Чт, 2017-06-29, 01:35

Вход · Регистрация
 
 
   
Главная » Фанфики » Свои персонажи

Красота весенней поры (Часть 2, глава 5)

     

Глава 5. В путь!

С рассветом у ворот Конохи стало на редкость многолюдно. Канкуро нетерпеливо ходил туда-сюда, с негодованием глядя на сестру. Обоим младший брат велел возвращаться в Суну и не стал слушать никаких возражений на этот счет. Они могли выдвигаться хоть сейчас, но Темари медлила и тянула время под предлогом того, что хочет выйти одновременно с группой Гаары. Хотя истинную причину их задержки Канкуро прекрасно понимал и без пояснений. Просто сестра надеялась, что этот олух Шикамару придет попрощаться. Но этот трус не соизволил подняться в такую рань или просто побоялся. «Ну и правильно сделал», - размышлял кукольник, глядя в лицо Темари, на котором всё больше проступала тоска, ставшая неотъемлемой его частью уже несколько месяцев. Губы её все плотнее сжимались в тонкую полоску, брови сходились к переносице.
- Ладно, уходим, - наконец сказала она, еще раз обведя пространство глазами. – Гаара, вы скоро?
В ответ брат только подернул плечами. Его сопровождающие, навязанные ему Хокаге, старавшейся изо всех сил загладить конфликт, были в сборе. За исключением одной, но, пожалуй, самой важной фигуры: синеглазой девушки, способной заставлять людей говорить правду. Такая непунктуальность начинала раздражать юного Каге, но поделать с этим он ничего не мог. Как ясно дала понять ему Тсунаде, даже волос не должен был упасть с головы этой девушки.
- Я надеюсь, вы понимаете, как много она знает про нашу деревню и страну. Она не должна попасть в чужие руки ни при каких обстоятельствах. К ней будут приставлены трое для сопровождения. Это мое маленькое условие, - сообщила вчера Пятая, когда они с Гаарой остались в кабинете вдвоем.
Из-за этого сопровождения Гааре пришлось отправить домой своих родственников, потому что передвигаться такой толпой не являлось рациональным решением. Правда, сопровождение было вполне достойным. Копирующий ниндзя, представитель клана Хьюга со своим Бьякуганом и мастер оружия. Неплохая команда, но все же слишком многочисленная на взгляд Казекаге. Все они стояли тут же, проверяя полупустые рюкзаки с вещами и разминаясь перед длинной дорогой.
- Ну, тогда мы пошли, - хмыкнул Канкуро, хватая сестру за плечи и подталкивая к выходу из деревни. – Пока, Га-а-а-а-а…
Протяжный звук, вырвавшийся изо рта кукловода вместо имени брата, не привлек к себе никакого внимания, поскольку все взгляды присутствующих, а так же охраны, дежурившей на посту, и пары ранних прохожих устремились на ту, что приближалась к собравшимся. Какаши сдавленно хмыкнул, Канкуро присвистнул и тут же получил весьма ощутимый тычок в плечо от сестры. Даже лицо Гаары несколько потеряло свою сосредоточенность, брови юноши поползли вверх. Лишь Хьюга Неджи не выказал удивления.
К воротам Конохи приближалась Харуми. И выглядела она сегодня весьма своеобразно. Вместо привычного скромного голубого кимоно на девушке были широкие шаровары из легкой, полупрозрачной ткани, сидящие низко на бедрах. На обозрение зрителям был выставлен плоский живот и тонкая талия. Грудь девушки закрывало некое подобие топа, состоящего из широкой ленты, опоясывающей торс и завязывающейся на шее. На бедрах висел широкий кожаный ремень, к нему по правую и левую руку крепились ножны. Судя по их длине, в них находились кинжалы.
Двигалась она нарочито небрежно, лениво покачивая бедрами. Волосы, затянутые в высокий хвост, развивались на ветру. Выглядела Харуми довольно воинственно, но ещё больше – вызывающе. Походный рюкзак, набитый сверх всякой меры, она несла в руках. Подойдя к собравшимся, девушка окинула их критическим взглядом, а затем принялась распаковывать свою поклажу, извлекая оттуда несколько свертков. Затем она вручила свертки Тен-Тен, Какаши и Неджи. Те с недоумением уставились на неё.
- Быстрее, - поторопила Харуми.
Оглянувшись на остальных, Тен-Тен первая распаковала сверток. В нем оказалось тонкое черное кимоно и длинный плащ песочного оттенка. Мужчины извлекли из своих свертков рясы, плащи и шарфы. Казекаге одобрительно кивнул, но все продолжали с немым вопросом рассматривать принесенные вещи.
- Переодевайтесь! Мы же сопровождаем господина Гаару как шиноби Песка. И не забудьте снять протекторы. А это тебе, - с этими словами Харуми кинула Какаши еще один маленький сверток. На руку шиноби опустилась тонкая черная лента. – Повяжи на глаз.
Раздав приказания, девушка опустилась на траву, чтобы плотнее утрамбовать оставшиеся в рюкзаке вещи.
«Вот так по её представлениям выглядят куноичи Суны?!» – возмущению Темари не было придела.
- Переоденемся по дороге, - ответил Какаши и засунул одежду в свой рюкзак. – Все готовы?
Собравшиеся ответили короткими кивками.
- Выходим.
Это слово Харуми и Хатаке произнесли одновременно и раздраженно посмотрели друг на друга. Тен-Тен невесело усмехнулась, предчувствуя нелегкую дорогу. Все немые вопросы лидерства решил Гаара, просто возглавив шествие. Остальные молча поплелись следом.
- Идем, Темари, - позвал сестру Канкуро.
Девушка последний раз взглянула на Коноху. Не найдя нигде знакомого и столь желанного лица, она круто развернулась и пошла вслед за братом. Спину ей сверлил горячий взгляд Шикамару, притаившегося в кроне одного из деревьев, стоящих не подоплеку. Он сидел там уже давно и на протяжении всего этого времени боролся с собой. С одной стороны он очень хотел поговорить с Темари. Но с их последней встречи она ни на минуту не оставалась одна. Вот и сейчас там было слишком много посторонних. Чье-то присутствие снова помешало ему сказать ей всё то, что он с таким трудом держал в себе последнее время. А теперь она опять ушла. Возможно, на этот раз навсегда. А он не смог её остановить. Трус. Какой же он трус.
«Черт! – ругался шиноби, все сильнее сжимая ветку дерева, пока та не издала жалобный хруст. – Да двигайся же ты, придурок чертов! Она же уходит! – Но, словно скованный собственной техникой, Шикамару не мог пошевелиться. - Нет, Ино права. Я – тряпка. И идиот к тому же».
Но и такое самобичевание не помогло. Юноша все еще не двигался с места, провожая взглядом удаляющуюся тонкую фигурку любимой. Через пару минут она уже скрылась из виду.

* * *

Как и предполагала Тен-Тен, дорога выдалась не из легких. В основном этому способствовала «дружеская» атмосфера, царившая между идущими. Неджи сохранял вид оскорбленного достоинства и ни словом не перемолвился с напарницей. Та, помня обидные слова, сказанные юношей в её адрес, не стремилась к примирению. Тен-Тен вообще не понимала, как такое могло случиться и почему Неджи, такой холодный и беспристрастный, вдруг вышел из себя. Но на этот раз прощать товарища она не собиралась. При одном воспоминании о событиях того утра на глазах девушки выступали слезы. Так горько и больно ей еще никогда не было.
А ведь она раньше так любила его. И даже сейчас, при взгляде в его мужественное и такое прекрасное лицо, сердце девушки невольно трепетало от нежных чувств, ещё не до конца ушедших в прошлое. Конечно, теперь у неё был близкий ей человек. Оказалось, что Киба мог быть чутким, добрым и очень заботливым. Он умел слушать и всегда подбодрял её. Наверно оттого, что сначала между ними возникла дружба, девушка не боялась подпустить его ближе к себе. Она не смотрела на него снизу-вверх, как всегда смотрела на своего товарища по команде. Она чувствовала себя равной ему и была за это очень благодарна.
Но всё же то происшествие снова напомнило куноичи о её первой любви, о горьком опыте, о разочаровании. И теперь, идя рядом с Неджи, она снова чувствовала себя маленькой и беззащитной глупой девчонкой, не способной на великое и не достойной гения клана Хьюга.
«Но это же несправедливо! – закусив губу, думала девушка, идя по тропинке и смотря себе под ноги. – Он не имеет права мне такое говорить! Это моё личное дело! И его это не касается! Вот только почему же я тогда себя так паршиво чувствую, как будто виновата перед ним? Ай! Черт!»
Задумавшись, Тен-Тен не заметила камня и, неловко наступив на него, подвернула ногу. Замахав в воздухе руками, чтобы удержать равновесие, девушка схватила за рубаху идущего рядом Неджи. Ткань под напором куноичи треснула, и девушка повалилась на землю с куском рукава, зажатого в кулаке. Какаши, обернувшийся на шум, оценил картину.
- Всё! Устраиваемся на ночлег, - констатировал он.
Время было самое подходящее, потому что солнце клонилось к горизонту. Скоро на лес опустится тьма, и, если не будет луны, передвигаться они не смогут. Темнота не являлась помехой для опытного ниндзя, но сейчас он был не один, и нужно подумать о других. Было совершенно очевидно, что Тен-Тен устала от дневного перехода, да и Харуми, шагающая рядом, тяжело дышала, хоть и не подавала виду.
Группа свернула с тропы, чтобы найти более подходящее для ночлега место. На привал решили устроиться под склоном невысокого холма, укрывшись между валунами, лежащими у его подножья. Здесь было безветренно и тихо. Неджи, скинув рюкзак на траву, тут же ушел в лес собирать хворост для костра. Тен-Тен, еле доковылявшая до импровизированного лагеря, поспешно опустилась на ближайший камень и стала массажировать растянутую ногу.
- Пойду поищу воду. Тебе стоить сделать компресс, иначе нога может отечь, - сказала Харуми, рассматривая лодыжку девушки. Сбросив свои вещи в общую кучу, она выудила из рюкзака большую флягу для воды. Та была пуста, так как её осушили первой за этот день. Забрав пустую флягу и у Тен-Тен, Харуми неспешно двинулась в сторону холма.
- Подожди, я пойду с тобой, - окликнул её Какаши, помня, что Хокаге строго-настрого запретила оставлять девушку одну. Что ему грозило в случае потери Харуми, Какаши не стал уточнять.
- Это необязательно, - отрезала та и исчезла из вида быстрее, чем Хатаке успел моргнуть своим глазом.
«Что за чертовщина? – удивился шиноби, не веря своим глазам. – Когда она успела научиться так быстро двигаться?» Тен-Тен поймала заинтересованный взгляд Копирующего ниндзя и посмотрела в ту сторону, где исчезла Харуми. Снова переведя взгляд карих глаз на шиноби, она отметила явное проявление беспокойства на его обычно таком отрешенном лице. Это трогательное выражение лица взрослого мужчины невольно заставило девушку улыбнуться.
- Не волнуйтесь, Какаши-сенсей. Она может за себя постоять. Кроме того, мы же пока еще не пересекали границу.
Эти слова застали шиноби врасплох, он не думал, что за ним наблюдают. Постаравшись придать лицу самое беспечное выражение, Какаши попытался перевести разговор на другую тему и принялся доставать из рюкзака припасенную еду. Тем же занялась и Тен-Тен. Разделив свою еду на четыре равные части, она неожиданно вспомнила про Гаару, до этого момента сидевшего рядом с ними, но, обведя их пристанище глазами, не нашла его.
- А куда делся Гаара-сан… то есть сама? – удивленно воскликнула куноичи, делая над собой усилие, чтобы подняться на ноги. Девушка полагала, что именно он являлся их главной целью, которую они должны были охранять.
Но на её вопрос Какаши только пожал плечами, явно не очень интересуясь его исчезновением. В конце концов, у кого хватит ума пытаться украсть Гаару Песчаного? Кроме Акацуки, разумеется. Но после извлечения биджу он их, кажется, больше не интересовал.
Сам Гаара в это время следовал за таинственной девушкой, чья маленькая фигурка мелькала впереди, перескакивая с дерева на дерево, словно белка, только не рыжая, а нежно-голубая: сменив костюм, девушка все же осталась верна любимой цветовой гамме.
Через пару секунд лес расступился, освобождая место для ручья, тонкой змейкой бегущего от узкого ущелья дальше, вниз по склону. Девушка опустилась рядом с кромкой воды и окунула руки в холодную прозрачную воду. Зачерпнув воду ладонью, она умыла лицо, освежая опаленную солнцем кожу и смывая с нее дорожную пыль. Гаара медленно вышел из кустов, старясь оставаться незамеченным. Ему нравилось издалека наблюдать за этой девушкой, чьи движения были так грациозны и легки. Но сделав один неверный шаг, он наступил на сухую ветку, которая предательски хрустнула под его ногой. Проклиная про себя всю растительность, такую шумную по сравнению с песком, он посмотрел на то место, где находилась девушка, но её там не было. А вот один из её кинжалов уже был приставлен к горлу незадачливого юноши, немало удивленного такой молниеносной реакцией.
- Ах, это вы, Гаара, - в голосе девушки больше не слышалось никаких заискивающих нот. Даже приставку «сама» она предпочла опустить. Впрочем, самого Гаару это даже устраивало. – Вы напугали меня.
- Но вы не выглядите испуганной, - тихо парировал он, поворачиваясь к девушке, уже убравшей оружие в ножны. – Танто? – он взглядом указал на кинжалы на её поясе.
- Да, - ответила Харуми. – Подарок.
После этих немногословных ответов она направилась к ручью, чтобы наполнить фляги водой. Гаара продолжал следить за ней издалека. Ему никак не давал покоя вопрос, где он мог видеть её лицо раньше. Сколько он не пытался, на память так ничего конкретного и не приходило.
- Откуда вы? – поинтересовался наконец он. – Я имею в виду, что вы ведь не их Конохи?
Голос юноши был тихим, но властным, требующим ответа. Харуми молчала, наполняя фляги. Лишь когда работа была закончена, она повернулась к шиноби и посмотрела на него долгим, оценивающим взглядом. Под прицелом её ледяных синих глаз даже хладнокровному Гааре стало неловко.
- Можете не отвечать, если…
- Я не знаю ни своего имени, ни места рождения. Думала, Хокаге-сама говорила вам об этом.
- Нет, она рассказала мне лишь о ваших способностях. Вкратце.
- Понятно. Они вас интересуют? Желаете, чтобы я их продемонстрировала?
- Если это возможно.
- Возможно, - ответила Харуми, подходя ближе.
Склон у ручья озарило яркое оранжево-розовое свечение. Теперь Гааре стало понятно назначение столь открытого костюма девушки. От всех оголенных частей тела Харуми отделялись тонкие щупальца, ритмично извивающиеся и колышущиеся, словно от ветра. Зрелище было устрашающим и прекрасным одновременно.
- А теперь я попробую объяснить вам мою силу, Гаара, - голос девушки звучал возбуждающе таинственно. – Пожалуйста, не бойтесь.
От последних слов юноше захотелось усмехнуться - за свою жизнь он и не такое видел. Но когда одно из щупалец осторожно потянулось к нему, Казекаге невольно сделал шаг назад. Щупальце же, достигнув цели, столкнулось с непреодолимой преградой в виде песка, что вызвало у девушки неподдельное удивление.
- Вы сопротивляетесь? – посмотрела на него куноичи, слегка изогнув бровь дугой. – Не бойтесь. Это не больно.
- Я не боюсь боли, это просто рефлекс, - ответил Гаара, снимая барьер из песка.
Наконец тонкое щупальце коснулось его. По коже словно прошел легкий электрический разряд. В голове все помутилось. Реальный мир потерял свою четкость, звуки словно растворились. На Гаару опустилась давящая тишина. Девушка, стоящая перед ним, что-то сказала, но слов он не расслышал. Попробовал пошевелиться и не смог. Он чувствовал, что даже песок, собранный в тыкву за его спиной, замер в ожидании. Зато теперь он почувствовал, как его губы двигаются сами по себе. Он что-то говорил. Вот только что? Девушка, все еще растворяющаяся в тумане, подошла к нему ближе и нежно потрепала его по волосам. Это было очень приятным ощущением, словно давно забытым и теперь вернувшимся. Через секунду контакт прекратился, и Гаара, тяжело дыша, повалился на землю. На лбу проступил холодный пот.
Девушка опустилась рядом и участливо протянула флягу с водой. Казекаге без слов принял её и с жадностью припал к узкому горлышку. Холодная жидкость дарила облегчение и возвращала разум в нормальное состояние.
- Простите, я, кажется, переборщила. Никогда не знаешь, сколько точно нужно.
- Сколько нужно чего? – всё еще прерывисто дыша, уточнил Гаара, стирающий с лица капли пота.
- Чакры, - невозмутимо пояснила она.
Гаара посмотрел на неё с удивлением. Щупальца все еще кружили вокруг девушки, словно создавая щит между ним и ею.
- Так это чакра так действует? А эти … - он взглядом указал на яркие хлысты, оранжевыми вспышками рассекающие воздух вокруг них.
- Они просто усиливают её действие. Хокаге предполагает, что это Кэккэй гэнкай, - тихо ответила девушка, медленно втягивая в себя щупальца. – Зачем вы пошли за мной? – неожиданно спросила она, глядя прямо ему в глаза.
- Мне кажется, я когда-то видел ваше лицо, - честно признался Казекаге, ощущая как стремительно краснеют его щеки, что было совершенно не свойственно для Песчаного Гаары.
- Вот почему вы так странно смотрели на меня там, в кабинете. - Харуми говорила не с ним, а скорее сама с собой. На собеседника она больше не смотрела. – Нам пора возвращаться.
- А о чем вы меня спросили? Что я вам ответил? – задал мучавший его вопрос Гаара, поднимаясь с каменистой насыпи. – Вы…
Девушка прижала юношу к себе так крепко, что он чувствовал всем телом биение её сердца. Этот стук успокаивал, он властвовал, заставлял его сердце биться в такт.
- Это будет моим секретом, - ответила она, снова взъерошив ему красные, как пламя, волосы. А затем слегка коснулась губами его порозовевшей щеки. – Идем.
С этими словами куноичи легко оторвалась от земли и взмыла вверх, скрываясь в густых кронах деревьев. Гаара же, напротив, ощутил, как его тело наливается свинцом. Сделав несколько глубоких вдохов, он последовал за ней.

* * *

Тяжелая ночь сменилась ненастным утром. С рассветом начал моросить дождь, чего обычно не случалось в конце августа. Настроение у путников от этого не улучшилось. Гаара, проснувшийся первым, с любопытством наблюдал мелкую резню, происходившую между его спутниками. Лагерь, не сговариваясь, поделился на женскую и мужскую половину. Даже самый невозмутимый и рассудительный, по мнению Гаары, шиноби – Хатаке Какаши – не упускал случая выказать свое недовольство по тому или иному поводу. Причиной такого странного и не типичного поведения, скорее всего, являлась синеглазая девушка. Она не только с успехом парировала каждый выпад Копирующего ниндзя, но и в большинстве случаев одерживала моральные победы, просто игнорируя замечания шиноби, чем доводила того до приступов немой ярости. Таким эмоциональным Гаара Какаши еще не видел. Тяжело вздохнув, он вспомнил постоянные препирания его сестры с братом. А он-то надеялся, что, избавившись от них, проведет время в тихой и приятной компании. Но о тишине здесь можно было забыть.
- Неджи, оставь в покое мой спальный мешок! Я сама его упакую, - возмущалась Тен-Тен, видя, как её напарник терзает несчастный спальник, пытаясь засунуть его в рюкзак.
- Как ты вообще умудрилась его туда положить, - тихо шипел сквозь зубы Хьюга, чувствуя, как прочная ткань рюкзака начинает трещать по швам от его усилий. Но эти звуки не остановили шиноби, а лишь придали ему сил.
- Да я же его из свитка достала! – бросилась на выручку своим вещам куноичи, вырывая их из терзающих рук мучителя. Неджи лишь что-то злобно прошипел в ответ, поднимая свой рюкзак с земли и закидывая его на плечо.
- Ну, все уже, наконец, собрались? – окинул недовольным взглядом присутствующих Какаши. Эта фраза относилась в основном к Харуми, пытающейся закрыть на тугие застежки свой рюкзак. Под напором девушки, медленно начинающей выходить из себя от несговорчивой поклажи, в рюкзаке что-то громко звякнуло. Хатаке с подозрением покосился на девушку и её ношу. Харуми ответила на его взгляд холодным презрением и все-таки поднялась с места. Группа двинулась в путь.
К середине дня, пройдя Страну Рек, они уже приближались к границе с Ветром. На общем собрании еще утром было решено, что через Страну Дождя они не пойдут. По мнению Какаши, это был неоправданный риск для их немногочисленной группы. Спорить с ним никто не стал.
- Переодевайтесь, - скомандовала Харуми, не удержавшись от ехидной ухмылки.
- Харуми-сан права, - добавил Гаара, в пол оборота смотря на спутников. – Мы пойдем через пустыню, Ваша одежда не слишком подходит для таких путешествий.
Против этих доводов никто возражать не стал. Лишь Какаши с недоумением покосился на Харуми, чей наряд, по его мнению, не подходи для любых путешествий в принципе. Но девушка, словно прочитав его мысли, тут же извлекла из отдельного вместительного отделения своего рюкзака плащ из плотной грубой ткани. Она небрежно накинула его на плечи так, чтобы тот не мешал ей свободно двигаться.
«Как предусмотрительно», - с раздражением подумал Какаши, который в тайне надеялся, что девушка тоже сменит одежду на что-нибудь более традиционное и менее открытое, поскольку её плоский животик и ясно отчерченная грудь снились ему на протяжении всех тех двух часов, которые ему удалось поспать. Причем сны эти были такими навязчивыми и правдоподобными, что мужчина проснулся с явным неудобством в паховой области. Такого с ним давно не случалось, а тем более в компании посторонних. В основном этим происшествием, которого, слава Ками, никто не заметил, и объяснялось угрюмое и придирчивое настроение шиноби.
Тен-Тен скрылась с одеждой за валунами, мужчины же предпочли далеко не уходить, пристроившись прямо на обочине дороги. Какаши натянул длинную рясу поверх своей гимнастерки. Маску всё же пришлось снять. Но он тут же заменил её на широкий белый шарф, привычно закрывший половину лица. И сделал это так ловко, что никто из присутствующих так и не успел ничего рассмотреть. А проявлять излишнюю заинтересованность никто, конечно, не решился. Протектор с символом деревни был так же снят и бережно упакован в рюкзак. Его место заняла черная повязка-лента. Маленькую серебряную черепашку с синим сапфировым панцирем, ставшую его привычной спутницей последние дни, Какаши незаметно переложил в карман просторных шаровар.
Повернувшись к Гааре и Харуми, Какаши одел плащ. Он отчетливо расслышал приглушенный смешок, адресованный ему девушкой, но не стал провоцировать очередной конфликт на глазах у Казекаге.
- Какаши-сенсей, да вы прямо Пустынный бандит! – высказала вслух мысли Харуми Тен-Тен, уже закончившая со своим преображением. Сняв повязку с протектором и распустив волосы, она стала неузнаваема. Широкую рубашку заменило подобие платья, подвязанного красивым, расшитым шелком поясом, выгодно подчеркивающее стройную фигуру девушки. Неджи, на секунду замерший на месте и окидывающий девушку изучающим взглядом, совсем смутил Тен-Тен. Она набросила на голову капюшон и натянула его пониже на глаза.
- Неджи, не забудь снять повязку с протектором, - напомнила Харуми, придирчиво оценивая новый внешний вид команды.
- Нет, - отрезал юноша.
- Но тогда наша конспирация летит к черту, - настойчиво отметила девушка, подойдя к парню и тыкая указательным пальцем в символ Листа. - Сейчас не время для излишнего патриотизма! – Но тот лишь отшатнулся, продолжая стоять с каменным выражением лица.
- Вот, возьми, Неджи-ку …-сан, - тихо проговорила Тен-Тен, протягивая шиноби свой шелковый пояс от платья. Напарница по команде прекрасно знала причину, по которой её товарищ не хотел снимать протектор. Злосчастный знак второй ветки не давал ему покоя и теперь.
Неджи принял пояс из рук куноичи, не удостоив её ни благодарностью, ни даже взглядом. Отвернувшись от всех, он быстро стащил протектор со лба и повязал на его место отданный девушкой пояс. Получилось вполне сносно. Харуми несколько удивилась, но не стала задавать вопросов.
И группа снова двинулась в путь. Шиноби прибавили скорости, почти не делая остановок для отдыха. Уже с наступлением темноты они достигли границы с Камнем. На ночлег здесь оставаться было опасно: ни деревень, ни придорожных гостиниц по близости не было.
- Пойдем ночью, тут недалеко, судя по карте, - постановил Гаара. Противоречить никто не решился, хотя все были измотаны до предела дневным переходом и беспрестанным сражением с песком, встретившим их в Стране Ветра и не спешащим выпускать из своих шершавых горячих объятий.
     

Публикатор: kashara 2012-06-15 | Автор: | Бета: Nicka_veronica | Просмотров: 879 | Рейтинг: 5.0/3