Чт, 2017-06-22, 23:28

Вход · Регистрация
 
 
   
Главная » Фанфики » Юмор/Стеб

Мандаринка

- Ну, я пошла! - Сакура еще раз поправила прическу и взялась за дверную ручку.
- Иди, а то Саске весь подъезд сожжет, - напутствовала подругу Карин. - Ты же знаешь, что ему нельзя в руки спички давать. Особенно, когда он нервный. А сейчас он стопудово нервничает - ты ж целых пять минут собиралась. И зачем ты вынесла ему зажигалку?
- Да он подкурить попросил, что мне оставалось делать? - начала отмазываться Харуно. - Не в квартире же ему дымить!
- Давай-давай, вали уже! - выталкивала девушку Карин. - Не чуешь что ли, что уже паленым завоняло?
- Ой, - Сакура повела носом и действительно уловила непередаваемый аромат знакомства ее парня с чем-то пластмассовым, - и правда! Пойду я, - Харуно уже практически открыла дверь, но в последний момент оглянулась на соседок по квартире и спросила: - Вы ж друг друга не поубиваете?
- Да пиздуй, бля, уже! - не выдержала Таюя и присоединилась к Карин в таком мега важном деле, как выпихивание подруги на свидание. - Только смотри там не переусердствуй с позой бобра.
- Ась? - процессор «Харуно Сакура» завис и перестал продвигаться на выход.
- Ты че, не знаешь главную позу городской «Камасутры»? - удивилась Таюя. - По-за боб-ра! - по слогам произнесла девушка, надеясь, что до розоволосой все же дойдет смысл словосочетания.
- Ась? – «Харуно Сакура» начал медленный процесс перезагрузки.
- Ща! - знаток «Камасутры» городских джунглей метнулась в комнату и через пару секунд вернулась на исходную позицию с блокнотом и ручкой в руках. – Вот, смотри, - Таюя, высунув от усердия язык, принялась что-то рисовать, что-то очень похожее на два совокупляющихся тела, - эт ты, - девушка ткнула на человечка с растрепанной шевелюрой, загнутого в небезызвестную позу речного членистоногого, - эт твой Саске, - сзади «Сакуры» появилась еще одна фигура с таким ирокезом, что местные панки сдохли бы от зависти, - а эт перила, - прямо перед лицом первой фигуры появилась жирная линия. - Так вот, сильно перила не грызи, пока твой благоверный будет пытаться возрождать свой клан, а то треугольные зубы, знаешь ли… Да и не особо хочется наблюдать последствия ваших брачных игр каждое утро.
- Т-таюя! Т-ты в чем меня подозреваешь? - опешила наконец-то догнавшая Сакура. - Я не буду трахаться с ним в подъезде!
- Не, мне-то че? - пошла на попятную вышеназванная. - Я ж просто предупредила!
- Так вы друг друга не поубиваете? - повторила Харуно, зная, как эти две друг друга «любят».
- Не-не, ты че? - Карин стала выпихивать беднягу еще энергичнее. - Как можно-то?
- Ладно! - Сакура плюнула на возможные разрушения в квартире, кинула прощальный взгляд на пока что целую жилплощадь и решительно вышла.
Открывшаяся дверь принесла в квартиру такой ядреный запах горелой пластмассы, помноженный на аромат последствий жизнедеятельности соседской кошки, что обе красноволосые девушки закашлялись и быстренько закрыли дверь.
- Ну че? - Карин исподлобья взглянула на заклятую подругу.
- Хуй через плечо! - заржала Таюя и, вытащив пачку сигарет, поплелась на балкон, чтобы окончательно угробить свои легкие.
- Сука, - сквозь зубы выдохнула Карин и пошла туда же со своими сигаретами.
- И хули делать? - Таюя выдохнула в декабрьскую ночь очередную порцию дыма.
- Не знаю. Денег, сука, нет, - вздохнула сокурильщица. - Остались только на билет домой и две пачки сигарет на завтра.
- Н-да, хуево, - в кои-то веки согласилась с ней Таюя. - Чертов Новый Год! Чертова учеба! Нахуй мы вообще сказали родителям, что приедем домой, а? Теперь вот из еды только хлебушек с майонезиком.
- Не только! - Карин лукаво улыбнулась и полезла в шкафчик, который стоял на балконе с незапамятных времен.
- А че еще? - заинтересовалась красноволосая.
- Вот! - на свет божий была извлечена пыльная пятилитровая баклашка со спиртом.
- О-о-о! - уважительно протянула Таюя. - Опция «Заначка»?
- Жаль, что опция «закуска» не работает, - вздохнула Карин.
- Да вообще не вопрос! - Таюя порылась в кармане халата и выловила в его недрах ма-а-аленькую мандаринку. - Я знала, что это мне когда-нибудь понадобится.
Карин с сомнением покосилась на цитрус: одна его половинка была ярко-оранжевой и по всем признакам мягкой, а вот вторая - твердой и темно-зеленой. Но, как говорится, на безбабье и самому поработать можно, поэтому наши прекрасные дамы, оставив след на клумбе под балконом (теоритически, потому что сейчас во всем городе, а не только рядом с домом, где жила троица, лежал снег - конец декабря, епт) в виде двух окурков, прошествовали на кухню.
- Так, и кто разбодяживать будет? - поинтересовалась Таюя.
- Ты! - ткнула в нее пальцем Карин.
- А че я? - пошла в отказ собеседница. - Я, между прочим, музыкант, а ты - медик. А спирт - ваше все, так ты говорила? Так что давай, родная, поработай ротиком и ручками!
Карин только вздохнула и, признав правоту соседки, нашла в кладовке бутылку из-под минералки (студенческие будни, знаете ли, редко обходятся без глотка сей живительной влаги) и твердой рукой медика налила туда ровно литр спирта. Добавив в бутылку еще литр водички из-под крана, девушка выдохнула, зажмурилась и сделала глоток.
- Э-эх! - спиртное обожгло горло, но было заедено последним кусочком хлеба. - Нормально!
- Ну че, - Таюя, закончив сервировать стол закуской (раздербанив на дольки несчастную мандаринку и выдавив на блюдце последние пятнадцать граммов майонеза), достала две стопки и подвинула их к будущей собутыльнице, - понеслась душа в рай, ноги в милицию? Разливающая молча кивнула.
И, собственно, понеслась.

Минут через …дцать
- И-ик, Карин, - Таюя хлопнула собутыльницу по плечу, - ты такая охуенная, что я прям даже и не зна-а-аю-ю-ю!
Собутыльница покачнулась, разлив на себя половину налитой стопки, которую держала в руках, и пьяненько захихикала.
- Чет скучно мы сидим, - взгрустнула музыкантша. - Мужика бы сюда, а то без прынца как-то невесело.
- А давай танцевать на столе ритуальные танцы призыва мужиков! - предложила Карин, сама удивившись, как это она смогла выговорить такую длинную фразу без запинки.
- А давай! - поддержала ее подруга и полезла на стол.
- Бог в помощь, - как гром среди ясного неба прозвучал в квартире, где проживали три девушки, мужской голос.
Карин поперхнулась остатками жидкости, которые еще не вылила на себя и решила выпить. Таюя, практически поставившая ногу на стол, конечно же, поскользнулась и оказалась под столом. А Шикамару, невесть каким хером забредший в женскую обитель (и как не влом ему было поднимать свою наровскую задницу и куда-то тащиться по такой морозяке?), пробормотал что-то типа «женщины, бля» и положил на стол розовую тетрадку с блестками по всей поверхности обложки.
- Ты какого хуя тут делаешь? - донесся из-под стола пропитый девичий голос.
- Сакура просила отдать ее конспект до Нового Года, - пояснил Нара, по привычке засунув руки в карманы брюк и устремив свой гениальный взор в небеса.
К сожалению, небеса начинались только через четыре этажа и чердак, поэтому Шикамару уныло разглядывал побелку на потолке.
- Да и хуй на нее! - Таюя, прилагая немалые усилия, выбралась из-под неотъемлемого элемента кухонной мебели, стола то есть, и попыталась принять сидячее положение. - Как ты в квартиру вошел?
- Дверь была открыта, - Нара развернулся и потопал на выход. - С наступающим!
Первой в себя пришла откашлявшаяся Карин. Она быстро смекнула, что вот сейчас потенциальный прынц помашет им ручкой и уплывет в далекие дали. А им тут одним до утра куковать - Сакура ж, курва такая, от своего Учихи так просто не отлипнет.
- А ну, стоять! - взревела медичка и сняла с ноги тапок.
- А? - Шикамару безмерно удивился, когда домашняя обувка пролетела мимо него и ударилась в стену с неожиданно громким звуком (а вы что думали, у студентов всегда есть денюжка на мягкие тапочки-собачки? Ага, обычные за сто рублей и на резиновой подошве - вот предел мечтаний голодающих студиозов).
- Мы че, алкашки? - музыкантша недобро нахмурилась. - Мы че, вдвоем должны бухать?
Бедный гений только вздохнул и даже не стал говорить девушкам, что именно этим они и занимались до его прихода. Еще раз вздохнув, он уселся на табурет, заботливо выдвинутый медичкой ногой из-под стола (и как бедная Таюя себе голову не расшибла?) и выжидательно уставился на студенток.
- Наш человек! - одобрила такое поведение Таюя. - Только ты смотри, закусь надо экономить!
Нара скептически посмотрел на то, что девушка назвала емким словом «закусь» и поморщился. Из закуси на столе имелось что-то смутно напоминающее дольки подгнившего мандарина, три капли майонеза и две пачки сигарет. Решив покориться неизбежному, он пришел к выводу, что если пьянку нельзя предотвратить, то надо ее возглавить. И достал из кармана такую же мандаринку, как и Таюя. Только в кожуре. Такую же зелено-оранжевую. Новый Год же, в конце-то концов!
- Вы с этим музыкантом-недоучкой в одной помойке что ль ковырялись? - Карин сквозь стекла своих неизменных очков изучила новое поступление цитрусовых.
- Бля, ты че? - обиделась на соседку «недоучка». - Он же к нам со всей душой. От его стола, так сказать, к нашему! Сучка ты крашеная и неблагодарная!
- Кто крашеная? Я крашеная? - взвилась «неблагодарная». - Ты на себя-то посмотри! Да на твоих волосах полбанки «Эмали» нашли последний приют!
- Че? - Таюя попыталась встать и двинуть Карин кулаком в очки.
- Девочки не ссорьтесь! - примирительно поднял руки Шикамару, понимая, что сейчас от квартирки останутся одни развалины.
- Да ты зацени! Все ж натуральное! - в лицо Наре ткнули сразу два темно-красных локона.
- Верю, верю! - гений безуспешно пытался оттолкнуть волосы. Но не тут- то было: девушки были упорны и настойчивы в своем стремлении доказать натуральность шевелюры.
- Ладно, - первой успокоилась, как ни странно, Таюя, - давайте лучше выпьем за натуральность! У тебя же все натуральное? - девушка скосила глаз (один, потому что вторым сверлила дырку у Карин между глаз) на молнию брюк Нары.
- Да, - просто ответил «самый натуральный», пытаясь скрыть дрожь в голосе (а вы пробовали оказаться в компании двух неадекватных и пьяных девушек, не имея путей к отступлению? То-то же).
- За натуральность? - медик подняла стопку.
- Угум, - согласились остальные.

Еще минут через …дцать
- Дава-а-ай вечером с тобо-о-ой встретимся, будем опиум курить-рить-рить! - голосили на весь дом пьяные девушки.
«Надо валить. Надо валить, надо валить. Надо валить, надо валить, надо валить!» - панические мысли захватили весь гениальный мозг Шикамару.
- А давайте покурим? - Таюя легким движением руки достала из-за холодильника бульбулятор.
- А давайте! - Карин не осталась в долгу и положила на стол спичечный коробок понятно с чем.
«Все, я труп!» - Нара в отчаянии схватился за голову.

***

Светало. Сакура, довольно улыбаясь, дотащила свое бренное тело до квартирки. Поцеловав на прощание своего невыспавшегося (всем же понятно, почему он не выспался?) возлюбленного и забрав у него зажигалку, Харуно вломилась в квартиру. Почему-то стояла полная тишина. Даже гробовая. Сакура судорожно сглотнула, гадая, что ей предстоит делать: помогать прятать труп или бежать в полицию и узнавать, кто ж кого порешил. Тихо-тихо (а вдруг у победительницы проснулась жажда крови и нужно будет самой от нее убегать, чтобы не присоединиться к проигравшей) Харуно прошла в комнату, где они спали. Тишина. И мертвые с косами стоят - ну эт так, к слову. На самом деле никого в комнате не было, а кровати так и стояли неразобранными.
«Наверное, они на кухне!» - подумала Сакура и содрогнулась от мысли, что ей, а не кому-нибудь другому, придется оттирать кровавые пятна со стен, пола и, возможно, потолка.
Но то, что загулявшая девушка увидела на кухне…
На кухонном столе в окружении стопок, пустой баклашки из-под спирта, пепельницы, пустой бутылки из-под минералки и до боли знакомого (потому что лично деланного) бульбулятора лицом вниз спали трое. Карин, бормотавшая во сне что-то про то, что у нее все натуральное, слегка сжимала снятые очки (о боги, она сделала это!). Таюя немного похрапывала и пинала ногой третьего. А третий…
- Шикамару? Ты здесь откуда? - удивилась Сакура, увидев одногруппника.
- Дверь была открыта, - пробормотал Нара и вновь вырубился.
- Ни хуя себе! - Харуно прислонилась к стеночке, чтобы не упасть.
- Всё людям! - продолжила внезапно очухавшаяся Таюя. - Ну как, позу бобра испробовали?
- Угум, - Сакура опустила глазки в пол.
- Заебись! - похвалила подругу девушка и вновь упала лицом на стол.

А на тарелочке так и продолжали лежать две почищенные мандаринки сомнительного (мусорного?) происхождения, сиротливо примостившись рядом с тремя каплями майонеза. А что? Закусь-то надо экономить, да! Кризис на дворе!
Публикатор: yanaka 2013-06-19 | Автор: | Бета: MissAstral | Просмотров: 1188 | Рейтинг: 5.0/1
s79030528473

s79030528473   [2013-06-22 19:17]

Вот что бывает когда употребляешь продукты сомнительного происхождения
quote
ExtaSaske

ExtaSaske   [2013-12-27 15:45]

Мда!Я чет и не понял они так себя ведут будто накурились а потом ещё и напились!!Ну все же юмор есть.
quote
tassel

tassel   [2014-02-02 00:59]

Не смешно.
Много мата, нет идеи.
Луч просвета - тост за натуральность. Оригинальный такой.
quote