Вт, 2017-06-27, 06:43

Вход · Регистрация
 
 
   
Главная » Фанфики » Приключения

Летопись разлома. Том 1 - На грани: глава 1, часть 3.2

     

- Ты говорил, что у тебя есть план, - сказала Сакура, как только они с Шикамару покинули владения посольства. – Так расскажи.
Нара недовольно на нее посмотрел, мол, нечего обсуждать им в темном проулке между домами – небезопасно, а потом устало показал рукой на оживленную улицу, говоря тем самым, что девушке надо последовать за ним.
Харуно недоверчиво обратила свой взор на постоянно куда-то спешащих людей, а потом на напарника, словно не верила, что он собирается обсуждать такие важные вещи на улице, но смирилась и двинулась в сторону перекрестка.
Шикамару же лениво пошел следом, как обычно засунув руки в карманы и бросив напоследок взор на небольшое расстояние между посольством Конохи и местной адвокатской конторой.
Очень быстро они смогли затеряться в этой толпе, поэтому страх того, что шиноби АНБУ обнаружат их пропажу и быстро найдут, улетучился.
Но одно Сакуре все-таки покоя не давало: они вышли за пределы резиденции, но Шикамару так и продолжал молчать, не направляя и не указывая путь, как делал это обычно.
Шаг. Шаг. Еще шаг.
Слышно было, как деревянные колеса повозок ударяются о маленькие камушки на дороге. Где-то вдалеке спешили местные чиновники, обсуждая подробности того или иного дела, гордо вышагивая по улице Фудо.
Эта часть столицы отличалась от Квартала Красных Фонарей, жизнь кипела здесь и выбрасывала пар не развлечений, а тяжелых политических проблем. Главной новостью было то, что феодал скончается, так и не оставив за собой наследника - лишь два соперника будут вгрызаться друг другу в глотки за престол.
Тадао, который должен был стать правителем, но из-за того, что он не мог иметь детей, половина вассалов отказывались ему присягать, и Йоширо, чьи амбиции выходили за рамки дозволенного, ведь недавно слухи о кровожадности молодого лорда подтвердились. Поговаривали даже, что он был в сговоре с наследниками клана Вэй, которые ставили свои интересы и желания превыше всего. Но это лишь молва. В каждом племяннике Бенжиро, так или иначе, народ видел врага. Один стал бы справедливым правителем, но допустить в дальнейшем, чтобы распри между троном и побочными ветвями возникли снова, аристократия просто не могла. О втором же сказать ничего хорошего никто не мог. Йоширо был жестоким, любил женское общество, но при этом имел обаяние, чувство долга, требующее выполнение задач любой ценой, но что немало важно: он умел убеждать людей в своей правоте.
Цунаде сделала мудрый выбор, не поддержав никого из них. Сначала Харуно не могла ее понять, да и сейчас мало понимала. Но постепенно возникало ощущение, что наставница намного лучше могла сконцентрироваться в такой ситуации и выбрать путь, который обезопасит деревню до конца выбора наследника.
Правда...
Видя рядом беззаботное лицо Шикамару, девушка начала сомневаться в том, что того хоть как-то колышет исполнение долга перед собственной деревней.
«Слишком много противоречий», - подумала на минуту куноичи, вспомнив, что Нара является отличным тактиком, но при этом выделяется среди остальных шиноби деревни своей непосредственной ленивостью и спокойствием.
И сейчас, вышагивая рядом с ним, чувствуя эту силу, силу больше духовную, чем физическую, Харуно стала ощущать себя потерявшимся ребенком в этом мире политики. Ее учили лечить и наносить глубокие раны с помощью чакры, но все это было поверхностным. В мире политики Огня не было месту физическим мерам защиты и нападения. Аристократия придерживалась больше психологических атак, избавляясь от своих соперников с помощью взяток и подкупа.
- У меня не было никакого плана, - спокойно произнес Нара.
Эти слова прозвучали как гром среди ясного неба. Сакура резко остановилась посреди улицы -благо адвокатам и чиновникам было все равно до распрей молодых людей, и они двигались дальше.
- Есть лишь одна задумка.
- Задумка? – прошипела Харуно.
- Задумка, - кивнул тактик, на минуту остановившись, но потом вновь продолжив свой путь.
Дальше и дальше. Удаляясь от резиденции, Шикамару двигался в противоположную сторону от посольства Конохи. Сакуре ничего не оставалось, как пойти за ним, будто какая-то преданная собачонка идет за своим хозяином.
Дома в Квартале Огня приходились друг другу близнецами. Архитектура была настолько схожа, что иногда юные и неопытные почтальоны того или иного клана заходили в соседние здания, чтобы передать посылку совсем не в те руки.
Черная облицовка крыш, каменные строения…
Люди напоминали горные реки, которые струились разными потоками и журчали, постоянно обсуждая проблемы аристократии и правление регента Кохаку Цяо.
Кимоно отличались лишь знаком клана на спине. Адвокаты и чиновники имели здесь одну и ту же форму: простой, без излишков, наряд темного покроя, изнутри обшитый белой легкой тканью. Благодаря этому, важные чины могли передвигаться быстро и с отсутствием всяких проблем на пути.
На данный момент в Квартале Огня проживали лишь лица, никоим образом не относящиеся к дайме и сегунам - верным трону генералам, которых редко можно было заметить на улице, гордо сидящих в своих повозках, несущих их стремительно во дворец. Кланы в этом месте в основном занимались бюрократией, проблемами мелкой буржуазии, в некоторых семьях бывали и архивариусы, и секретари, служащие во дворце дочери Бенжиро.
- Тогда расскажи. Хватит этих недомолвок, - наконец проговорила Сакура, так и не заметившая, куда ведет ее напарник.
Они вышли на главную дорогу, где находились дома и поместья важных чинов, преданных кланов и, что немаловажно, дворец самой Кохаку с прилегающим храмом.
- Подумай хорошенько. С какой проблемой мы столкнулись, - спокойно ответил ей Нара, даже не глядя в сторону девушки.
Харуно на минуту задумалась.
- Недоверие властей к нашей деревне, акт о престолонаследии, из-за которого начались распри между племянниками феодала, вопросы веры…
- Последняя заметка. Теплее.
Сакура продолжила:
- Вопросы веры, да? Но заключается вся загвозка в слове «вера», да?
И тут она отвернулась от напарника и посмотрела на улицу, на которой они находились. Медленно, но верно они подходили к храму, откуда и были приняты тревожные известия.
- Понятно. Ты хочешь найти зацепку там, где все началось.
Шиноби медленно переступили границу, разделяющую святую и почитаемую землю от городской суеты. Совсем незначительную и незаметную.
Харуно на минуту остановилась, и на этот раз Нара с ней поравнялся. Куноичи просто не могла отвести взгляд от этого здания, постройки. Ничего восторженного она так и не почувствовала, хотя торговцы, приходящие из столицы, уверяли, что в душе просыпается какое-то благоговение, спокойствие.
Все, что она ощущала на данный момент, больше напоминало тревогу.
Солнечные лучи не придавали никакого шарма этому творению архитектуры, наоборот, отдаленно храм напоминал какой-то дом с привидениями.
Около двухсот пятидесяти ступеней. Согласно легенде, Бог Солнца, прежде чем взойти на небеса, подарил людям радость и тепло. Но потом ему пришлось уйти, и он покинул людей, вернувшись в свой небесный дворец, и стал наблюдать за ними оттуда. Но это даже легенду отдаленно не напоминало, скорее, сказку, что рассказывают детям на ночь, чтобы они не забывали помолиться. Сакура и многие шиноби, повидавшие столько зла на своем пути, уже не являлись истово верующими людьми, каковыми были почти все жители Фудо.
По размерам этого строения можно было и вправду подумать, что здесь когда-то жил Бог, уж слишком большая постройка для обычных людей.
Темно-красные колонны служили поддержкой и опорой для замысловатой крыши, чьи просторы познали роскошь подарков местной буржуазии. В свете солнца на черной облицовке крыши по краям были видны золотые, грозные и величавые статуи драконов. С раскрытыми пастями и выпученными глазами, извивая свое чешуйчатое золотое тело, они взирали вниз, где под высокими арками белокаменных стен проходили прихожане, дабы помолиться и попросить помощи. А те, привыкнув, что аристократия, порой, в собственных алчных целях задабривает главу храма и его настоятельницу, не обращают внимание на окружающие их роскошь и изыски.
Правда, пока Сакура издалека видела только грозную крепость и странные светоотражатели солнечных лучей на крышах.
- Все, что ты перечислила, – правда, - устремив взгляд на храм, сказал Шикамару, - но все эти проблемы начались здесь. Нужно собрать информацию об адепте, кому и зачем следовало его убивать.
Харуно хмыкнула, как когда-то это делал Саске.
- В политических кознях любая высокопоставленная жертва будет хороша.
- Но адепт мог быть шпионом.
Сакура повернулась к Нара и посмотрела на него так, будто он сказал какую-то глупость, несвойственную для его возраста.
- С чего ты взял?
Тот лишь пожал плечами.
- Умей продумывать на два шага вперед, даже если они будут неуверенными или шагаешь ты по зыбкой земле. Бенжиро слаб и скоро умрет, его дочь стала регентом, а его племянники уже делят трон. Любой стране было бы выгодно знать, кого поддержать в этой борьбе, а еще лучше, если знаешь слабые стороны противника изнутри. Но шпиона надо уметь правильно подобрать, так, чтобы он растворился в толпе и стал незаметным. Или неприкасаемым. Чтобы точно на него никто не мог подумать в то время, пока он находится рядом с аристократией.
Аристократия…
Он словно в воду глядел и говорил ей, что видит…
И ей была неприятна эта тема, но…
Харуно слушала его, не перебивая, стараясь усвоить информацию, преподнесенную ей напарником. Но, стоя посреди улицы и обсуждая такие проблемы, она стала чувствовать на себе подозрительные взгляды прихожан. Это означало, что необходимо поменять место для разговора, дабы потом не навлечь на себя проблем.
Шикамару умолк и огляделся, поняв, в чем причина настороженности девушки. Он махнул рукой, мол, пошли дальше, по дороге все обсудим. Медленно они стали подниматься по лестнице, стараясь, чтобы их никто не услышал.
- Умей продумывать на два шага вперед, - шепотом процитировала его Сакура, - но в разных направлениях. Я сомневаюсь, что адепт был шпионом. Если кому-то и надо было нас подставлять, то это врагам деревни. Но после триумфальной победы Огня и всех объединений, Коноху стали уважать. К тому же, у нас ни с кем не было конфликтов на политической арене. Думаю, загвоздка в другом.
Парень весело хмыкнул.
- А я думал, ты не разбираешься в политике.
Харуно устало вздохнула и посмотрела вверх, где народ входил в огромный зал величественного храма.
- Поверь мне, я тоже так думала.

- Все-таки ты слаб, Хиаши, - покачала головой Хироко, стоя напротив главы клана, - очень слаб.
После того как девочки ушли, советница не побрезговала и вернулась к своему брату, здоровье которого в последнее время все ухудшалось. Ей не было дела до того, что она из побочной ветви и не имеет права ослушиваться приказов Хьюга, после стольких лет жизни в этих рамках, Хироко уже потеряла всякий страх перед своим родственником.
Да и какой страх мог возникнуть перед стариком, опирающимся на трость? Тепер, когда капли пота скатываются по его лицу, все постоянно болит, а врачи ничего не могут сделать. Старость – болезнь, от которой лекарства нет.
Да и какой страх может возникнуть перед тем, кто смотрит на тебя снизу вверх?
Глава клана лишь усмехнулся на такое заявление.
- Ты говоришь о физических слабостях, Хироко…
- Нет, я говорю и о духовных, - возразила советница, скрещивая руки на груди, - ты позволил себе слишком многое, Хиаши. Здоровье подкосило тебя физически, а эта слабость и неустойчивость подвергли тебя душевным мучениям, с которыми ты не в силах справиться.
- Что ты хочешь услышать от меня, Хироко? Я скорее умру, чем признаю собственную слабость, - прошипел глава клана, хватаясь за сердце и совсем оседая на пол.
Родственница лишь усмехнулась, ведь жалость никогда не искала приюта в ее сердце.
- Уступи место молодым. Я никогда не отличалась особой любовью к твоим дочерям, но гордость и непоколебимость мне гораздо важнее, чем эта сопливая щенячья любовь. Если клан Хьюга падет на колени перед этой буржуазией, этой девчонкой, возомнившей о себе многое, то мы никогда не сможем держать голову прямо и смотреть в глаза своим врагам, - последние слова советница практически выплюнула.
- Хочешь, чтобы я сдох? Хироко, ты никогда не станешь главой…
- Но Хината станет.
Хиаши вскинул голову и удивленно посмотрел на брюнетку, но та спокойно выдержала его взгляд, как и подобает всем женщинам и мужчинам клана Хьюга.
Уголки ее губ медленно поползли вверх, образуя что-то наподобие оскала и улыбки одновременно.
- Не смей.
- Очнись от своей гордости, отрекись от нее и ты увидишь, что Хината – твоя дочь. Не только по крови, но и по характеру. Уже сейчас она проявляет мудрость, свойственную когда-то тебе.
- Зачем ты мне это говоришь?! – прошипел Хьюга.
- Зачем? Почему? Неужели именно эти вопросы тебя гложут, дорогой брат? – усмехнулась Хироко. – Хината – твоя дочь и в будущем глава клана, женщина она или нет, но со временем она займет твое место. Может, она сильна, может, она мудра, но этого недостаточно. Ее легко прогнуть под себя, легко уничтожить морально и добить физически. Ты сделал меня своим советником, позволил жить в крыле главной ветви клана, так выслушай меня. Хината больше не ребенок, Ханаби старается прислушиваться к ней, хоть она того и не понимает. Так позволь вырасти своей старшей дочери не как ребенку, а как человеку, которому уготовано вести многих.
- Долго готовила эту речь? – уже как-то подозрительно спокойно произнес Хиаши. – И все-таки, Хироко, ты кое-чего не учла…
Та презрительно сощурила глаза.
- Чего же? – прошипела она.
- Ты сама сказала, что Хината – женщина. Выдав ее замуж, мы ее лишимся. И Ханаби тоже. Думаю, что Неджи вполне справится с ролью главы клана.
- Значит, ты оскорбишь своих братьев, Хиаши. Неджи – наша гордость и ваше оскорбление. Он истинный Хьюга, но Хината станет главой, хочет того или нет.
Мужчина нахмурился, мигом поборов боль, услышав нотки угрозы и имя собственной дочери.
- Что ты задумала?

Сакура еще раз осмотрелась, но входа в главный зал так и не увидела. Уж слишком много дверей и мельтешения прихожан, служителей, слишком много бликов горящих свечей и дыма священного ладана. Все превратилось в какой-то нескончаемый поток, и даже Шикамару сложно было здесь сориентироваться.
Еще мешала эта однотонность. От нее начинала кружиться голова. Белые стены с гобеленами и карикатурами, имеющими только темные тона, олицетворение героев, борющихся за волю и свободу Огня, за свою веру. Грозные и непобедимые на картинах, но в прошлой жизни - обыкновенные люди.
Дым украшал их и без того туманный образ: лениво, словно нехотя, спускался он, одаривая и прихожан слегка сладковатым запахом.
Миг! - Сакура обернулась и не увидела рядом с собой Шикамару.
«Бросил? Навряд ли», - подумалось ей.
Она пошла дальше, вглубь храма, надеясь встретить напарника, но тот не появлялся. Поэтому Харуно вновь замерла, оглядывая двери и раздумывая, за какой из них смог бы оказаться главный зал. Как ни странно, но в этой части, немного подальше, народу совсем не было, словно какой-то обделенный край священного места. Лишь немногие женщины вели здесь службу, убирали выгоревшие свечи и читали заранее выученные молитвы. Сакуру они не заметили, и девушка не стала им мешать.
Здесь дверей не было. Совсем. Лишь статуя Бога, которому поклонялись и возносили прошения. Скромная такая. Небольшая. С человеческий рост.
Харуно тяжело вздохнула. Их поиски оказались напрасными. Она с минуту смотрела на черные каменные плиты пола, а потом резко развернулась и пошла в сторону выхода.
«Догонит, если понадобится», - с оттенком злобы подумала она.
Миг! – Сакура резко остановилась и посмотрела на этого Бога, которому возносили молитвы. Гордый. Величественный и…
Холодный. Просто глыба красивого камня. И люди ему поклоняются…
«Что же за Бог посылает на нас эти напасти?» - вновь мелькнула навязчивая мысль.
Что же заставило ее остановиться?

- Я сделаю то, чего не смог ты, Хиаши, - весело произнесла Хироко, словно они говорили о каких-то несусветных мелочах.

Сакура обернулась и вгляделась в один из темных углов, который пропустила.

- Хината станет главой клана…

Дверь!

- Просто я огорожу ее от этого чувства…

Харуно быстро направилась к входу в главный зал. Она была уверена, что это он. Точно он! Вот только к ее досаде Шикамару нигде не было…
На ходу она обернулась, проверила, что никто за ней не следит, а потом удалилась во мрак этого маленького уголка.

- Заставлю ее ненавидеть…

Дернула за ручку двери, еще раз и еще. Бесполезно. Заперто.
«Ну не взламывать же мне замок, когда в храме столько прихожан?!» - возмутилась про себя девушка.
Она еще раз дернула ручку, а потом услышала рядом с собой недовольный голос:
- Сакура, что ты делаешь?

- Ты не посмеешь, - прохрипел Хиаши, - Хината не станет тебя слушать…
- Но твоя смерть совсем скоро придёт за тобой, дорогой брат, - усмехнулась советница, - а после уже увидим…

- Сакура, - рука напарника легла на плечо, заставляя обернуться.
И девушка повиновалась.
Во мраке его лицо казалось еще более грозным, хотя его недовольство выдавали только темные глаза, поблескивающие в темноте. Но еще и сосредоточенность.
«Если он вытащит фонарик и начнет пугать меня, как когда-то капитан Ямато Наруто, я его убью», - подумала куноичи, поднимая уголки губ, которые преобразовывались в подобие виноватой улыбки.
Тот даже глазом не повел.
- Нам нужно поторапливаться. Я только что видел людей Данзо.
Пара предложений. Улыбка исчезла с лица девушки, уступая сосредоточенности напарника.
- Но мы не можем…
Что?
Уйти не с чем? Позволить им себя растоптать? Показать свою слабость? Позволить влезть туда, куда не следует? Докладывать обо всем Данзо?
Сакура опустила глаза в пол, не зная, как дополнить свое высказывание. С одной стороны вариантов много, с другой – очень мало, но они есть, а вот сознательно выбрать один не получалось. Все сюда подходили…
- Не можете войти в зал? Молодые люди, эта часть храма закрыта для посещения, - послышался голос пожилой низенькой служительницы за спиной Шикамару.
Тот резко отошел от Харуно и встал рядом, буравя взглядом миниатюрную старушку, так не вовремя появившуюся здесь. Та спокойно выдержала его взор, сама недовольно поглядывая на шиноби.
Ее седые волосы были собраны в пучок на затылке, а глазки такие маленькие, что даже с такого близкого расстояния Сакура не могла их разглядеть. Морщинистое лицо и бледная кожа мигом нарисовали в голове образ старушки Чие, по мнению куноичи, женщины мудрой и храброй, отдавшей свою жизнь во благо другим.
«Как всегда не вовремя!» - воскликнула «иннер», мысленно вытрясая из служительницы всю ее дурь, которая заставила ее сюда подойти.
- Зал закрыт для посещений. Кто вы такие? Что вам там понадобилось? Все наше прихожане давно знают, что сюда входить нельзя, - грубо проговорила старушка.
Впервые в жизни Сакура лицезрела, как Шикамару, не найдя нужных слов, отстраненно поворачивает голову к ней, прося о помощи.
Харуно на это лишь поджала губы и посмотрела в пол, разглядывая свои сандалии и чувствуя себя какой-то девчонкой, которую застукали родители с мальчиком на далеко не приличных соображениях. Будто ей сейчас лекцию читали о том, откуда, как и каким образом берутся дети.
«Думай! Думай! Думай!» - мысленно билась об стенку головой куноичи.
И сейчас, как в детском мультфильме, над головой «иннер» будто загорелась лампочка. Ино!
- Я Чикако, а это мой жених Джомей, - она улыбнулась и пихнула локтем Шикамару так, чтобы тот перестал на нее так глазеть, - мы приезжие. Слышали, что в главном зале можно помолиться о семейном благополучии.
Нара все так же стоял, как вкопанный, а Харуно продолжала легонько бить его локтем, стараясь привести в чувства.
На его лице так и было написано: «Что она несет?!»
Но Сакура все-таки добилась своего, пихнув напарника так, что тот даже скрючился пополам от неожиданности.
- Прошу прощения, Джомей очень стеснительный и в таких ситуациях нередко впадает в ступор, - слащаво промурлыкала Харуно.
И это подействовало.
Лицо служительницы мигом просияло, и она улыбнулась.
- Ох, да что ж вы сразу не сказали? Давайте я покажу вам место, где молятся молодые пары, - она кивком головы показала следовать за ней, и шиноби ничего не оставалось, как внять этой немой молве.
Они не спеша стали выходить из полумрака, направляясь ближе к входу. И Шикамару заметно занервничал, ища глазами людей Данзо, поэтому Сакура не медлила, позволяя напарнику следить за обстановкой:
- А что случилось в главном зале? Что-то ужасное? – она говорила об этом как бы «между прочим».
Старушка впереди покачала головой.
- Ох, и не спрашивайте. Такое злодеяние! Такое злодеяние! – восклицала она, проходя мимо прихожан и выводя спутников почти в центр зала.
Харуно театрально вздохнула.
- Неужели кто-то посмел осквернить стены столь прекрасного места?
Старушка издала такой же тяжелый вздох.
- Да, - ответила та и остановилась, поворачиваясь к девушке и не обращая внимание на взволнованного шатена, - представьте себе, была убита одна из наших послушниц. Мицураги Цабата. Ох, она была такой прелестной девушкой! Кому она могла не угодить?
Пока служительница разглядывала пол под собой, Нара дернул за рукав туники Сакуру, показывая на вход, где в свете солнечных лучей стояли шиноби АНБУ, осматривая территорию в их поисках. Зеленоглазая взглянула на напарника, будто говоря ему, чтобы тот подождал еще немного.
- Мицураги, да? Очень красивое имя! Другие девушки, наверное, ее очень уважали, раз вы говорите о ней так хорошо. Расскажите о ней.
Шикамару снова дернул за рукав Сакуру, но та его проигнорировала.
- Она была особенная. Вот только Санго ее не любила, говорила, что та себя постоянно искушает, ведь у Мицураги была квартирка в Фудо, а в общине она не жила и…
Нара уже настойчивей дернул за рукав Харуно, и она повиновалась. Подняв глаза, Сакура посмотрела на шиноби АНБУ, которые, расталкивая людей, приближались к ним. Время было явно не на их стороне, поэтому товарищам ничего не оставалось, кроме как отступить.
- Прошу прощения, но, думаю, нам пора, спасибо, что скрасили нам время, - быстро произнесла Харуно, и они с Шикамару быстрым шагом стали удаляться от служительницы.
Та провожала их удивленным взглядом, не понимая, что заставило такую замечательную пару сорваться быстро с места.
- А помолиться? – воскликнула она.
«Неужели я опять забыла зубы почистить?» - мелькнула мысль в голове у служительницы и та, закрыв рот рукой, дыхнула.
Вроде нет, но…
Она была не уверена. Но потом поняла, что проще все свалить на нетерпимость юных людей в их годы, которые привыкли все делать быстро. Женщина кивнула, да, именно так.
- Ох уж эта молодежь! – стала причитать старушка, «уточкой» продвигаясь ближе к входу и проходя мимо АНБУ-шников. – Спасай тут дальше их благочестивые души!

- Никто тебя от этого не спасет, Хиаши, прими действительность и не мешай, - прошипела Хироко, все так же смотря на своего брата, - не мешай…
Но тот не хотел так просто покоряться, ведь не в принципах главы клана было просто так позволять манипулировать собой.
С трудом, будто поверженный воин, он стал вставать, опираясь на трость. Так поверженные короли опираются на свой меч, давая понять, что бой еще не окончен, а только начинается.
Капли пота струились по лицу нескончаемым водяным потоком, в голове отбивали по наковальне самолюбия и гордости молотки упрямства и несдержанности Хироко, а сердце сжималось от слабости, билось, будто желая получить свободу, стать вольной птицей, разбив свою клетку…
- Я не позволю манипулировать собой и своими дочерьми. Никогда! – крикнул он, и Хироко улыбнулась.
- Время покажет нам это, - пропела она и засмеялась, направляясь к выходу.
Повернулась спиной. Так сильные поворачиваются спиной к слабым, давая шанс разглядеть их гордую осанку, увидеть эту непоколебимость, гордость. А молотки все стучали…
Хьюга. Хьюга. Хьюга. Истинная Хьюга…
Удары все сильнее. Сердце бьется и сжимается. Бьется и сжимается…
Кровь пульсировала в венах…
Хиаши вновь повалился на пол, уже даже не в силах опираться на единственную и верную ему опору – деревянную трость.
И тут он заметил…
Советница остановилась. Он не видел, как ее губы стали подрагивать, а в глазах читалось истинное безумие. Но на мгновение Хироко стала спокойна. Одно единственное мгновение.
- Ты слаб, - прошипели ее злые уста, и она быстро раскрыла двери и выбежала, крича на ходу притворным взволнованным голосом:
- Помогите! Помогите! Хиаши-сама… У него приступ!

Шикамару оперся о стенку, а Сакура согнулась пополам, тяжело дыша.
- Удалось, убежали, удалось, убежали, - повторяла она.
Они вернулись. Опять все тот же переулок, вот только стенку перелезть - и территория посольства Конохи.
Харуно даже и не поняла, как они оттуда выбрались. Всплеск адреналина оказался настолько мощным, что тело и мысли жили, словно отдельная ее часть. Сначала затерялись в толпе, а потом пустились бегом.
Дальше и дальше, дальше от храма.
Дальше от людей Данзо.
- Да. Значит, я оказался прав. Они здесь для слежки за нами, - проговорил Шикамару, так же неровно дыша.
- Что будем делать? – Сакура на него обеспокоенно взглянула. – Они от нас не отстанут.
Нара усмехнулся, посмотрев на небо, еле видневшееся из-за подогнутых краев облицованной крыши адвокатской конторы. Туда, где ярким диском на голубом полотне сияло солнце. Он устремил свой взгляд так, как делал это всегда, когда был уверен в своих действиях.
- Значит, найдем способ избавиться от них…

- Да, я найду способ избавиться от Хиаши, - советница засмеялась, стоя в своих покоях и видя по ту сторону стены мельтешения слуг и только что выбежавшую из покоев отца Хинату, - найду способ…
И ногти вонзились в ладони, только боли Хироко не чувствовала…
     

Публикатор: Naruto_Sama 2012-07-31 | Автор: | Бета: MissAstral | Просмотров: 665 | Рейтинг: 5.0/2