающиеся всячески старались впиться в тело шиноби. Они вились вокруг него, кидались, падали сверху. Куча голов уже валялись под ногами бойца. Тем временем Мастер выпускал потоки тёмной энергии, паря над Орочимару. Змей уходил от новой и новой атаки, атакуя в ответ сильными воздушными потоками. Сильный вихрь, вызванный им, сбил Мастера с траектории, и он рухнул на землю. Тёмный крылатый встал и выпустил во врага чёрные копья. Гнев на тот момент продолжал рубать Манду, помогая Дракону, бьющемуся с царём змей. Орочимару выпадом оказался недалеко от Мастера, кусанаги чуть не задел его тело. Мастер ответил на это яркой вспышкой света. Ослепив напавшего, он взмыл в небо. Его глазам предстал Гордыня, убивающий шиноби Песка.
- Саске, - прошептал Мастер. Небеса разверзла могучая техника младшего Учихи. Мастер перевёл взгляд на своего мечника. Он прикинул весь масштаб техники. В одном из закоулков пряталась женщина, закрывая ребёнка. Радиуса поражения хватит, чтобы они погибли. – Гордыня, слушай меня. Создай щит льда на сколько сможешь большой и прыгай вдоль по улице в сторону высокого здания. Прикрывайся мечом, он поможет. Сейчас будет мощный удар. Терпи, - мысленно передал Мастер.
Гордыня сделала всё, как велел брат, и принял на себя практически весь удар Кирин. Меч и щит сохранили ему жизнь, но его состояние было опасным.
- Саске-кун тебе не по зубам, Тёмный Мастер, - усмехался Орочимару. – Давай, забери наши жизни, пока ты не лишился своей.
- Завались, - выкрикнул Алчность и бросился на санина, завязывая с ним бой.
- Гордыня не встанет. Нужна мотивация. Саске ещё достаточно силён, - Мастер повернул голову в сторону, где находились Блуд и Зависть. – Блуд. Гордыня. Блуд не справится, Гордыня справится. Блуд, передавай заложницу Зависти и беги помогай Гордыне, - мысленно передал Мастер.
- Есть, - отозвался Блуд. Он передал Мацури, предварительно влив ей в голову свою чакру, Зависти в облике Гаары и помчался выручать мечника.
Выкрик привлёк внимание Мастера, клинок, торчащий изо рта Орочимару, всё-таки достиг Алчности, лезвие воткнулось в грудь. Санин сдерживал сабли своими мечами. Выскочив из шкуры, он зло улыбнулся и сложил печати.
- Техника призыва: нечистое воскрешение! Явись мой враг и соперник. - Из земли выскочил гроб. – Что ты на это скажешь, Мастер?
Мастер приземлился и сложил крылья. «Придётся запечатать ещё одного», - думал он. Крышка рухнула, из неё вышел человек в чёрном костюме, схожем с костюмом Мастера. На его голове был протектор с перечёркнутым символом Тумана. Серьёзное лицо учителя смотрело на ученика. В чертах лица было что-то от ящерицы и человека. Зелёные глаза были точно, как у ящера. Изо рта дёрнулся раздвоенный язык. Перед Мастером стоял Раптор, Кураями Токагэ. Человек, вырастивший и обучивший юношу, сделавший из него то, чем он является.
- Ха-ха-ха! – давился Орочимару. – Какая встреча, да? Учитель и ученик.
- Скорее отец и сын, тупая змея, - сурово сказал Раптор и сделал ещё пару шагов. – Орочимару, тебе мой призыв никак не поможет. Он сильнее, чем я и ты. Открою тебе предсмертный секрет: у этого мальчишки нет чувств! Он убьёт нас, не моргнув глазом! Мы мертвецы! – Токагэ залился в смехе. Лицо Орочимару сконфузилось. – Да, дружок. Знаешь, ведь он меня убил! Ха-ха-ха. Да, сынок?
- Да, - сухо сказал Мастер, ни один мускул не дёрнулся на его лице. Глаза продолжали веять холодом. – Ты заслужил.
- Слышал, слышал, Орыч? О чём ты можешь с ним говорить? Он - живое оружие без страха и боли, совершенный шиноби по своему характеру. А ещё перед смертью я узрел такое… да-а-а. Можно сказать, я достиг совершенства, превратив своего сына в прототип Бога Смерти, - Раптор истерически хохотал. – Никто такого не видел, даже Риккуда такого не мог предположить, а я сделал. Я сделал! Создал супер-оружие! ХА-ХА-ХА!!!
- Хватит гнать пургу, - завопил Орочимару. – Убей его и всё! Вперёд!
- Я уже один раз умер, что мне ещё одна смерть. Повтори свой аккорд, сын мой. Пусть этот червь узнает, на что ты способен. Я ошибся, ты величайший эксперимент. Остаётся только доработать самую малость. Ты сможешь, совершенное оружие, - Раптор взвыл, превратившись в что-то, не похожее на человека. Это был больше ящер на двух ногах.
Раптор кинулся на своего сына, своего ученика, со звериной яростью, но внутри он знал, что сейчас умрёт. Тьма окутала всё пространство. Мастер быстро вынул шприц с кровью и вколол его себе. Его глаза стали полностью чёрными. Юноша сложил печати в сверхбыстром темпе, тут же правую руку тоже окутала тьма, она стала непроницаемо чёрной, за спиной стала слегка различима дьявольская фигура. Орочимару застыл. Раптор был уже совсем близко и тут же замер. Еле заметная призрачная рука вырвалась из чёрной руки Мастера и пронзила грудь отца. Ящер замер, и резким движение юноша вырвал душу Кураями Токагэ. Призванное тело стало разваливаться, а Мастер затащил душу в свою чёрную руку.
- В тот раз ты уклонился и ушёл от Смерти, умерев обычной смертью, в этот раз ты уже не сбежишь, Раптор, - сухо сказал Мастер и поднял чёрные глаза на Орочимару, которого охватил страх.
В голове санина была каша, он знает силу Печати Бога Смерти, но и её ответную реакцию, но этот мальчишка не умер, а был жив. Он вырвал душу своего отца без капли сомнения и сожаления. В это Орочимару не мог поверить, он не хотел верить, однако реальность была перед ним.
- Так вот ты о чём говорил, Раптор. Ты соединил своего сына с Богом Смерти. Ты гениальный придурок, тобой нельзя не восхищаться и нельзя не призирать, - шептал Орочимару.
Крик мальчишки послышался с окраины деревни.
- Гнев, спасай Уныние. Убивай на своё усмотрение. Кагэ будет спасать всех. Пускай. Я займусь им позже.
Орочимару, осознав своё положение, начал поддаваться панике, он перебирал в голове известные ему техники, но ничего не мог противопоставить Печати Шинигами. Окровавленный и израненный дракон грыз уже еле живого царя змей. Манду проиграл битву летающему родственнику. Санин решился на бегство, но стоило ему развернуться, как перед ним оказался Алчность с саблями наготове, из его груди уже не текла кровь. Регенерация ящера затянула рану.
- Пора, Орочимару, - Мастер приближался. Он снова распахнул свои чёрные крылья, мёртвые глаза смотрели в испуганные глаза санина. Теперь Мастер был действительно похож на тёмного Ангела Смерти.
Орочимару замешкался, сабли Алчности пронзили его тело: одна - в области поясницы, другая - в области правого лёгкого. Рука Бога Смерти схватила душу Орочимару. Змей бился, сопротивлялся, он хотел выпустить змей из своих рук, но тут же одна сабля быстро отсекла обе руки и вернулась в лёгкое. Санин увидел свою собственную душу, извлекаемую из тела. Он хотел кричать, но получился глухой стон. Измученное тело разрывало болью.
- Мы измотали тебя, Орочимару, теперь твоей чакры не хватит, чтобы сопротивляться мне. Умри, - сказал Мастер и вырвал душу из бренного тела. Труп рухнул на землю и начал разлагаться, теряя черты великого экспериментатора и шиноби, он стал похож на какого-то неизвестного человека. Справляясь безумными усилиями с Богом Смерти, юноша затащил душу в руку и передал её тёмному созданию, которое насытилось и было довольно. Мастер ощутил необъяснимые ощущения в теле. Главный ген начал отторгаться, пора ослабить технику и сохранить силы для новых рывков и атак, мышцы в руке уже начали разрушаться.

* * *

Саске приближался к сражённому Гордыне, обнажив меч. Его поражала стойкость и сила этого шиноби, он вообще поразил Учиху только своим прыжком на Кирин. «Я думал, что это была идиотская глупость, но нет. Этот… хм… герой и злодей, что ли, спасал жизни окружающим. Я был уверен, что никого не задену, кроме него. Видать, я ошибся… можно даже поблагодарить этого шиноби. Он всё равно почти труп, а вот его меч до сих пор излучает много чакры. Эта вещь живая? Если да, то он мне пригодится. Он усиливает своего владельца, я вижу это», - рассуждал Саске.
- Что ты? – спросил Учиха, приближаясь к Гордыне и смотря на меч, который выпал из рук мечника. Глаза меча сузились и зло косились на Саске. – Я заберу тебя себе.
- Не так быстро, малец, - хлыст молний пронёсся над Учихой. Юноша уклонился и отпрыгнул от Гордыни. Потоки молнии преградили ему путь. Затем хлыст просвистел ещё раз, но так и не достал Саске. – Не подходи! – Блуд закрыл собой Гордыню.
- Ещё один, - усмехнулся Саске, у врага были открыты глаза, его шансы возрастали, а его стихия тоже была молния. Мститель глотнул боевую таблетку, приготовленную Кабуто, и почувствовал новый прилив сил.
- Эй, Гордыня, подъём, - Блуд пнул товарища по ноге. – Что разлёгся? Ты, что, слабак? Мой мечник должен быть героем=красавцем, а не тряпкой! Быстро встать, я сказал! - Гордыня только еле двинул головой.
- Кирин никто не выдержит, а теперь твоя очередь, - Шаринган в глазах Саске вцепился в глаза Блуд.
Блуд тоже не сплоховал, его глаза загорелись розовым светом, сердца появились в них. Два гендзюцу встретились. «Шаринган, посмотрим, чего ты стоишь. От соблазнов никто не устоит. Что? Почему? Что не так? Он, что, импотент? Что происходит?», - думал Блуд. «Твои глаза жалки, им не сравнится с Шаринганом. А твоё внушаемое чувство желания никогда не сравнится с моей ненавистью. Время умирать, низкая тварь», - Саске приготовил меч для атаки. Учиха дёрнулся на Блуд, заходя справа. Длинный хлыст разорвал пространство дугой от хозяина. С хлыста сорвался сплошной поток воды с молниями. Этот разрезал атакующего, но он исчез, как туман. Мощный удар пришёлся слева, затем ещё и ещё. Град точных ударов пришёлся в лицо, уколы меча отдались болью в теле. Клинок вонзился в руку Блуда, разряд прошёлся по всему телу. Грех не видел противника, точнее, он видел его повсюду. Выстояв молнию, он продолжал размахивать хлыстом. Его глаза проиграли Шарингану, ненависть сломила похоть и желания. Нога ударила в челюсть, Блуд рухнул. Кровь просочилась через маску в области рта. Только тут он увидел, что лежит уже в нескольких метрах от Гордыни, а фигура Саске нависает над ним. Меч молниеносно срезал маску, оставив рану вдоль лица. Раннее красивое лицо было в синяках и кровоподтёках, пара зубов была сломана и сколота. Губа разрезана. Дождь размывал кровь. Волосы были запачканы грязью. Блуд снова попробовал гендзюцу, но получил мощный удар в живот. Шиноби вскрикнул.
- Блуд? Ты, что ли, зараза? - еле пробормотал Гордыня, приходя в себя. Он повернул голову и застыл.
- Я лишу тебя твоих извращённых глаз, такому гендзюцу не место в мире шиноби. Но, для начала, ты кое-что мне расскажешь.
Учиха воткнул меч в бок Блуда и начал пропускать разряды. Вначале Грех держался, сопротивляясь своим электричеством. Только не долго - Саске нанёс ещё тройку сильных ударов пяткой, один пришёлся по голове, Грех потерял концентрацию. Разряды прошили тело.
- Гордыня! Брат! Мастер! – взвыл Блуд, с его глаз сорвались слезинки, смешиваясь с его кровью.
- Только я имею право навалять этому извращенцу! – раздался голос сзади. Саске повернулся. Гордыня стоял в боевой стойке, его ноги чуть дрожали, но он крепко сжимал дай-катану, глаза на которой злились и радовались возвращению хозяина.
- Горди, - еле выговорил Блуд.
- Только я могу покалечить его, замучить, сломать пару рёбер, и то в дело. Но тебе, ничтожный пацан, такого право не давали, а тем более бить его по лицу. По лицу! – уже почти нечеловечески произнёс мечник. Глаз на мече становилось больше, их число достигало десяти с каждой стороны, само лезвие покрывалось багровым оттенком, а оранжевая чакра рвалась на волю, переходя к войну и наделяя его силой. – Как ты смел испоганить это лицо? Мою гордость? Ты не видел его смех, его радость, его улыбку, ты не видел его прекрасного лица!
«Что с этим мечом?» – думал Саске, он почти не слышал слов Гордыни, всё его внимание перешло на меч. Глаза мечника также были закрыты. Взору Шарингана представала зловещая чакра, Саске показалось, что такое он видел только при трансформации Наруто.
- Тебе пи***ц, Саске Учиха! – Чакра меча окутала руки мечника, глаза уже были и на них. Тонкие лезвия природы ветра из голубоватых стали чёрно-красными. С боков меча появились два каких-то подобия хвостов, хвостов бижду. Количество глаз уже перевалило за двадцатку с каждой стороны.
С рёвом на скорости, подобной полёту мощнейшей ракеты, Гордыня нанёс сокрушительный удар эфесом меча, отбросив Саске на десятки метров. Шаринган не улавливал эту скорость. Учиха попытался встать, но тут же был сбит. Выставленный для защиты меч треснул, как ветка молодого дерева. Мелкие щепки разлетелись во все стороны. Второй удар не оставил внешних повреждений, но мститель чувствовал, как расслаиваются его мышцы, рвутся сухожилия. Тело немеет. Гордыня с маху нанёс два удара, ближайшие дома сложились, как карточные домики. Тело Саске окончательно онемело, он тонул в море боли. Болело всё, каждая частичка тела, почти все основные мышцы. Сердце сбивало ритм, билось ускоренно и замедлялось, и снова ускорялось. Гордыня стал над поверженным врагом, теперь он возвышался над Саске.
- Жаль, тебя нельзя убить, а так хочется. Тебе повезло, что я не нарушаю приказов. Но за лицо Блуда ты ответишь своим лицом. – Дьявольский меч прошёлся от края лица Саске до другого края, потом ещё раз, только с другой стороны. На лице получился крест. Тёмная чакра зразу впилась в кожу и мускулатуру лица, шрамы были обеспечены.
«Неистовый выродок! Как? Как он смог победить меня четырьмя ударами, откуда такая сила? Биджу в мече? Враньё, нет такого! И всё же я проиграл. Итачи, подожди, я вскоре расправлюсь с этими мудаками и обязательно приду за тобой», - думал Саске, теряя последние силы. Он отключился, но всё-таки по-прежнему был жив.
Гордыня подтащил Саске и бросил не далеко от Блуда. Его тело было утомленно такими атаками. Силы и чакра были на исходе. Он припал на колени и поднял голову избитого юноши своей рукой. Блуд улыбнулся кровавым ртом и прокашлялся.
- Ну, хе-хе-хе, может, теперь скажешь чего? Пожалуйста, Горди, – прошепелявил Блуд, сверкая одним глазом, другой окончательно заплыл.
- Ты дурак, красивый дурак, и из-за тебя одни проблемы, - Гордыня снял маску и улыбнулся. - А если попросишь ещё чего, вырублю окончательно.
- Гордость не позволяет, - тихо засмеялся парнишка. Мечник дёрнул головой.
- Харэ, пойдём, брат ждёт, он тебя и подлечит, - Гордыня взял Блуд на руки и встал. – Цепляй это мясо, - хлыст Блуда привязался к ноге Саске, а затем переполз на пояс Гордыни, обвив его кольцом. – Идём.
Дождь бил в лицо Блуда, смывая кровь, но тот улыбался, словно довольный ребёнок, который получил долгожданный подарок, руками он обхватил своего напарника, свою противоположность. Лицо Гордыни снова было сурово, как и всегда у этого опасного мечника. Бьющиеся капли дождя не могли заставить его лицо даже подёргиваться, но на краях рта всё-таки выступила мелкая улыбочка, а грудь вздохнула с облегчением. По песчаной, грязной улице шёл мечник, шестой Грех из Семи Смертных Грехов Мастера, по имени Гордыня. Он нёс на руках пятый Грех из Семи Смертных Грехов Мастера, по имени Блуд. А на позвоночникообразном хлысте телепался сражённый Саске Учиха.
Мастер стоял на перекрёстке улиц в ожидании прибытия Грехов, иногда он потряхивал крыльями, стряхивая с них воду. С одной стороны вышел окровавленный Чревоугодие, третий Грех из Семи Смертных Грехов Мастера. Дождь смывал кровь с его лица и тела, но этого было мало. Разводы никуда не девались. Костюм пропитался кровью. Из руин дома вышел Гнев, первый Грех из Семи Смертных Грехов Мастера. На плече у него сидел второй Грех из Семи Смертных Грехов Мастера, Уныние. Встал и ухмыльнулся седьмой Грех из Семи Смертных Грехов Мастера, Алчность. Подтянулись все, кроме четвёртого Греха из Семи Смертных Грехов Мастера, Зависти, который держал заложницу, и частично связывал руки Кадзекаге. Чревоугодие высвободил свою чакру, отдав её тем, кто в ней нуждался. К Мастеру поднесли Уныние и Блуд. Двумя руками сразу главный оказал первую помощь братьям. Вложив переданную Чревоугодием чакру в лечение, он поставил на ноги двух юнцов.
- Остальное потом, - сказал Мастер, создавая теневую маску на лице Блуда. – Пора забрать у Кадзэкагэ то, о чём договаривались. То, что принадлежит нам. И обезопасить самое дорогое для нас.
Семь шиноби в чёрном стояли на разрушенной улице и смотрели в сторону главного здания Кадзэкагэ деревни, Скрытой в Песке, Гаары Песочного Водопада.
     

Публикатор: Malefikar 2012-06-23 | Автор: | Бета: kashara | Просмотров: 701 | Рейтинг: 5.0/1