Чт, 2017-07-27, 09:43

Вход · Регистрация
 
 
   
Главная » Фанфики » Свои персонажи

Ген Ангела (Глава 5)

     

Истина.

«Патруль ничего нового не принёс, всё, как и раньше, тихо и спокойно, даже наоборот, слишком спокойно. Такая пустота всюду, если рядом опасные враги, тогда где они? Мой Шаринган ничего не заметил, только глаза устали, - Рен потёрла рукой глаза, покрасневшие от напряжения. – Хоть бы что-нибудь, а лучше кто-нибудь. Как накаляет эта неизвестность. Не, подожди, я видела или нет, а может мне показалось? - девушка закрыла глаза и задумчиво сложила руки. – То скорее всего простая тень была, Шаринган ничего не показал, значит там никого не было. Наверное, то была тень от облака, проплывающего над землёй. Не, слишком быстро оно двигалось, слишком. Сестра, зараза, отвлекла своей идиотской шуточкой, тогда бы я точно разглядела. Достала она меня за всю миссию, какой дурак решил поставить нас вместе? Р-р-р-р, я её поджарю, подпалю её косичку, сожгу вообще нафиг, будет лысой ходить! Всё удовольствие испортила», - Рен в злобе замахнулась кулаком, одновременно самопроизвольно напрягла мышцы ног и неловким поворотом потеряла равновесие и рухнула с кровати. – Вот, как всегда, - недовольно буркнула девушка, приподнимаясь и потирая ушибленные места. – Шиноби, а координация всё равно не всегда срабатывает. Эх… - девушка снова села на кровать, скрестив ноги. - Ещё и шоколад закончился. Вот так всегда. Сколько времени? Час! Хм, ещё рано, - девушка расплылась в улыбке. – Миссия миссией, а надо расслабиться. Таксь, где моя манга, - Рен вытащила из под подушки несколько книжечек и включила лампу над кроватью. – Так что тут у нас? Хе-хе-хе, «Первая любовь» значит, ещё раз прочтём, - девушка, переодевшись в пижамку, залезла по одеяло и начала с упоением перелистывать страницу за страницей. – Завтра ещё прикуплю, - довольно думала она.

* * *

В зарослях леса, опираясь на дерево, стоял шиноби и громко часто дышал. Недалеко на земле сидел ещё один, его дыхание было более ровным, однако он тщательно массажировал уставшие ноги.
- Вот набегались за сегодня, - высказался Уныние. – Я уже не могу никуда идти, столько патрулей, я еле скрыл нас от сенсоров. Ой, мои ноженьки, - Уныние проронил слезу.
- У тебя ноги болят?! – выпалил Гордыня, переводя дух. – Да я часть пути тебя на себе таскал! Кто из нас ещё устал? Совсем опух? Я! Я! – громогласно прозвучало личное местоимение. – Я возил такого слабака на спине. Где благодарность?
- Прости, прости братишка, - задрожал Уныние. Гордыня отвернулся и закрыл глаза.
- Ладно. Нас точно никто не заметил?
- Думаю, никто. Я тщательно нас маскировал, а на глаза сестрёнке мы не попались. Значит, нас не заметили, - с мелкой дрожью проговорил Уныние.
- Теперь очередь Блуда, этого, кхм, позора. Ты хоть и нытик, но о всякой херне не думаешь и ведёшь себя более-менее адекватно, - Гордыня медленно развернулся и прислонился спиной к дереву.
- Не злись на него, он хороший. Вас мёдом не корми, дай только поцапаться. Ты же без него от скуки замучился бы. А так, кто тебя ещё достанет и потреплет, - Уныние с натяжкой, сняв маску, всё же улыбнулся. Ему потребовались большие усилия для этого, он редко, почти никогда не улыбался. На мечника смотрело юное лицо мальчишки, на чуть впалых щеках и небольшом подбородке которого были следы слёз, чёрных слёз. Носик похлюпывал и при этом так интересно подёргивался. Тёмно-русые неухоженные длинненькие волосы упали на плечи, часть из них сдвинулась на личико. Слезинки продолжали наворачиваться на глазах, реснички неловко хлопали, но он продолжал удерживать улыбку. Этот по сути уже взрослый шиноби, полноправный юноша, обладатель ломающего дух гендзюцу, убийца, выглядел, как двенадцатилетний – тринадцатилетний мальчишка, который был слабым и далёким от войн и смерти.
Гордыня бросил на него свой извечно строгий и суровый взгляд, но напарник не перестал улыбаться, волосы сдвигались и закрывали глаза мальчишки. В сердцах Гордыня улыбнулся, вспомнив дурного Блуда и грустные, но справедливые слова Уныния. Мечник качнул головой, глубоко вздохнул и, оторвавшись от дерева, подошёл к сидящему на земле братцу. Он медленно встал на одно колено и наклонился к лицу плачущего. Правой рукой он убрал волосы с лица Уныния, левой вытер его слезы и техникой льда превратил их в маленькие заколки, затем надел их на волосы брату. Мечник отодвинул голову и взглянул на сидящего, теперь его волосы держались и не спадали на лицо. Уныние вся удерживал улыбку, но его губы уже дрожали, а на глазах снова появились слёзы. Тогда мечник снял свою маску и улыбнулся ему в ответ. Лицо Гордыни было взрослым и строгим, проявлялись острые черты. Короткие волосы такого же цвета, как и у Уныния, ровно лежали на голове, короткая стрижка придавала ещё более серьёзный вид Гордыне. Но их глаза, глаза были похожи, хоть они и выражали разные эмоции. Их лица были схожи так, словно один и тот же человек смотрел сам на себя в разные годы своей жизни. Гордыня выглядел намного старше, даже старше, чем он есть на самом деле. Его лицо – лицо война, прошедшего войну и перенёсшего все тяготы и лишения. Даже сухая улыбка мало исказила его выражение, но оно стало приятней для восприятия.
- Придётся, наверное, отдать тебя в руки Блуду, пускай поработает с твоими волосами, а то уж слишком они некрасивые и неаккуратные. Давай надевай маску. Отдохнули, пора и двигаться, - Гордыня встал и медленно пошёл, надевая свою маску.
- Братишка, нии-сан, - пробормотал Уныние и, быстро скрыв лицо, побежал за братом.

* * *

Солнце ярко светило на небосклоне, жар пустыни палил вовсю. Ветер медленно переносил волны песка, образуя причудливые узоры. Четверо шиноби из Конохи подходили к месту начала песков.
- Мы уже рядом. Скоро поболтаем с Гаарой, мне аж не терпится узнать, как он стал Кадзекаге, даттебаё, - голосил Наруто. – Давайте быстрее, что зря время тянуть.
- Шиноби из Конохи? – спросил командир отряда разведки Песка, неожиданно появившейся из ниоткуда.
- А ты не видишь что ли, даттебаё? – буркнул Наруто.
- Да. Мы прибыли по просьбе Кадзэкагэ, - спокойно ответил Какаши.
- Приветствую вас. Позвольте нам вас сопроводить, - сказал командир.
- Усиленный дозор? Что-то происходит в Песке, Акацуки? – начал уточнять Джирайя.
- И не только, - ответил шиноби. – Нам кажется, что появился ещё кто-то не менее опасный. Они убили двоих из Акацуки, похоже, довольно легко. Кадзекаге расскажет вам всё подробнее, а сейчас деревня приведена в боевую готовность. Идёмте.
Команда из Конохи выслушала всё, что им рассказал по пути командир. Они были удивлены произошедшем. В голове Какаши и Джираи всплыли мысли о предупреждениях АНБУ и нехорошем предчувствии. Неужели неизвестный убийца вышел из тени.
- Приветствую тебя, Наруто, - сказал Гаара, протягивая руку. Кадзэкагэ и его сопровождение стояли у самых ворот и ждали дорогих гостей.
- Привет! – выкрикнул Наруто и схватился за руку Кадзэкагэ двумя руками, на его лице была широкая улыбка. Гаара улыбнулся в ответ. – Ну, давай рассказывай, как ты стал Кагэ?
- Наруто! - возмутилась Сакура. – Всему своё время, мы на миссии как-никак.
- Ничего, Сакура, - Гаара улыбнулся ей. – Приветствую и вас, Какши-сан и Джирая-сан, и тебя, Сакура-чан.
- Ага, - Какаши прикрыл глаз и помахал рукой.
- Приветствую, Пятый Кадзэкагэ, - произнёс с уважением санин.
- Пройдёмте в мою резиденцию, не хорошо дорогих гостей на пороге держать. А по пути я отвечу на ваши вопросы, - Гаара позвал их жестом руки и направился в деревню.
- Так как ты стал Кагэ? – не унимался Наруто.
- Много трудился для своей деревни, - коротко и ясно ответил Кадзэкагэ, бросив весёлый взгляд на Наруто.
- И всё? Может ещё что-то, даттебаё? – уже менее энергично спросил Наруто.
- Больше ничего и не нужно, - толкнула Сакура своего друга.
- А вы не меняетесь, - усмехнулся Гаара. Сакура неловко сложила улыбку.
- Расскажи тогда поподробнее, даттебаё, - не отставал Наруто.
- Я думаю, это длинная история, да Кадзэкагэ? – Гаара только кивнул на слова санина. – Лучше расскажите, что произошло в дерене за последние дни, и про Шаринган.
- У нас два трупа из Акацуки, три из Звука, четыре наших. Работали явно не промахи. АНБУ сообщили мне о шиноби в чёрных костюмах с большими количествами чакры. По данным их четверо. Один из них опасный мечник, его меч остер, как бритва, это видно по телам убитых. Другой управляет тенью.
- Как Шикамару? – удивлённо спросил Наруто.
- Клан Нара всегда был верен Конохе, - утвердительно сказал Какаши.
- Нет, это не Нара. Он смог в одиночку создать огромный теневой барьер, закрывший целую область. Нара на такое не способны, это кто-то более сильный. Третий обладает гендзюцу, он смог вывести из равновесия одного из Акацуки за короткое время. Четвёртый неизвестен. Кто-то из них владеет усовершенствованным геномом стихии льда.
- Значит они из страны Рек, там был клан, владеющей такими техниками, - умозаключил Джирая. – А кого они убили из Акацуки?
- Сасори Красного Песка – предателя нашей деревни, и Дейдару из деревни Скал.
- Но враг оказался сильнее этих элитных убийц. А слышали ли вы что-нибудь о Тёмном Мастере? – спросил Какаши.
- Тёмный Мастер. Я это прозвище уже слышал, - Кадзэкагэ задумался.
- Этот тот, кто повинен, по предположению, в гибели большей части клана Докубуцу, - сказал один из джонинов, сопровождающий их. – И ещё в нескольких убийствах сильных шиноби. У них отсутствовали части тел или органы. Я некогда не забуду эти искалеченные тела, если некоторых вообще телами назвать можно было, - джонин замолчал, все на время тоже примолкли.
- Может, он собрал свою команду, а Акацуки ему чем-то не угодили? Его цели неизвестны никому. Тогда при чём тут ваши шиноби и шиноби Звука? Ему что-то нужно, нужно именно здесь, - рассуждал Джирая.
- Шаринган, - выпалил Наруто. Все обернулись к нему.
- Я тоже так думаю, - сказал Гаара. – Но подтверждений этому нет. Я приставил за ней охрану, но никто к ней не приблизился. Я на свой риск отправил её в дозор под отдалённым прикрытием АНБУ, но также тишина. Я начал уже сомневаться в этом.
- А Биджу? Вы, Кадзекаге? – спросил Джирая.
- Ко мне тоже никто не приблизился. Тишина и неясность. Неизвестно, что можно от них ждать. А АНБУ Тумана ни при каких условиях не раскроет свои данные о нём, преследователи не раскрывают своих секретов.
- Мы лучше останемся у вас подольше для поддержки, вам пригодится любая помощь, возможно, Мастер такая же угроза, как и Акацуки, нужно разобраться с ним раньше, пока он не начал действовать активнее, - предложил Какаши.
- Оставайтесь. Я уже распорядился о подготовке для вас удобных комнат недалеко от центрального здания, - сказал Кадзекаге.
- А кстати, мы всё говорим и говорим, а где же девушка с Шаринганом? – спросила Сакура.
- Да, даттебаё! – Воскликнул Наруто.
- Хорошо, сейчас около одиннадцати. Разбудите Акемино Рену, пусть она явится ко мне, - распорядился Гаара, два джонина метнулись в сторону дома Рен.
- Она ещё спит? – спросил Какаши, его бровь приподнялась.
- Это ещё та персона, хлопот от неё много, - усмехнулся Гаара.
- Акемино Рена, клан Акемино. Они мастерски владеют сенбонами, а их укреплённые нитями чакры костюмы отличаются высоко прочностью, а ещё очень удобны, - произнёс санин.
- Хорошо осведомлены, это так, - подтвердил Кадзэкагэ. – Ну, она всё равно другая. Её огненные и воздушные техники, а также природные способности идут в разрез с кланом. Я проанализировал всё, мне показалось, что она не из их клана.
- Саске тоже владел огнём, - вспомнил Наруто. – Она, получатся, из Учих, даттебаё.
- Проверить мы никак не можем, но её Шаринган не является вживлённым, он, наверное, её собственный, - сложив руки, произнёс Каге. – И его способности по рассказам её учителя схожи с кланом Учиха. Копирование, обнаружение чакры, усовершенствованная реакция, даже гендзюцу. Её команда стала неплохим подспорьем, они выполнили много миссий. Только я узнал о Шарингане не так давно. Эта гвардия его от меня дружно скрывала. Однако вокруг не замечалось никаких странностей, а его раскрытие привело всё в движение.
- Я должен сам взглянуть на этот Шаринган, - сказал серьёзно Какаши. – Он мне больше знаком.
Гаара и коноховцы сидели в приёмной Каге и ждали обладательницу Шарингана. Прошёл уже почти час, как Гаара отправил за ней джонинов. Неожиданно грохот, шум, какие-то крики. В кабинет влетела девушка, сорвав дверь с петель, оглядевшись, она быстро поправила свои волосы и шустро всем поклонилась. Наруто не мог сдержать смеха от такого появления.
- Извините, простите, извините. Кадзэкагэ-сама, Акемино Рена прибыла по вашему приказу, - быстро протараторила девушка.
- Вот и она, - с унынием произнёс Гаара, взглянув на дверь, держащуюся на честном слове, и прикрыл глаза рукой. Наруто заливался смехом, остальные коноховцы улыбались такому появлению.
- Я Джирайя, а это Наруто Удзумаки, Сакура Харуно и Какаши Хатаке, - представился санин и представил своих товарищей.
- Очень приятно, - поклонилась девушка, улыбаясь. – Я Акемино Рена, - её носик мило дёрнулся.
- Какая милашка, - Румянец выступил на щеках Джирайи, он странно засмеялся.
- Старый извращенец, - Наруто покосился на санина. Сакура тоже кивнула в подтверждение и покосилась.
«Что-то мне не нравится этот мужик, - Рен взглянула на Джирайю исподлобья. – И из-за него я не выспалась», - в глазах молниеносно появился Шаринган.
Джирайя замер, все остальные тоже. «Саске-кун, я сразу вспомнила его глаза. Невероятно, как похожа», - подумала Сакура. «Она владеет уже таким Шаринганом, полностью пробудившимся. Три томаё. Её глаза источают силу», - думал Какаши. «Вот ляпнул», - мелькнула мысль в голове Джираи. «Круто, даттебаё. Она как Саске», - поразился Наруто.
- И как тебе Джирайя-сан? – спросил Какаши. Он поднял свой протектор и открыл левый глаз с Шаринганом. Девушка переключилась на другого обладателя.
- Как настоящий Учиха, - пробормотал Джирая.
- Копирующий ниндзя, - прошептала девушка.
- Да, - прищурился Какаши. – Позволь-ка? – он взглянул в глаза Рен своим Шаринганом. «Они настоящие, ничем не отличаются от клана Учиха. Их сила будет больше моей, намного. Как у Саске. А возможно… и сильнее. Такая странная чакра, столько скрытой силы. Если она пробудет мангёке, то, кто знает, она сравнится, а может и превзойдёт и Итачи. И тело и глаза формируют что-то более сильное. Кто же она вообще такая? Но то, что в ней природные гены Учих, я уже не могу сомневаться, но здесь что-то ещё», - размышлял Какаши. – Ты не пробовала овладеть стихиями земли и воды? – серьёзно спросил Копирующий ниндзя.
- Ты о чём, Какаши-сан? – удивился Джирая.
- Что вы узнали, Какаши-сан? – Гаара встал со стула.
- Какаши-сенсей? – вопросительно произнесла Сакура.
- Вы о чём, даттебаё? – не понимая, задёргался Наруто.
- Я владею только огнём и ветром, остальные я не пробовала осваивать. Точнее, они не давались мне раньше, я и стала развивать, что хорошо получается, - неловко ответила Рен. – А при чём тут земля и вода?
- Огонь, ветер, земля, вода, даттебаё! Что за?.. – расшумелся Наруто.
- Наруто, я потом тебе всё расскажу, а сейчас помолчи, - остудил его Какаши и продолжил разговор с Рен: – Тебе надо попробовать. Не мешало бы, чтобы тебе показал кто-нибудь опытный.
- Какаши-сан, ты о чём говоришь? Неужели… такого не может быть. У неё уже две стихии, - шепнул Джирая.
- Никто не видит то, что видит мой Шаринган. Я пока в сомнениях, но кто знает? – шептал Какаши. – Она родственник или на самом деле Учиха, возможно, один из её родителей из клана Учиха. Но глаза настоящие и их сила тоже, Кадзекаге-сама. Есть в ней и другая мощная сила.
- Ясно, у нас есть мастера воды и земли, - Гаара стал серьёзным, ему не нравилась реакция Какаши и Джираи, да и то, что она всё-таки даже не Акемино.
- Подождите, что вы говорите? Вы врёте! Мои родители - шиноби Песка. Никто из них не из Учих… - девушка побледнела, она поняла, о чём молчали её родители и почему она так отличается. – Нет! Нет! Это не так! – крикнула она и выбежала из кабинета, окончательно оторвав дверь.
- Наруто, Сакура, за ней. Помогите ей, - скомандовал Какаши. Товарищи быстро побежали за Рен. – Похоже, мы разрушили её представления о своём происхождении.
- Так что с ней? – спросил Гаара серьёзным тоном, он переживал за свою подчинённую.
- Я не могу точно сказать. Её чакра непредсказуема. Какая-то тайна скрыта в ней. Мне показалось на миг, что в ней может быть и часть клана Сенджу. Идиотское предположение, но возможно. Оттенок чакры мне показался знакомым, немного.
- Бред! – возмутился Джирайя. – Такое невозможно. Как гены этих кланов могли оказаться у одного человек, да ещё из деревни Песка? Ты можешь представить, хотя, я видел давным-давно не менее странное явление. Надо попробовать освоить с ней другие стихии. Теперь и мне стало любопытно.
- Я понимаю, что вы прячете секреты своей деревни, не досказывая некоторые данные, но из того что я узнал, она из вашей деревни, хотя бы только по глазам, точнее её родственники из страны Огня. И её способности велики. Мне самому многое интересно, поэтому надо с завтрашнего дня, когда она придёт в себя, заняться проверкой предположений.

Рен летела, не видя никого и ничего, с её глаз срывались слёзы. Она знала, она предполагала, готовила себя к такому исходу, чтобы не было больно, но всё равно не смогла сохранить спокойствие и ясность мыслей. Она бежала прочь, дальше от всех. Наруто и Сакура бежали за ней, но они не могли поравняться с её скоростью, она всё дальше удалялась, терялась в постройках деревни.
- Вот это скорость, даттебаё, - произнёс Наруто.
- Шевелись, Наруто! Мы её сейчас потеряем из виду, - громко командовала Сакура.
Наруто сделал серьёзное лицо. Ещё одна трагедия мира шиноби. Он сделал рывок, но догнать Рен так и не смог, она затерялась где-то в закоулках деревни. Бег, быстрый бег, прочь, прочь от всего. Удар, удар в кого-то, в чьё-то мягкое, тёплое тело. Всё, что увидела девушка, был чёрный силуэт и чёрный костюм. Рен вцепилась в человека и уткнулась лицом в его плечо. Шиноби нежно обнял её, его тёплые руки успокаивающе действовали на девушку. Правая рука заботливо прикоснулась к голове и погладила её по волосам. Рен прижималась к неизвестному, ища поддержки, где-то в глубине она поняла кто это, по крайней мере, ей так казалось.
- Плачущий, это всё не правда. Акемино - моя семья. Это ложь, - сквозь слёзы шептала девушка.
- Это правда, - тихо и добро прозвучал заботливый голос. – Смирись с этим, они не твоя семья, Рен-тян. Твоя неродная семья. Скоро ты узнаешь всю правду, и, возможно, она будет ещё больнее. Но ты сильная, я верю в тебя, мы верим в тебя, и он верит в тебя.
Девушка подняла глаза, голос был знаком, но это был не плачущий. Другой, второй, его друг. Юноша поднял маску и нежно поцеловал Рен в лоб. Его нежные глаза смотрели на неё, а длинные ресницы отбрасывали мелкую тень. Милое, красивое, аккуратное и нежное лицо словно светилось в лучах света. Его образ не имел вырожденных черт мужского лица, он был прекрасен и мил. Если смотреть в другом свете, то его можно было бы спутать и с девушкой. Чёлка и часть шелковистых волос выпали из-под маски. Юноша снял маску до конца, и девушка увидела замысловатую, по современным меркам модельную причёску. Чёлка вблизи проходила от левого глаза. Таких юношей она видела очень редко, в основном это были персонажи её манги. Он пальцем прикоснулся к её рту, ногти на руке были накрашены тёмно-фиолетовым лаком.
- Губы я оставлю ему, - юноша улыбнулся. – Первый его.
- Уке? – с выражением вопроса и удивления на лице спросила девушка.
- Не-е-е, я актив, - шепнул он ей на ухо с улыбкой. – Не люблю чего-то от кого-то ждать. Лучше всё сделать самому, - Рен пыталась что-то сказать, но юноша опередил. – Всё пройдёт, печаль пройдёт, горе пройдёт и только любовь не умрёт никогда. Верь в это. А сейчас за тобой бегут и хотят тебе искренне помочь, я это чувствую. Не отказывайся от помощи, Рен-тян. Истина сама найдёт тебя. И помни, мы всегда рядом, всегда с тобой, даже если ты и не знаешь об этом.
Рен закрыла глаза, на душе стало чуть легче. Решив снова взглянуть на юношу, она заметила, что он просто исчез. Рен быстро одёрнулась, но его нигде не было, словно он и не появлялся. Из-за угла донёсся голос Наруто.
- Рен-чан, Рен-чан! Сакура, она здесь, - Наруто выбежал из переулка.
Рен оглянулась и опустила голову. Она присела возле стены и взялась руками за голову.
- Рен-чан, Какаши-сенсей погорячился со словами, - Наруто хотелось привести в пример себя, что у него совсем нет родителей, но решил, что это не тот случай. Затем он решил найти другой путь. – Родители - те, кто воспитал тебя, те, кто любят и заботятся о тебе, они настоящие твои родители. Они дали тебе имя и воспитание. И даже, если они не кровные родственники, они твоя семья. Они самые дорогие люди и они никогда не оставят тебя, - девушка взглянула на Наруто, его слова звучали убедительно и трезво. – Поговори с ними, и ты поймёшь, что всё именно так. Твои родители просто боялись говорить тебе правду, чтобы не травмировать тебя. Радуйся, у тебя есть самые дорогие люди, даттебаё, - шумный ниндзя улыбнулся и потрепал Рен по плечу. Чакра шиноби испускала тёплое радостное свечение, Рен ощущала это. – Улыбнись.
- Ты даже не знаешь меня, откуда такое дружелюбие? – спросила девушка.
- Деревня Песка - наши союзники и наши друзья, значит, ты мой друг, - Наруто широко улыбнулся. – Вставай, Гаара ждёт.
- Не, я потом к нему вернусь и извинюсь. Сейчас я пойду домой, я хочу поговорить с родителями.
- Рен-чан, Наруто, - выкрикнула Сакура. – Вот вы где. Рен?
- Всё в порядке, - ответила девушка, вставая, и чуть-чуть улыбнулась. – Разрешите, я побуду одна, - она медленно побрела до дома.
- С ней всё будет в порядке? – спросила Сакура.
- Я уверен, - утвердительно сказал Наруто.
«Что это всё было? Что за день? Я… я чужой ребёнок. Возможно, я даже из клана Учиха. А ещё этот юноша, как из манги. Он говорил о замысловатых вещах, но его глаза, они передавали что-то необычное, я такого раньше не видела. Мы всегда с тобой. Что это значило? Твою мать, херня! Ничего не понимаю. Ещё эти коноховцы. Он, Наруто сказал правду. Но почему? Я для них никто, они сегодня в первый раз увидели меня. И при чём тут стихия земли и воды. У сестры земля, и у мамы и папы. А у меня… у меня огонь. Я должна всё узнать»! – думала девушка.

- Наруто, надо запомнить. Интересный мальчишка. Блондинчик, м-м-м. Да и чакра в нём необычная. А та рядом с ним, значит, Сакура. Явно стерва, я это одним взглядом вижу. Характер отстой, скорее всего, но в другом должна быть хороша, - Блуд улыбнулся. – Но если выбирать из них двоих, то я лучше пошёл бы назло Гордыне, чем выбрал эту розововолосую овечку. А ладно, мне не до них сейчас, главное не раскрыть себя, - Блуд исчез.

- Мам, расскажи мне всё, всё, что вы скрываете. Я хочу услышать правду. Кто я и откуда? – спросила Рен, глядя матери в лицо, когда та зашла на кухню.
- Доча, - женщина была в шоке.
- Я уже узнала, что я точно не ваша. Тогда чья? – вяло спросила девушка.
- Доча, - женщина подошла и обняла дочь. На её глазах навернулись слёзы, как и на глазах Рен.
- Мы тогда были с отцом на секретной миссии на территории Конохи. Мы тайно пробирались по лесным тропам, и вот мы увидели раненого человека. Он был весь в крови, он от кого-то убегал, а в руках он что-то нёс, прижимая к груди. Это была ты, Рен, ты была завёрнута в белую ткань. Человек бежал из последних сил, мы хотели оставить его и пройти мимо, он не был нам нужен, но тут мы услышали плач. Детский плач. Измотанный мужчина пытался тебя успокоить, постоянно оглядывался. Скорее всего, он был шиноби, он заметил нас и обратился к нам: «Пожалуйста, помогите мне, пожалуйста, нас хотят убить, пожалуйста, спасите хотя бы её». Он протянул ребёнка. В тот миг моё сердце что-то кольнула, я не могла бросить беззащитного ребёнка. Мой муж поддержал меня. Мужчина сказал, что за ним гонится то, что способно убить целое подразделение шиноби, что ничего более опасного он не встречал. Отдав ребёнка, он ринулся прочь от нас, выкрикивая, что отвлечёт. Мы почувствовали такую смертоносную чакру, я не хотела рисковать тобой. Я умчалась в деревню, а мой муж сам продолжил и завершил миссию. Так ты и оказалась в нашей семье, в клане Акемино. Я назвала тебя Рена в честь основательницы нашего клана, в тот момент из такого маленького тела уже исходила чакра. Ты была уникальна с детства. Летело время, и ты стала нам как родная, а твои достижения поражали. Пусть ты и не была кровным членом нашего клана, но с лёгкостью освоила техники владения сэнбонами и усвоила способы создания брони, а твои огненные и ветреные техники стали прекрасным дополнением для нашего клана. Я перестала считать тебя чужой, все перестали. И поэтому, поэтому мы допустили такую ошибку. Мы не хотели расстроить тебя и ничего не говорили о твоём происхождении. Ты была нашей дочерью, и ты ей и останешься. Прости нас, Рена, - женщина упала на колени перед дочерью и заплакала.
- Мама, - Рен тоже опустилась на колени и обняла маму. Её глаза наполнились слезами.
Мать и дочь сидели, обнявшись, на полу, они плакали, изливая боль, накопившуюся в их душах и их сердцах. Словно само Солнце померкло в этот миг, мир замер, все движения прекратились. Они не видели и не слышали никого и ничего.
- Я всё прощаю тебе, мама. И ты прости меня, - тихо проговорила девушка.
- Сегодня я больше никуда не пойду, а буду с моей дочуркой, - женщина улыбнулась сквозь слёзы.
Весь оставшийся день они провели вместе, вспоминая былое. Томэй Акемино рассказывала о детских моментах жизни Рены, весёлых и грустных, радостных и печальных. Затем пришла Хикари. Она ничего не знала, как и Рен. Она до конца верила, что Рен её родная сестра. Томэй попросила прощения и у своей родной старшей дочери. Хикари была более сдержанная, она быстро всё поняла. Такое известие шокировало её, но она стойко всё перенесла. И три женщины предались своим воспоминаниям, они сидели допоздна. Рен стало так легко на сердце, как и её матери. Тяжёлый камень спал с их сердец.

- Она больше не придёт, - обратился Гаара к гостям через два часа. – Пусть останется наедине со своей семьёй. Мы уже достаточно много и хорошо поговорили. Вы, наверняка, устали за время путешествия. Я провожу вас в гостиницу. Поговорить теперь мы можем и там. С деревней ничего не случится, если Кадзекаге прервётся на несколько часов, - Гаара улыбнулся.
Каге проводил гостей в лучшую гостиницу Песка, где они хорошо поужинали и болтали, рассказывали байки и истории из своей жизни. Гаара рассказал о своём пути в Каге, Наруто - о своих тренировках, ну а Джирая не смог не затронуть тему девушек. Кампания весело сидела в большом зале гостиницы. Улыбка не сходила с лица Гаары, его подчинённые никогда не видели его таким счастливым.

* * *

- Я должна выследить этих АНБУ. Я не могу подвести Мастера и своих соплеменников. Они верят в меня. Я отомщу! - Дзихико сидела в засаде и рассуждала сама с собой. – А вот кто эта она? Блин, не успела вытащить инфу из Гнева. Ну ничего, я её найду. Я обязательно должна узнать, что это за «она»? Чем же она его зацепила? Мне, как ученице, даже очень любопытно. О, а вот и они, - Дзихико увидела двоих из АНБУ Тумана.
Преследователи шли тайной тропой, дабы не попасться дозорным страны Огня и шиноби Конохи. Но охотница знала секреты тактик АНБУ, охотник на охотников.
- Техника металлической тюрьмы, - произнесла Дзихико, сложив печать. АНБУ, приземлившись на землю, оказались пленниками железных решёток, вырвавшихся из земли. Один из них нанёс удар, но металл не поддался воздействию. Расстояния между прутьями решётки оказались слишком тонкими, тяжело было просунуть даже руку.
- Что за чёрт? Дьявол, чья это техника? – метался в клетке преследователь.
- Моя, - Дзихико вышла из укрытия. – Это совершенная сталь, вам её не разрубить. Вам, слабакам, нечего противопоставить стихии металла.
- Мутант, эксперимент, ах ты сучка! Наши товарищи найдут и убьют тебя! – выпалил АНБУ. – Мрази должны умереть.
- Только ты этого не увидишь, - злобно сказала девушка и сняла повязку с правого глаза. Глаз открылся, на зелёной радужке вместо зрачка был чёрный крест, с острыми загнутыми концами. – Аматерацу, - АНБУ пыхнул чёрным пламенем. Его крик разнёсся по лесу, он извивался и бился в стальной решётке. Послышался запах палёной плоти. Девушка закрыла глаз и подошла ко второму. – Может, ты сговорчивый и скажешь, где ваш главнюк?
- Я верен своим товарищам и никогда не отступлю. Я вступил в Меч света, чтобы искоренить моральных уродов и психов, которые играют с жизнями и генами людей, тех, кто сделал это с тобой. Этого монстра, отброс общества, выкидыш тьмы под прозвищем Тёмный Мастер! – гордо и уверенно сказал преследователь. – Он и его последователи должны умереть!
- А ты, жалкий человек, червяк по сравнению с нами, никогда не думал, что мы рады этому, мы хотим такими быть, - четыре пальца Дзихико стали стальными иглами, которые быстро вонзились в тело шиноби. Они прошли через оба плеча и грудь, прибив его к противоположной стене тюрьмы. Средний палец оставался обычным, он целился в голову. – И как ты смеешь говорить такое про учителя?! За твои слова я просто заставлю тебя замолчать навеки! – Игла среднего пальца пробила голову АНБУ насквозь. Затем игла вернулась назад и снова пробила голову быстрым выпадом, и так раз десять, пока голова не истекла кровью и не стала похожа на испорченный плод. – Никто не смеет оскорблять учителя в моём присутствии. Аматерацу, - Мёртвое тело вспыхнуло. – Сгорите в чёрном огне моей злобы, жалкие люди. Что же, придётся поискать кого по-сговорчивее, это уже четвёртый. Я не отступлюсь, я отомщу за смерти невинных, - девушка стряхнула кровь с руки. – Я найду Кровавую руку и сама его уничтожу!

* * *

Ночь окутала землю. Луна в этот раз скрылась за густыми облаками, просматривалось всё очень плохо. В своём жутком убежище мастер приступил к исполнению задуманного. Он собрал снаряжение и свой чёрно-угольный костюм. Разложил и расфасовал все реагенты и кровь. Сложив печать, он вызвал всех своих грехов. Семь чёрных воинов появились из мрака и тени. Все они были готовы и снаряжены.
- Пора начинать, мои братья, время исполнения цели пришло. Пора заарканить змею, - без перебоев сказал Мастер.
- Да! – одновременно ответили шиноби.
- В путь.

Большая тень неслась по земле, преодолевая скалы и реки, леса и поля. Она неслась из страны Рек в страну Песка, в деревню шиноби. В ночи трудно было заметить, что что-то движется с большой скоростью. Мастер с помощью своей техники Тьмы преодолевал большие расстояния, не переходя в материальный вид. Один из сенсоров Песка уловил огромную чакру, чакру, которую он раньше, даже в войну, не чувствовал. Эта чакра превзошла даже чакру биджу Однохвостого. Но вспышка была секундная, и шиноби не поверил, что это правда. А тень всё летела к цели. Мастер сам вышел на арену, его цель - убить Орочимару, и, как выращенное оружие Кровавого Тумана, он должен был выполнить её любой ценой. Он всегда точно и чётко выполнял поставленные задачи, даже если хозяин уже умер, цели до сих пор остались, и оружие, кровавый меч, беспрекословно их выполняет. Тень влетела в пески. Она преодолевала барханы и песчаные впадины. А вот и она - стена Суны. Тень замедлила своё движение, плавно перебралась через стену и спустилась в селение. Неспешно прокралась по улицам до самой дорогой гостиницы Песка, где отдыхали шиноби из Конохи. Тень пробралась в комнату, где сладко спал Наруто Удзумаки.
«Джинчурики Девятихвостого. В этом теле скрыта мощь и сила, достойная великого шиноби, если бы не биджу, я взял бы его себе. Ты бы стал сильнейшим шиноби. И двадцать восьмая уступила бы тебе, но ты джинчурики. У тебя другой путь, развивай его, мальчишка. Ты будешь полезен», - рассуждал Мастер. Тень метнулась в следующую комнату, там спала Сакура. «Бесполезное тело». Тень двинулась дальше, в другой откинувшись дрых с бутылкой в руке пьяный санин. «Интересный экземпляр, но уже староват». В последней комнате тихо и мирно спал Хатакэ Какаши. «Вот он». Тень окутала всю комнату так, что через окно нельзя было увидеть, что в ней происходит. Из тьмы преобразовался человек.
Мастер хрустнул шеей. И медленно, тихо расстегнул замки на своём костюме. Он осторожно снял его, чтобы не издать не единого звука и положил на стоящее рядом кресло. В комнате перед спящим стоял юноша невысокого роста с худощавым жилистым телом. На его теле были нанесены чёрные татуировки, состоящие из различных символов и знаков. В основном они были посвящены тьме и смерти. На спине была написана молитва Богу смерти. А в центре груди, на солнечном сплетении был расположен круг, в котором был иероглиф 死 [си] (Смерть). От этого круга отходили восемь стрел к восьми другим кругам. В этих кругах было написано иероглифами «Гнев», «Блуд», «Чревоугодие», «Зависть», «Уныние», «Гордыня», «Алчность». И только одно, которое возле сердца, было пустое. Руки тоже были в иероглифах и печатях. На правом плече было написано «свет», на левом – «тьма». На предплечьях тоже были пустые овалы для заточения предметов и оружия. Мастер сложил печати:
- Техника Семи Смертных грехов. - Круги с грехами засветились чёрным светом, из тела шиноби вырвались чёрные потоки, семь чёрных тени. Тени ударили о пол и стали принимать форму людей. В комнате вокруг Какаши оказались ещё семь вооружённых шиноби. Они стали кругом вокруг него.
- Блуд, ты поцелуешь его, так мы точно обезопасим себя, он не сможет двигаться, - мысленно передал Мастер.
- Да, м-м-м, Какаши Хатакэ, о нём ходит приятная слава, – улыбнулся Блуд и облизал свои губы. – Я взгляну на его лицо, хи-хи.
- Какого хрена! – завопил Гордыня. – Что ты творишь, брат? – завёлся мысленный диалог.
- Нам нужен заложник, нужна страховка против Конохи. И его Шаринган может пригодиться, если не получим Учиху. А для этого я поставлю свою смертоносную печать, - голова мастера задрожала, за его спиной появилась бледная крупная фигура. – Остальные страхуйте его. Со мной никто не смеет спорить.
- Да никто и не спорил, - ехидничал Блуд и подмигнул Гордыне. – Не ревнуй, - мечник от этих мыслей пришёл в ярость и взялся за рукоять катаны.
- Приступаем, - командно сказал Мастер, и в головах грехов что-то дёрнулась, мелкая боль зацепила их.
Грехи окружили Какаши. Блуд поднял свою маску, в его глазах появилось сердце, он пробудил своё гендзюцу. Его глаза играли, а рот расплылся в улыбке, Грех Наслаждений наклонился и ногтями медленно снял маску шиноби. Гордыня в злобе опустил взгляд, остальные не жаждали смотреть на это зрелище и сконцентрировались на конечностях шиноби. Один Мастер с присущим ему хладнокровием смотрел за всем, его глаза ничего не выражали. «Техника рабского поцелуя!» - довольный Блуд выполнил поставленный приказ. Какаши открыл глаз, он чувствовал чужие губы на своих, ниндзя хотел дернуться, но так и не смог. Было слишком поздно, тело уже было не его. Блуд поднял голову, улыбаясь и открывая свои глаза, и Какаши увидел розовую радужку с сердцами. Ему казалось, что перед ним стоит девушка, красивая и знакомая. «Это сон», - думал он, пока его глаз не обежал комнату и внимательно не рассмотрел целовавшего. Вокруг стояли шиноби в чёрном, их силуэты трудно было различить, а целовал его, получается, один из них. Он видел только голубые глаза и близкие розовые, которые возбуждённо смеялись, смотря на него. Рука пробегала пальцами по шее. Однако тут Блуд отодвинулся от Какаши, открыв обзор для холодных безжизненных глаз Мастера.
- Приветствую, Хатакэ Какаши, - услышал у себя в голове шиноби Конохи.
- Кто ты? Что со мной? Кто этот хмырь? – так же мысленно ответил Какаши. Он не мог пошевелить губами.
- Я Тёмный Мастер. Ты парализован техникой Блуда, моего брата. Ты его раб. - Блуд задел ногтём подбородок обездвиженного. - Ты наш. Нам нужен твой Шаринган и ты сам. Снимите с него верхнюю одежду, - Грехи скинули одеяло и сняли с шиноби майку. Глаза блуда пыхнули ярче, а Гордыня качнул головой, но его всесильная гордость не позволяла ему склониться к иным эмоциям, он снова стал мечником, горделивым, беспощадным и верным старшему брату. Рука Блуда потягивалась к прессу шиноби. А Зависть, видя Копирующего беззащитным, дрожал и сдерживал свою кровавую жажду. Шиноби Конохи терялся в окружавших его людях, он чувствовал себя ничтожным, но стремительно пытался побороть это чувство. – Заняли позиции, братья. Больно не будет, Какаши. - Рука Мастера стала чёрной, из неё выдвинулась чёрная призрачная рука и начала чертить на тренированном теле Какаши печати смерти, все Грехи встали в круг и сложили руки в печати.
- Бог Смерти! - воскликнул в мыслях Хатакэ, за спиной Мастера он увидел силуэт Бога Смерти. Рука Божества соединилась с рукой Мастера. – Как? Ты не умираешь? Что ты? Такого не может быть.
- Может, Какаши, ты один из немногих, кто видит нечеловеческое чудо Туманов. Но скоро ты перестанешь что-то видеть. Я чувствую в тебе Мангёке Шаринган, теперь ты ещё ценнее, - Мастер продолжал чертить большую печать, она охватывала почти весь торс.
- Если я скоро уйду во тьму, то скажи мне, кто такая Акемино Рена? Я уверен, что ты знаешь. Она Учиха и Сэнджу вместе?
- Нет, Какаши. Всё не совсем так. Она и Учиха и Сэнджу, но при этом и не они. Она выше этих кланов, выше этих частей большего. Она дочь, внучка, кровный родственник Бога, Бога шиноби. Она – Ангел шиноби. Все остальные кланы - жалкие черви по сравнению с ней, она первородная.
- Рик-к-к… - мысли покидали Какаши.
- Ангел, Ангел шиноби, - повторил Мастер. – Божественная сила.
Какаши закрыл глаза. Печать была завершена. Мастер повернул голову, он услышал тончайший шум движения в соседней комнате. Санин встал.
- Блуд, займись санином, а мы завершим, - скомандовал Мастер.
- Почему я должен заняться старпёром? Эх, ну ладно, придётся оставить этого красавчика.
Блуд выскользнул из комнаты. Сонный Джирайя вышел из комнаты, он повернулся и увидел пышногрудую обнажённую красавицу, это была Цунаде. Она медленно приближалась к нему походкой «от бедра». Кровь потекла из носа санина.
- Лапусичек, иди ко мне, - нежнейшим сладким голосом проговорила Пятая Хокаге.
- Это сон, - подумал Джирайя. – Ну и ладно. Я иду.
Девушка ткнула извращенца в свою грудь. Потом отодвинула и страстно поцеловала, по санину пробежала судорога. Он взял девушку за груди, на её лице выступил румянец, она издала лёгкий вздох. И вцепилась в Джираю.
- Пойдём на кроватку, мой мустанг Джирайя, я всегда хотела тебя, так исполним наши желания.
- Да, - быстро задышал Джирайя.
Двое санинов завалились в комнату и рухнули на кровать, не переставая целоваться. Отшельника захватила страсть, которую он ещё никогда не испытывал. Он осыпал Цунаде поцелуями, ласкал её пышную грудь и тело. Блуд подошёл к сражённому его силой санину и влил ему в голову ещё больше своей чакры.
- Этого тебе хватит на всю ночь, развлекайся, - ехидно улыбнулся Блуд. Джирайя уже скинул остатки одежды. Грех отвернулся и вышел из комнаты. – Насладись, старик. Когда ты очнёшься, тебя хватит большой удар. Ты слаб и падок, тебя легко отправить на тот свет, если ты встанешь на нашем пути.
Мастер завершил печать и, взглянув на вошедшего Блуда, понял, что всё сделано. Он сложил печать, и все Грехи вернулись в его тело, превратившись в теневые потоки. Блуд извертелся и немного задержался. Старший брат коса взглянул на него, но Блуд только подошёл и поправил маску Какаши, а затем исчез в нательной печати. Мастер надел свой костюм и, превратившись в тень, покинул гостиницу. Дальше тень ринулась к дому Рен. Облетев дом, тень нашла всех наблюдавших, их осталось только двое. Она проникла в дом и неспешно поднялась по ступенькам в комнату спящей девушки. Рена сладко спала в своей кроватке, ей снился добрый сон, она улыбалась. Мастер материализовался и присел на кровать. Он холодно взглянул на девушку, холод вмиг исчез. На мгновение глаза стали человеческими, но лишь на мгновение. Вскоре они снова стали холодны. Он сжал кулак. Сложив печать, он создал из тьмы чёрную розу и поставил в пустую завалявшуюся в шкафу вазу. Тихо и незаметно напомнил водой и поставил на тумбочку. А сам снова сел на кровать и очень медленно, словно в замедленной съёмке, прикоснулся к её волосам, провёл по её щеке. Он напрягал свои мысли, свои воспоминания, пытался вернуть старые воспоминания, воспоминания неописуемого словами чувства. Это произошло в его юности, он не смог его забыть. Только его свет стал менее ярким, глухим. Но даже лекарства, совершенный наркотик, жестокость, убийства не заглушили то, что врезалось в сердце, как острейшая катана, как смертоносный кунай. Оно держалось в области, не доступной даже Богу Смерти. На его бездушном лице дёрнулась мелкая улыбка, на пару секунду сердце стало биться чаще. Великое чувство сломило даже сильнейшие реагенты и ферменты.
Мастер сидел на кровати, наблюдая за её дёрганьями, движения во сне. Она раз двадцать сменила позу, а он всё равно неподвижно сидел на краю и смотрел на неё. Она не подозревала и не даже не ощущала его присутствия. Алый рассвет осветил деревню. Мастер повернул голову, заметив свет, прорывающийся через шторы. Он, совершив глубокий вдох, встал с кровати и снова превратился в тень, пробежавшись по комнате, он скрылся где-то в тени домов.

Рен проснулась на удивление рано. Она проснулась счастливая и довольная, никогда ещё она так не высыпалась. Ей снилось что-то хорошее и тёплое, радостное и светлое, но как не старалась, не могла вспомнить. Но посчитала это не важным, ведь ей было хорошо и радостно. Она широко улыбнулась солнцу. Но тут её взгляд упал на край кровати, там был след, словно кто-то там сидел. Потом она повернула голову и увидела старую вазу, в которой стояла чёрная ароматная роза. Её запах разносился по всей комнате. Пусть она была темна, но от неё исходила притягивающая сила. Рен подползла к краю кровати, осмотрела странный подарок. Шипов на ней не было, все они были аккуратно удалены. Девушка взяла её в руки и вдохнула чарующий аромат, она тут же вспомнила вчерашнюю встречу и слова, которые врезались в её девичью память: «Всё пройдёт, печаль пройдёт, горе пройдёт и только любовь не умрёт никогда. И помни, мы всегда рядом, всегда с тобой, даже если ты и не знаешь об этом».
     

Публикатор: Malefikar 2012-05-13 | Автор: | Бета: kashara | Просмотров: 689 | Рейтинг: 5.0/2