Пн, 2017-08-21, 00:14

Вход · Регистрация
 
 
   
Главная » Фанфики » Свои персонажи

Ген Ангела (глава 6 часть 1)

     

Цель – Орочимару (Часть 1)

Чёрная роза – символ печали, грусти, смерти. В мёртвых глазах, привыкших к тьме и ночи, глазах, олицетворяющих смерть и равнодушие, это был единственный цветок, который хотя бы сливался в оттенке с его чакрой. Благодаря хорошей памяти, он помнил прошлое, помнил то, как когда-то мог почувствовать, помнил те моменты, но те ощущения, что испытывала противоречивая, парящая, многоликая и жизнерадостная душа, забывались, их не получалось повторить. Теперь он просто стоял, как забытый и никем не замечаемый прохожий.
Юноша в чёрном плаще стоял на окраине улицы возле мелкого цветочного магазина, которых почти и не было в деревне Песка. Из-за длинного капюшона его лицо было основательно скрыто. Капли падали на его плащ и медленно стекали по совершенному эластичному материалу. Незнакомец вращал в руках символ, символ своей чакры – чёрную розу. Капля дождя упала между лепестками, затем ещё и ещё одна. Запах ударил в нос, но юноша не колыхнулся. Дождь становился всё сильнее, человек в плаще сделал один шаг, чтобы роза оказалась под защитой карниза, сам же он остался под дождем. Он продолжал вращать розу, молодая продавщица удивлённо поглядывала на него, но не торопила, её внимание приковывал дождь, редчайшее явление в пустынном районе. Она вытащила руку, которая быстро намокла, холодные капли падали на нежную кожу. Девушка одёрнула ручку обратно и чуть вскрикнула, на её щёчках выступил румянец.
- Дождь. Дождик. Уж несколько месяцев его не было, - словно в сторону произнесла девушка, но её слова предназначались незнакомцу.
Незнакомец медленно повернул голову вправо, потом влево. Вокруг бегали и резвились дети, подростки и молодёжь также вышли под дождь. На лицах всех была радость, дождю здесь радовались, словно чуду. Лишь скопление шиноби у гостиницы на окраине омрачала картину, их лица были суровы и сосредоточены.
- Обычные осадки, - сухо ответил незнакомец и повернул розу на сто восемьдесят градусов.
- Что вы? – удивлённо произнесла девушка. – Для нас это настоящий праздник, когда вся деревня радуется, - её глаза светились. – А вы, наверное, из страны Дождя, если вас не радует дождь. Он вам уже надоел, - улыбнулась девушка. – А я бы наоборот хотела бы пожить там, - продолжала она, не обращая внимания на посетителя. – Прохлада, влага – счастье. Мне уже так надоела эта жара, сухость. Всё это плохо отражается на моей коже. Меня, кстати, Таноми зовут. А вас?
- Небо плачет, - спустя несколько секунд ответил юноша. Девушка удивленно посмотрела на него. Её поразил неизменяющийся голос. Она никак не могла понять, что с этим человеком, попросившим у неё розу. Она перемещала голову, наклонялась, пыталась увидеть его лицо. Юноша приподнял голову, сквозь тьму ей удалось разглядеть два голубых глаза. В них не было той жизни, тех эмоций, свойственных обычным людям. Они были стеклянны, словно перед ней был мертвец. Девушка дрогнула.
– Сегодня будет сложный и трагический день, - сказал незнакомец и взглянул в сторону гостиницы. – Уходите, а лучше спрячьтесь. Это лучший вариант. Сегодня может произойти многое. Я такой вариант тоже рассмотрел. Не всё и не всегда идёт по плану.
Юноша положил деньги - цену розы, точно до мелочи, даже не спросив её стоимость. Он прикрыл её своим телом, чтобы роза не намокла, и пошёл по дождю.

* * *

Наруто стоял на улице, дождь бил ему в лицо, скрывая слёзы. Его учитель находился между жизнью и смертью. В то время, когда это происходило, он просто спал и ничего не услышал. Никто ничего даже не заметил. Неизвестный проник в деревню, в гостиницу и поставил неизвестную печать. На неё должно было уйти достаточно много времени, а теперь Какаши никто не мог помочь. Наруто сжимал кулаки добела, его голову терзали тёмные мысли, сущность внутри него зашевелилась. Гаара подошёл к своему другу и свойственным ему серьёзным голосом сказал:
- Мы найдём этого мерзавца. Я обещаю.
Наруто кивнул, но слова друга его не утешили. Гаара понял это. Он быстро развернулся и отдал команды собравшимся шиноби. Какаши был перевезён в главный охраняемый госпиталь Песка. Вернувшийся с миссии Канкуро по приказу Кадзекаге начал прочёсывать улицы в сопровождении трёх джонинов. Опечаленная Сакура стояла в холе гостиницы, прислонившись к стене. Она нервно трепала левую руку. Её медицинские техники были жалкой силой против мощной печати. Джирайя, не находя себе места из-за такого оглушительного провала, отправился в госпиталь, надеясь, что ему всё-таки удастся снять или хотя бы распознать печать. Он не мог смотреть в глаза своему ученику – он, санин, попался в гендзюцу, но поздно это осознал. Его опыт и знания не спасли его, он не смог противостоять искушению. Джирайя анализировал сломившее его гендзюцу, но он понял только то, что оно возбуждает желание, сексуальное желание, усиливает чувство влюблённости, создаёт видимость объекта желаний. Откуда такое, кто смог создать такое? Джирайя был в замешательстве, а чувство вины не утихало: его друг был почти при смерти.

Рен шла по улице, радуясь дождю. Она решила сегодня прийти к Кадзэкагэ и в особенности к Хатаке Какаши, у которого были догадки о её происхождении. Желание узнать своё прошлое доминировало в её мыслях.
«Копирующий ниндзя что-то сказал про техники. Возможно, у него есть идеи насчёт меня. Кто знает? Он же тоже обладает Шаринганом. Я хочу узнать всё. Кто мои родители? Что с ними случилось? И откуда у меня глаза клана Учиха? Да, ещё бы не мешало узнать, откуда у меня в комнате чёрная роза? Неужели это он, вчерашний юноша, которого я раньше считала извращенцем, это он сделал? Я-то видела его раньше всего-то раз, да мало. Он рассказал принцип работы гендзюцу, дал подсказки и показал тренировки. Однако после этого я его больше не видела. Плачущий просил молчать о них. Что же, они мне помогали, я сдержала своё слово. М-да. Истина сама найдёт меня. Посмотрим. И дождь. Давно его у нас не было. Как и все жители, я не могу не радоваться ему, но почему? Почему он наводит на меня тревогу? Словно сегодня должно произойти что-то тревожное. Что это? Наруто? АНБУ? Откуда столько шиноби?» - Рен приблизилась к гостинице. Наруто смотрел в землю, промокая под дождём.
- Что произошло? – спросила Рен у проходящего мимо чунина.
- Нападение на Какаши Хатаке, он в тяжёлом состоянии, - коротко ответил шиноби и отправился передавать новый приказ.
- Наруто-кун, - тихо произнесла Рен, не зная, что и сказать.
- Я найду его и выбью из него душу, даттебаё, - юноша поднял кулак.
- Если это тот, о ком я думаю, - сказал неожиданно появившийся член АНБУ, – то тебе, мальчишка, лучше избежать с ним драки. Оставь это дело подразделениям Песка и нам. Сохрани свою жизнь, я думаю, твой учитель никогда не хотел и не захочет, чтобы ты погиб в неравной схватке, смерть – это конец. А твоя жизнь только начинается, - АНБУ исчез.
Наруто удивлённо смотрел на то место, где только что был шиноби в маске. Юноше словно стало немного легче. Рен стояла рядом, приоткрыв рот. Ей показалось, что этот человек уже попадал именно в такую ситуацию, и он хотел предостеречь от повторения его ошибки. Но мятежный дух Наруто не утихал, он успокоился, но продолжал переоценивать свои силы, полагаясь на силу Девятихвостого.
- Пойдём, я угощу тебя горячим чаем. Тебе нужно прийти в себя. Ты вчера помог мне, я обязана помочь тебе, Наруто-кун, - Рен положила руку на плечо юноши. Наруто повернулся, на него смотрели добрые, радушные глаза милой девушки.
В этот момент Наруто на миг показалось, что перед ним Саске. Рен ассоциировалась у него с Шаринганом. Он вспомнил за своего друга, которого он обещал вернуть. Перед ним лежали сложные цели, которые нужно было достичь, ему сейчас нужна была поддержка. Наруто кивнул головой. Рен выдохнула и повела блондина в ближайшую чайную. Рен заметила вдалеке Гаару, который утвердительно кивнул ей.
Рен и Наруто шли под дождём. Дождь на удивление не утихал, в небе сверкнула молния, послышались раскаты грома. Костюм шиноби из Конохи промок до нитки. Девушка шла рядом, ей хотелось подбодрить товарища, но умные мысли не приходили ей в голову. Она смотрела на лицо Наруто, хотела увидеть его глаза, но он просто смотрел себе под ноги. Вдруг чья-то рука легла на плечо Рен, она резко обернулась, Наруто замер.
- Акемино Рена, нам нужна твоя помощь. Мы обнаружили некоторые странные следы, твой Шаринган сейчас сильно бы пригодился, - сказал джонин, очутившийся за спинами подростков. Рен он показался знакомым, однако сердце её забилось чаще.
- Иди, если это поможет отыскать нападавшего, - тихо сказал Наруто.
- Нет, я подойду потом, сейчас я обязана угостить тебя чаем, - ответила Рен в растерянности и неловко улыбнулась юноше. Джонин нахмурил брови.
- Идём, след может исчезнуть… - не договорил шиноби, как за его спиной появилась чёрная фигура.
- Она никуда не пойдёт, Орочимару, - твёрдый голос, как гром, прозвучал в ушах Наруто и Рен.
Время словно замерло, капли дождя еле падали на землю. На лице джонина появилась злая улыбка. Рен застыла в шоке. Глаза Наруто расширились, они наполнились гневом и отчаянием. А человек в чёрном схватил скрывшегося в чужом обличии санина за плечо. Глаза девушки переметнулись на чёрную фигуру. Из-под капюшона она увидела только голубые зрачки, всё остальное окутала тень.
- Кто тут у нас? Жалкий ученик Раптора. А не боишься находиться так близко, ты же ничтожен в ближнем бою, насколько я помню. Неужели стал сильнее? – злобно улыбался Орочимару. Человек в чёрном только хрустнул шеей. Его чакра открылась на обзор всех, он её больше не скрывал. Змей дёрнулся, в его глазах пробежало сомнение. Все сенсоры Песка уловили сильный источник чакры.
- Я предлагаю покинуть деревню и за её пределами выяснить наш спор, - ровно ответил незнакомец.
- Не смеши меня, Мастер! Так ты себя называешь? Я заберу то, что у меня украли шестнадцать лет назад! – Орочимару хотел было выпустить змею из своего рукава, но в момент оказался в ста метрах от цели. Змея укусила воздух. Санин оглянулся и увидел печать у себя под ногами. Мастер же стоял между ним и Рен с Наруто. – Печать перемещения. А ты всё продумал.
Рен сделала шаг назад. Шаринган активировался, её взгляду предстали огромные потоки чёрной неоднородной чакры, испускаемой Мастером. Орочимару тоже выделялся в её глазах своим неистовым потоком. Она посмотрела на Наруто, в нём пробуждалась природа гнева, чакра демона, спрятанного в нём, пробивала себе путь.
- Кто они все такие? – прошептала Рен, пятясь назад. – У них нечеловеческая чакра.
Наруто развернулся и бросил взгляд на стоящего к нему спиной Мастера и находящегося дальше Орочимару. Он ещё держал себя в руках. В его голове боролись ненависть и смятение. Внутренний голос предостерегал его от беды. Он взирал на картину в ожидании дальнейших действий бойцов.
Мастер скинул плащ. Он так и остался в своём чёрном костюме. Быстрым движениям он расстегнул комбинезон нараспашку, оголив торс. «Что это за печати на его теле? Совершенная работа. Я не перестаю удивляться», - подумал Орочимару. Но в этот миг Мастер уже очень быстро складывал печати.
- Техника Семи Смертных Грехов, - произнёс юноша. Из его тела ужасающим вихрем вырвались семь чёрных потоков. Тени вокруг заколебались, в небе раздался грохот, молния освещала тёмную технику. Один поток приземлился на крышу, другой возле Рен и Наруто, остальные рассредоточились по периметру.
Из потоков формировались человекообразные существа. Потоки оборвались, техника возродила из тела одного семь опасных шиноби. Стоявший на крыше вознёс руки к небу и издал зловещий крик, он пронёсся над деревней, словно раскат грома. Это был последний Грех – Алчность. Чакра каждого била ключом, все они были необычными людьми, если их можно было назвать людьми. Глаза Блуда сверкнули, когда он увидел Рен, а рядом с ней Наруто. Гордыня обнажил свой клинок. Свою голову поднял шиноби с мощной челюстью, полной острейших, как бритва, зубов, его рот не был скрыт маской. Он злостно скалился, глядя на Орочимару, как на добычу. Грех Чревоугодие. Сделал кувырок и обнажил встроенные когти на своих предплечьях Зависть. Он истерически смеялся, довился смехом. Здоровенный Гнев ударил себя по груди и поднял над своей головой широкий топор. Перед Рен и Наруто появился Уныние, из его глаз продолжали срываться слёзы. Теперь он был не в своём маскировочном плаще, а в чёрном костюме, как и все; за спиной у него находилось лезвие и сложенная рукоять нагинаты.
- Сестрёнка, ты должна бежать. Орочимару пришёл за тобой. Он не остановится. Брат убьёт его, его технике нет преград. И ты, джинчурики Девятихвостого, уходи. Это не твой бой. Ал и Горди не будут разбираться, кто друг, а кто враг. Уходите! Сейчас деревня Песка содрогнётся. Бегите! – плача прокричал Уныние.
«Что это за техника? Невероятно! Это даже не клоны, это настоящие шиноби, он создал их из своего тела и почти не потерял чакру, у них у каждого своя чакра. И столько чакры. Что за мощь? Этот ублюдок опередил меня, какие эксперименты он успел провести? Настоящие монстры! Ха-ха-ха! Что же, узнаем, кто сильнее. У меня есть Саске. Вам не устоять против этих глаз!» - мчались мысли в голове Орочимару.
- Действуем по плану, - телепатически передал Мастер Грехам.
- Да, - Уныние склонил голову. – Пятьсот метров к северо-западу, четыреста к востоку, - сенсор передал координаты.
- Техника двух чувств, - произнёс Гордыня и рванул на северо-запад.
- Там как раз Саске! Откуда он узнал? Нет, без него мне не обойтись. Техника призыва! – Орочимару вызвал огромного царя змей - Манду, хвост змея взмахом покорёжил строения сзади себя.
- Ты опять меня вызвал, Орочимару! Теперь ты сотней не обойдёшься, - зло прошипел змей.
- Лучше взгляни вниз. - Змей опустил голову.
- Как я этого ждал! Сам Манду! – восклицал возбуждённый Алчность. – Техника призыва! - Облако дыма взвилось под Грехом. С крыши дома сорвался огромный крылатый ящер. Его чешуя была тёмно-синего и серого отлива, мощные трёхпалые лапы украшали длинные когти, на хвосте было длинное лезвие, спину и голову украшали шипы и рога. Он пронёсся рядом со змеем, а потом сделал круг. Его гигантские крылья тенью пронеслись над деревней. В небо прозвучал раскат грома, вспышка молнии разом осветила всё поселения. Жители замерли, наблюдая за тварью в небесах. Дождь бил, как автоматная очередь. – Встреться лицом к лицу со своим высшим собратом, змей, природным драконом Инлуном! – Дракон, управляемый жестокой волей Алчности, взревел, оглушая и сея панику.
- Какая встреча, - прошипел Манду. – Давно мы его не видели, Орочимару, пора вернуть ему должок.
Уныние бросил взгляд на гигантских чудовищ. Он пересилил свои сомнения, сложив печати, создал поток воды, затем, схватив за края одежды Наруто и Рен, Грех помчался прочь, скользя по воде, как сёрфингист. В его маленьком теле было много силы, силы, дарованной Мастером. Уныние тащил шиноби прочь, к окраине деревни.
- Чрев, нужны источники чакры, - произнёс Мастер. Чревоугодие кивнул и помчался ко вторым координатам, в место, где прятался Кабуто. – Зависть, Блуд, выясните слабые места Кадзекаге, - шиноби кивнули и побежали в поисках Гаары. – Гнев, Орочимару наш.
- Да! – Гнев подбросил топор, сложил печати. – Техника ярости! – Огонь и земля окутали тело шиноби. В глазах пыхнуло пламя, тело стало горящими камнями. Секиру окутал огонь, сплошной ливень не мог потушить пламя воплощения гнева.
- Чёрные крылья, - произнёс Мастер. Из теней на его спине сформировались чёрные птичьи крылья. Он стал похож на падшего ангела. В свете раскатов молний, его чёрная фигура с крыльями создавала впечатление нечеловеческого явления. Вспышка молнии осветила шиноби, страх смерти захватил чунина, примчавшегося раньше всех. Ему казалось, что сама Смерть пришла за ним. Бездушные глаза смотрели на свою цель, на Орочимару, стоявшего на голове Манду. Взмах крыльев - Мастер взмыл в небо. Тенями со своих рук он схватил Гнев. Сделав разворот в воздухе, начал заходить на атаку.
- Он мой! - выкрикнул Алчность. Дракон ринулся на змея, вспышка молнии осветила двух призванных монстров. Змей моментальным броском вцепился в крыло дракона. Дракон, который всё-таки был меньше змея, впился в шею Манду, его когти пронзили толстую шкуру, разрывая плоть, а острый хвост начал наносить колющие удары.
Алчность опёрся на рог ящера и сложил печать. Молния сорвалась с его рук. Орочимару уклонился, выпустив в ответ из своих рук множество змей, из ртов которых в полёте показались острые мечи. Алчность выхватил свои сабли, отведя ногу назад, он стал в боевую стойку. Змеи в невероятной близости, рывок, град ударов обрушился на змей. Грех бил точно и быстро, его сабли танцевали танец смерти, ветер, испускаемый им, резал пространство. Головы змей падали одна за одной. «Ты никогда не бился с Гордыней, змей, твоя скорость ничтожна по сравнению с его, после битв с этим мечником, ты для меня, как ребёнок», - думал Алчность. Грех сделал шаг в сторону и помчался по Манду прямо к Орочимару, обходя и срубая головы змеям.
Орочимару быстро выплюнул Кусанаге и, успев занять удобную позицию, отразил удар двух сабель. Своими выпадами и атаками воздушной чакрой Алчность заставил Орочимару отойти. Тут же со всей возможной скоростью Мастер бросил в сторону Манду Гнев. За спиной шиноби взревело пламя, придав ему ещё большее ускорение. С рёвом и яростным криком Гнев врезался в нос Манду, разрубив его плоть, кровь змея залила Гнев. От мощного удара змей качнулся и начал падать, унося с собой дракона, Орочимару и Алчность. Ал воспользовался моментом и вонзил свои сабли в тело Орочимару, быстро провернув их, он снёс голову санину. Тело рассыпалось на змей. Грех бросил взгляд вниз - на спрыгнувшего Орочимару. Не раздумывая, он ринулся за ним.

* * *

Саске осторожно продвигался. Раскаты грома, чьи-то крики, появление змея и дракона говорили о том, что всё идёт не по плану. Внутреннее чувство подсказало Саске нагнуться, как вдруг стена над его головой разлетелась в щепки. Концентрированный поток воздуха пронёсся в самой малости от него. Учиха вскочил, активировав свой Шаринган, в метрах пятидесяти от него стоял шиноби с дай-катаной, его глаза были закрыты, но Саске увидел истинный облик мечника. В голове мечника находился белый шар, излучающий потоки чакры, а вокруг него вращались восемь стрел, постоянно меняя плоскость вращения. Также взгляд шиноби пал на меч, который излучал свою чакру - она была даже темнее и злее, чем у его хозяина. Казалось, что меч - это монстр, заточённый в оружии.
- Саске Учиха, - громко произнёс Гордыня. – Сегодня я твой противник, - шиноби развернул меч, на нём открылось три глаза.
- Да ну, посмотрим, на что годен твой меч, - Саске презрительно улыбнулся. Моментально извлекая меч, он оказался вплотную с Гордыней.
Меч Саске был враз остановлен, Шаринган со сложностью уловил скорость движения руки мечника. Учиха отскочил и напал ещё раз, теперь пропуская разряды молнии через своё оружие. Искры и скрежет посыпались из мечей. Молния била разрядами, но по лезвию проклятой катаны быстро передвигались острые шипы чакры ветра, он походил на пилу. Отбившись, мечник, перешёл в атаку. Лезвие катаны порхало в воздухе, жаля врага. Меч Саске пустил трещину.
«Молния бесполезна против ветра, такими темпами он разобьёт мой меч. Шаринган помогает рассчитать его движения, но его физическая сила выше моей. Его глаза закрыты, он видит меня каким-то странным образом, гендзюцу бесполезны. Его специализация – мечник ближнего боя. Значит, в техниках он мне уступит. Погода мне на руку, я смогу применить свою технику. Надо только выждать момент», - Саске отпрыгнул назад и выпустил в Гордыню несколько огненных шаров. Взрывы прогремели рядом. Из облаков вырвалась струя воды, быстрый поток промчался над головой Саске.
«Чакра воды! Его стихии превосходят мои, на огонь он ответит водой, на молнию – ветром. Придётся действовать по-другому». Проклятая печать активировалась, Саске почувствовал прилив сил.
- Чидори, - разрывая землю перед собой, Учиха направился к мечнику. Быстро перемещаясь, он оказался возле Гордыни. Грех не дёргался, его взору было доступно всё вокруг него. Несколько быстрых движений ног, и Саске пролетел мимо. Развернувшись, Учиха преобразовал молнию в меч. Светящийся луч разрезал кусок костюма.
Гордыня отступил, усмехнувшись, он поднёс руку и сложил печати одной рукой. Холод окутал область, капли дождя замерзали, превращаясь в кусочки льда.
- Ледяные шипы. - По движению руки шиноби в Саске полетели сотни мелких кусочков льда.
Учиха ответил на это потоком пламени. Лёд и пламя. Преобразовавшийся с помощью проклятой печати Саске искал подступы к Гордыне. В ближнем бою Гордыня перехватывал инициативу, его меч превосходил клинок Саске. На стихийные техники у Гордыни был свой ответ.
- Техника призыва, - из земли возле Гордыни появились семь доспехов. – Зеркальная броня, - доспехи стали похожи на зеркала. Грех нырнул в одно из них. Доспехи помчались на Саске.
Используя Чидори, он разрушил два из них. Живые доспехи приближались, из одного вылетел силуэт. Шаринган помог определить врага, но мощный удар чакрой воздуха заставил Саске отлететь к стене. «Техника Хаку? Надо уходить от него и разрушить эти доспехи, я не должен попасть в кольцо. Он превосходит Хаку по скорости и силе в несколько раз. В его зрение должна быть слабость. Глаза на мече? Нет, они просто двигаются, они не могли увидеть моё появление за его спиной. А может…» - Саске вскочил и побежал прочь, по пути своим клинком он быстрыми движениями вырубил двух шиноби Песка, появившихся перед ним. Саске создал клонов и понёсся прочь. Гордыня рванул за ним. «Он видит без слепых зон, но как далеко?» - задал себе вопрос Саске.
Клоны наносили атаки всё с более дальнего расстояния. Гордыня обнаруживал их и уничтожал. Чакра Саске быстро расходовалась на эту проверку, сам же он умчался на несколько километров и наблюдал издалека, отменив печать. Выпущенный огненный шар с расстояния около двух километров, заставил подёргаться Гордыню. В этот момент на него напали шиноби Песка, всё шло на руку Саске. Грех стремительными атаками расправлялся с нападающими, в его мече уже горело пять глаз. Кровь покрыла дьявольское лезвие. В отличие от Саске он не разменивался на жизни людей. Они были для него всего лишь помехами. Снеся голову троим шиноби, он чуть не пропустил огненный шар. «Вот оно!» - обрадовался Саске, его чакры оставалось всё меньше. Орочимару и Кабуто ещё бились с другими, деревню Песка поглотил хаос.
- Кирин, - прокричал Саске. В грозовых тучах сформировалось огромное создание из молнии. Гордыня уловил тревожный сигнал от Мастера. Он не видел, что было слишком далеко от него. Огромный разряд ударил в квартал, где был Гордыня.
Ледяная броня трещала по швам, сила удара Кирин разносила в клочья крыши построек. Грех принял на себя почти весь разрушительный удар, ведь в поле зрение Мастера и мечника попала женщина, прячущая ребёнка, взрыв молнии мог задеть её. По координатам Мастера Грех бросился прямо на молнию, создав вокруг себя плотный щит изо льда. Удар вырубил Гордыню, его изменённое тело смогло противостоять высокому напряжению, однако он сильно ослаб и лежал без сознания.

* * *

Кабуто в начавшейся неразберихе подкрался к одному шиноби и быстрым движением скальпеля чакры перерезал глотку.
- Неплохое тело для изучения, - Кабуто начал оттаскивать труп. – Дела у Орочимару-самы идут не очень. Он вызвал Манду. Однако дракон… дракон – это нечто. Орочимару-сама рассказывал о встрече с ящером, с шиноби, не уступающем ему по силе и амбициям. Похоже, это его ученик. Так, надо запечатать труп.
- Бесполезное тело, только слабаков и можешь выбирать, - прозвучал голос сверху. Кабуто поднял глаза, над ним на крыше стоял шиноби и скалился рядом чудовищных зубов.
- Ты ещё кто? – медик занял оборонительную позицию.
- Один из Семи Смертных Грехов. Воплощение зла и духа своего брата, - шиноби спрыгнул на землю. – Техника челюстей чакры! - Рот Чрева расширился, увеличился в размерах, чакра окутала рот, превращаясь в продолжения зубов. – Пора утолить мой голод.
Грех вынул из-за спины большой нож мясника, он был окровавлен, его хозяин специально не очищал его для устрашения. Кабуто только усмехнулся, он быстро вынул несколько кунаев и метнул в своего противника. Чрев отбил несколько из них своим ножом, несколько он разорвал свои ртом прямо в полёте. Его тело перемещалось довольно быстро, а челюсть работала стремительно.
«Опасно к нему приближаться», - подумал Кабуто, как тут же Грех схватил убитого шиноби и своими челюстями откусил ему голову, кровь стекала на руки и одежду чудовища. Кости хрустели во рту, питаясь, он одновременно поглощал и чакру жертвы, поставляя её другим Грехам.
- Еда! – нечеловеческим голосом произнёс Чревоугодие и помчался на Кабуто.
Подчинённый Орочимару не выдерживал натиск противника, все его удары не останавливали Грех, даже практически не замедляли его. Кабуто со всей силы нанёс удар по колену монстра, уходя от оружия мясника. Нога даже не дрогнула. Тело Чревоугодия словно было сделано из камня. Тогда медик хотел резануть скальпелем, но его рука чуть не угодила в рот чудовищу. Скальпель прошёл по зубам, из них высыпались искры. Зубы не были из кости.
«Он явно не человек, что-то схожее с экспериментом Орочимары-самы. Только законченный и подконтрольный. Нужна более мощная техника».
- Техника призыва: нечистое воскрешение, - произнёс Кабуто, сложив печати. Из земли вырвалось два гроба, из которых вышло два шиноби в таких же чёрных костюмах, как и Грехи.
- Клан Кураями, - подумал Грех. – Я сожру и их.
Два шиноби сложили печати, тьма вмиг окутала всё пространство. Чревоугодие потерял обзор. Его лишили зрения, но не только в зрении было его сила. Жажда крови и обострённый нюх помог отыскать добычу. Он ринулся в то место, где должен был находиться призванный шиноби. Тут же он почувствовал боль в животе, что-то вонзилось в его тело.
Клан Кураями – клан тьмы, они, наподобие клана Нару, способны управлять тьмой, только другой направленности, к тому же они способны создать оружие из тени. Подчинить человека тенью им не дано, но они пользуются своей силой по другому назначению, их глаза прекрасно всё различают даже в кромешной тьме.
Следом Грех почувствовал, как кто-то рубанул его по спине. Он различал запахи, но не успевал среагировать на скорость приближения атакующих. Кабуто стоял в отдаление, наблюдая, как шиноби пытается отбиться от невидимых противников. Он повернул голову - Саске тоже вступил в битву, похоже ситуация идёт не в пользу Орочимару. Два призванных шиноби кромсали Чревоугодие, который размахивал ножом, затем он, используя техники земли, начал метать глыбы во все стороны. Его попытки попасть или откусить часть тела призванных убийц проваливались в кромешной тьме, и в барабанном бое дождя он ничего не мог разобрать, усиливающийся дождь сбивал запахи и звуки. Быстрым разворотом Чревоугодие откусил руку одному из шиноби, но она тут же выросла. Почувствовав, что атака была напрасной, Чревоугодие сосредоточил своё внимание на том, кто призвал шиноби. Он замер, теневые клинки вонзились в его тело, Кабуто довольно улыбнулся и, поправляя очки, запрокинул голову. Грех не ощущал боль, не чувствовал страха, его вёл голод, адский голод, он чуял своего врага. Собрав чакру в мышцах ног, он скоростным рывком рассёк капли дождя. Секундное отвлечение обошлось медику слишком дорого. Клинки Кураями не удержали голодного монстра. Кабуто заметил летящую к нему челюсть слишком поздно. Он начал отпрыгивать, но Грех вцепился ему в ногу. Мощная челюсть сразу перекусила кость и рывковыми движениями оторвала конечность выше колена. Кабуто взвыл от боли. Убийцы продолжали наносить удары в спину Греха. Тот через силу навалился на медика и схватил его за голову. Озлобленный Грех рвал плоть медика, не обращая внимания на боль и раны. Пожирая плоть, он поглощал чакру и залечивал раны.
Шиноби Песка, стоявший в нескольких метрах, не решился приблизиться к сражающимся. Вид монстра, пожирающего человека, поверг его в ужас. Он видел смерть, но не такое. Двумя резкими ударами насытившийся Чрев сбил с ног призванных шиноби. Вначале он бросился на одного и начал пожирать его, высасывая всю чакру, поглощая его, заточая в себе. Второй пронзил его тело, но Грех злобно улыбнулся и откусил ему голову. Также он поглотил и второго. В его животе пульсировала чакра. Он переваривал и уничтожал в себе последствия тёмного дзюцу. Пришедшие шиноби Песка стояли в страхе при виде окровавленного чудовища с огромной пастью. А Чревоугодие смотрел на них, как на еду.

* * *

Гаара в сопровождение джонинов помчался к появившемуся змею. Возникшие раскаты молний прямо перед ними остановили их. К ним на встречу выпрыгнули два Греха: Блуд и Зависть.
- Джинчурики, - судорожно произнёс Зависть, его всего трясло.
- Такого красавца убивать нельзя, а татушка-то какая, - подмигнул Гааре Блуд.
Гаара хотел запустить песок, но тут же замер. Перед ним стояла его ученица, Мацури. Она вся дрожала и мокла под дождём. По её щёчкам стекали слёзы. Гаара заколебался, его сердце пронзила боль, пульс участился. Он почувствовал грусть и внутренний подъём, его тянуло к этой девушке. Он на минуту забыл обо всём.
- Мацури, - прошептал Гаара.
- Кадзэкагэ-дано, - раздался крик издалека. – Кадзэкагэ-дано.
Гаара повернулся, он увидел Канкуро. Он пришёл в себя и увидел перед собой своих спутников. Канкуро влил в него свою чакру. Глаза Блуда пылали розовым светом. Кадзэкагэ угодил в гендзюцу. Не смотря на врагов, он направил свой песок прямо в них. Все ахнули, застыв от удивления. Второй остановил песок Кагэ своим песком.
- Я знаю, кого искать! – сказал Блуд. – Братья, ищите молодую девушку с коричневыми волосам по имени Мацури. Я передал вам её образ, - всё это Грех говорил громко, чтобы Гаара услышал.
- Ублюдки, - бросил им Канкуро и развернул своих марионеток.
- Я ухожу, они твои, - Блуд бросился прочь.
- Взять его! - крикнул Гаара.
Мимо Зависти промчался джонин и тут же попал в песчаную ловушку. Его тело окутал песок и разорвал. Зависть стоял в стойке Гаары, скрестив руки. Он был серьёзен и спокоен. В его глазах вокруг зрачка вращались три запятые. Прототип Шарингана.
- Пока ты был в гендзюцу моего брата, я полностью скопировал тебя с помощью моей техники. - Странная жидкость окутала Грех, и он стал точной копией Каге.
Песок за спиной Лжегаары поднялся с земли и помчался в настоящего Кагэ. Гаара защитился, подопечные пошли в атаку, но тут же застряли в земле. Песчаная ловушка засосала в себя трёх несчастных. Движение рук, Зависть лишил джонинов ног. Они взвыли от боли. Гаару захватила ненависть.
- Ты и я, Гаара Песчаный! Иначе все остальные погибнут, - серьёзно произнёс Зависть голосом Кагэ.
- Согласен. Остальные, помогите товарищам, доставьте их в госпиталь. И… спасайте деревню, - сурово ответил Гаара.
- Хе, против моего брата никто не устоит, - усмехнулся Зависть.
Мокрый песок столкнулся в двух противоборствующих направлениях. Силы были равны, Зависть отвечал на атаки Гаары такими же атаками. Уровень чакры джинчурики был неизмеримо выше, но чакра Греха постоянно пополнялась Грехом-пожирателем. Область схватки становилась всё больше, атаки становились всё мощнее, но никто не мог задеть другого.
- Эй, Кагэ, - раздался голос Блуда. Гаара повернулся и застыл. «План брата работает», - думал Блуд. Он держал за горло несчастную девушку, её тело окутывал костяной хлыст. Одежда шиноби была разорвана, а глаза пусты, она была под действием гендзюцу. – Я так понимаю, это Мацури. Она увидела тебя в моём гендзюцу. А она прекрасна. Юная, живая, девственный цветок, - Блуд прислонил к ней свою голову и понюхал её волосы, девушка простонала, хлыст закручивался всё сильнее. Гаара было дёрнулся к ней. – Не спеши Кагэ, ещё шаг и она умрёт. - Из края хлыста вырвались острые иглы.
- Нет! Как низко, - прошептал Канкуро.
- У нас нет таких чувств, как у вас, люди, - усмехнулся Зависть. – У нас есть цель.
- Что вы хотите? – сухо спросил Гаара.
- Много чего, - засмеялся Блуд, проводя рукой по лицу Мацури. Девушка тихо застонала, её лицо было красным. Она не могла защититься от гендзюцу. – Но план таков: твои шиноби не будут нам мешать, пока мы не убьём Орочимару и его соратников. Пускай занимаются эвакуацией, мы не собираемся размениваться на людские жизни. В свою очередь мы оставим их в покое и займёмся нашей целью. После этого мы заберём Какаши Хатаке и Акемино Рену. Вот наши условия.
- Гаара, мы не должны идти на поводу этих убийц, - сказал Канкуро. Его поддержали все шиноби.
- Нет, - строго отрезал Гаара. – Не трогайте шиноби в чёрном. Спасайте жителей. Я согласен.
- Вот и славно. Она пока побудит в гендзюцу, оно не доставит ей вреда, просто так надёжней, - ехидно сказал Блуд. – Брат, они согласились. Помеха в виде шиноби Песка устранена. Убивайте гадов, - мысленно передал всем Блуд.
Ярчайшая вспышка, внимание всех привлекла Кирин Саске. Затем все шиноби разбежались. Эвакуация шла полным ходом. Шиноби спасали мирных жителей. Гаара незаметно создал клона и отдал распоряжение Канкуро.
- Найди всех шиноби из Конохи и Рен. Выведи их из деревни. Пусть они также заберут Какаши. Я не доверяю им, а Мацури я вытащу сам, когда бой измотает их. Мне кажется, все они связаны. Пусть санин поможет тебе.
- Слушаюсь, Кадзэкагэ-дано, - Канкуро поклонился и исчез.
Гаара стоял и смотрел на свою точную копию, созданную Завистью.
     

Публикатор: Malefikar 2012-06-23 | Автор: | Бета: kashara | Просмотров: 683 | Рейтинг: 5.0/1