Обречённые (Главы 57 и 58) от Asaki (VM) — Свои персонажи Наруто фанфик
Чт, 2017-03-23, 17:13

Вход · Регистрация
 
 
   
Главная » Фанфики » Свои персонажи

Обречённые (Главы 57 и 58)

     

Глава пятьдесят седьмая: Ты можешь открыть своё сердце мне.


- Эй-эй, господин, так это правда? – не унималась Ангелина. – Правда, что на Йоши-сана этой ночью набросился огромный медведь?
- Да… - в который раз повторил шиноби. Прислонившись к деревянной стенке бадьи, он сейчас наслаждался горячей ванной, стараясь обуздать чувства, так беспринципно пожиравшие его. – Старик Йоши немного задремал в лесу и проснулся только тогда, когда эта тварь ему пол-руки оттяпала. Она была минимум пять центнеров в массе… Легендарный камышовый медведь. Это редкость для этих мест.
- У-и-и-и-и-и… - забавно протянула девушка, изображая крайнее удивление. Она уже несколько минут крутилась рядом, отказываясь лезть в воду, мотивируя это тем, что для её типа кожи это пока ещё слишком горячо. – Ам-м-м… А разве не надо сказать об этом коменданту округа? Пусть пошлёт егерей… - Она нервно наворачивала круг за кругом, словно водила сама с собой хоровод вокруг бадьи. Наблюдать за ней было довольно сложно – сразу начинала кружиться голова. Хотя это того и стоило…
- Нет, думаю не нужно. - Сэнши, по-видимому, остался доволен ровным звучанием собственного голоса, так что заговорил посвободней. – Это отпугнёт от этой местности всех туристов… Наверное.
- А-м-м-м… - На этот раз это прозвучала намного длиннее, чем обычно, даже как-то с паническими нотками. – Но если медведи выйдут из лесу, когда поймут, что люди съедобные? Тогда они начнут всех массово поедать. Начнётся паника, бегство, суматоха и, в конце концов, здесь вообще не останется потенциальных клиентов! – Тёмно-серые глаза девушки причудливо расширились, а количество кругов, которые она описывала, заметно возросло. – Тогда кабаре точно закроют, и я останусь без работы! И мне придётся торговать собой на улицах, чтобы заработать на хлеб! Ну это-то ещё ладно, но когда-нибудь я же перестану быть красивой, и мои клиенты поспешно вычеркнут меня из категории «всегда желанных»! И тогда мне останется только одно – выйти замуж! Кошмар! Я постарею, волосы и зубы выпадут, мне придётся штопать носки и стирать плёнки! – Она в сердцах схватилась за голову и, от полноты чувств, выдернула небольшой клок волос. – А самое ужасное - мне придётся постоянно выслушивать претензии какого-нибудь старичка, который будет мне мужем, только для того, чтобы твёрдо знать, что завтра меня хотя бы покормят! А всё это из-за них! ДОЛБАННЫЕ МЕДВЕДИ! – последний воинственный крик сопроводился яростным ударом и жалобным звоном тонкого оконного стекла…
Низкий и печальный гул ветра, ворвавшегося в комнату, как никогда подчеркнул атмосферу и чувственность монолога. Сэнши, наблюдавший за этим процессом с некой опаской, уже всерьёз прикидывал, не окажется ли он следующей жертвой адской ораторши, а если да, то не поздно ли ещё прыгнуть нагишом в образовавшийся в стекле путь к спасению.
«Вот значит, что получается, когда скрещиваешь женскую логику со способностью мыслить глобально. Кошмар какой…» - тревожно подумал он, начисто забывая о таких мелочах, как смерть Цейруса и давнее пророчество неведомого оратора.
- Ну ладно, я залезаю… - мирно проговорила девушка, быстро сбрасывая свой комплект униформы и резво прыгая в воду, не давая возможности рассмотреть что-либо из «нюансов».
Брызги воды и ошмётки пахучей розовой пены разлетелись по всей комнате, хаотично оседая на полу, стенах, и даже на потолке. Да, похоже товарный вид этому помещению не смогло бы вернуть уже ничто. Сэнши даже и представить боялся, на сколько ноликов увеличится его счёт за пользование приват-комнатой. Хотя… такие острые ощущения сами по себе уже были бесценны.
- М-м-м-м… приятно-то как, – проговорила Ангелина, собирая с волос комки пены. – Гомен, что-то я расшалилась.
- Да ладно… - рассеянно проговорил Сэнши, наблюдая, как девушка пытается устроиться рядом с ним поудобнее. – Могло быть хуже… наверное.
Внимание его неожиданно привлёк бледный цвет кожи девушки. Странно. Даже его рука казалась довольно-таки загорелой на её фоне (а ведь загар к нему с детства не клеился). Возникало чувство, что Ангелина редко когда видит солнечный свет, словно всю жизнь росла в плохо освещенном помещении. Странно, но мысли эти нагоняли на шиноби чувство какой-то странной тоски, какой-то пустоты…
- Ам… А знаете, я всегда любила канатоходцев, - неожиданно проговорила девушка, запрокинув голову. Голос её тоже зазвучал с какой-то особой интонацией. Хотя, может это было обычная серьёзность, так неожиданно проклюнувшаяся сквозь яркие и бестолковые цвета, окружающие горничную.
- Канатоходцев? – тихо переспросил Сэнши, чуть поглаживая её по волосам. Такие жёсткие, такие крепкие, никак не соответствующие тому, как они выглядят. А намокшие кончики так и вовсе напоминали материал, из которого делали кисти для профессиональных художников.
- Знаете, я сама всегда хотела попробовать что-то подобное. Но куда там? Я и на каблуках-то не удержусь, не то, что на канате… Они такие лёгкие, - задумчиво прошептала девушка, - такие грациозные, такие бесстрашные… Идут по такому маленькому и тонкому пути, не зная, удастся ли следующий шаг. Дорога ясна с самого начала, но закончиться она может в любой момент. – Таинственный полушёпот звучал чуть хрипловато, но от этого не менее чарующе. Вопрос о том, почему она подняла такую тему, просто не мог сорваться с губ… нужно было просто слушать её. - И они идут по канату, натянутому под самым куполом, высоко-высоко над манежем… Идут и знают, что если сорвутся, то никто из замершей толпы не бросится вниз, чтобы помочь… Мне всегда было страшно от этой мысли, но… Это не так! – Последние три слова рассказа Ангелина выпалила свои обычным весёлым и беззаботным тоном. – В этом мире ещё есть те, кому не всё равно. Есть те, кто может помочь. Я ведь сама из таких людей. - Она сделала глубокий вдох и многообещающе замолкла, закрыв глаза, словно засыпая. – Простите… Давно ни с кем по душам не говорила. Мало кому охота мой бред выслушивать…
- Ничего… - ровным тоном произнёс Сэнши. – Мне всегда нравились такие люди.
- Йоката… - ещё тише произнесла девушка, осторожно кладя голову на плечо шиноби.
Сквозь дыру в оконном стекле в кабаре лениво залетали мимолётные осенние звуки птиц, деревьев, людей, ветра. Даже воздух, казалось, стал намного свежее. И ничто не мешало сердцу биться в полную силу. Лишь сейчас…

Глава пятьдесят восьмая: Проста, как горничная


(Тем же утром)

- Боже, какая прелестный котёнок! – умилённо пропищала беловолосая, присаживаясь на корточки, чтобы как следует рассмотреть пушистый серый комок, задремавший на подоконнике. – Торуя-сан вроде бы не переносит кошек. Ох, и влетит же за тебя… Ты чей, малыш?
- Руки! – требовательный голос, по-видимому, не желал, чтобы Ангелина прикасалась к нему. Девушка на миг замерла, а затем спокойно состроила миленькую улыбку и, обычным для себя тоном, проговорила:
- Ам… Приветик, не заметила тебя, сестрёнка Майри.
- Миако, ко мне! – Куноичи требовательно протянула к кошке руки, и та, спустя миг, лениво прыгнула к ней.
- Миако… - млеющим голосом прошептала девушка. – Миленько-то как! Приятно познакомиться! Я Лина! – Она, словно насмехаясь, приветливо помахала рукой кошке. Однако каково было удивление Майри, когда та в ответ тоже слегка дёрнула лапкой, после чего, с чувством выполненного долга, снова свернулась в клубок и мирно засопела на руках у рыжеволосой. – Со всеми кошками можно так болтать, – гордо заметила горничная. – А Вы не знали?
- Это же кошка, – скептически поведала Майри, рассеянно гладя зверька по серебристой блестящей шерсти. – С ней нельзя разговаривать без соответствующей сноровки…
- У меня тоже есть котик. - Ангелина была, казалось, полностью на своей волне, совсем не замечая нудных замечаний от собеседницы сбоку. – Зовут Курбат («Совсем вкуса у неё нет» - раздосадовано подумала куноичи, искренне жалея неизвестного кошака) только он покрупнее будет… но тоже миленький…
- В общем-то, - Майри резко сменила тон разговора, утроив его серьёзность, – я пришла сюда, чтобы задать тебе кое-какой вопрос.
- Амм… Решили-таки снять комнату? – Девушка легкомысленно возвела глаза к потолку, стараясь не замечать, что даже осанка у Майри перестала быть женственной. Словно намерения куноичи были как никогда серьёзны.
- Зачем ты так липнешь к Сэнши и остальным, оформленным здесь за его счёт? – Голос девушки перерос в ядовитое шипение. Она сделала шаг вперёд, становясь к хрупкой горничной почти вплотную (впрочем, она сразу же об этом пожалела, едва увидев, что значительно уступает ей в росте), но та и не подумала отступить назад.
- Это моя работа… - развела руками Ангелина. – Угождать тем клиентам, которые больше платят.
- Вот оно как… - Лицо Майри приблизилось к её собственному лицу ещё ближе. Казалось, что ещё миг – и барышни просто столкнутся лбами. – Но знаешь, в чём запарка? На днях я удосужилась глянуть в журнал расселения… «Девственная луна» - лучшее заведение в округе. По записям, здесь полным-полно рыбок более крупных. А вот ты постоянно привязана к этому малому кругу людей. Это настораживает, девочка моя.
- Ам… Не очень понимаю, – вежливо ответила Ангелина. – Меня обвиняет чья-то ревность? – последние слова прозвучали как-то по-другому. Какая-то неведомая струна слегка вздрогнула в её голосе.
Бах!
Кулак Майри с силой впечатался в стену, совсем рядом с головой напуганной горничной. Послышался лёгкий звон – цветочный горшок упал со стены и раскололся надвое.
Куноичи криво усмехнулась, глядя в чуть подрагивающие от испуга зрачки её глаз. Звенящая тишина растянулась на несколько полных секунд. Майри сейчас словно замолкла, чтобы как можно отчётливее запечатлеть эту картинку. А когда она, наконец, подала голос, то зазвучал он довольным.
- Кому на этот раз понадобился шпион, нэ? Это ведь не стиль Цейруса, верно?
- Сестрёнка… Майри… - пролепетала горничная, явно не находя нужных слов, чтобы хоть как-то выразить эмоции.
- Не смей называть меня сестрёнкой… - с лёгкой улыбой произнесла куноичи, небрежно наматывая на палец прядь белоснежных волос девушки. – Кончики ещё не высохли… Долго они что-то. - Она жадно втянула воздух. – Это без сомнения чакра шиноби. Такой возбуждающий запашок… Ну же! Скажи мне, кому Сэнши понадобился на этот раз?
Ярко-голубой взор глаз Майри буквально пожирал собой съеживающийся тёмно-серый блеск, заключённый в глазах куноичи. Ещё несколько секунд тишины…
- Эх… - жалостливым тоном выдохнул Ангелина. – Чем меньше собачка, тем больше проблем с громкостью её лая, правда ведь, Сагано Майри из Четвёртого поколения обречённых?
- Что ты сказала? – Девушка, так старательно вжимающая горничную в стену, неожиданно вздрогнула и сама отпрянула от неё.
- Искусство шиноби: Божественный пик, – тихо прошептала та, чуть касаясь лба куноичи безымянным пальцем.
- Ты… - осоловевшим голосом проговорила Майри, чувствуя, как что-то странное проносится по её телу. Она словно на миг почувствовала каждую кость, каждый сустав, каждую мышцу в своём теле. Весь мир на мгновенье озарил её нестерпимым светом, начисто сжигающим глаза. В висках что-то отчётливо застучало. Свист в ушах, появившийся так внезапно, словно пронзил её слух, начисто разрушая его. Куноичи медленно пошатнулась и, потеряв равновесие, рухнула прямо на руки внезапно схватившей её Ангелины. Она что-то говорила… Но слова эти звучали так смято, громко и пронзительно, что разобрать хоть что-нибудь было абсолютно невозможно. Кошка, кубарем скатившаяся на пол, обижено фыркнула и рысцой устремилась по длинным светлым коридорам жилого этажа. Мир словно стал таким огромным, таким давящим… словно её собственное тело нещадно стремилось как можно скорее раствориться в нем… И ничего кроме щемящей пустоты…
- Кто бы мог подумать, - вполголоса проговорила девушка, убирая с лица Майри чёлку для того, чтобы получше рассмотреть остекленевшие глаза, смотрящие в никуда, - что ты станешь такой заезженной сучкой после всего этого. Но, думаю, мой урок пойдёт тебе на пользу. Человеческие чувства… для каждого из них есть определённый предел раздражимости, перешагнув который ты обязательно умрёшь… Но знаешь, если сымитировать в твоём теле «перебор» для всех пяти чувств, действующий только тысячную долю секунды так, чтобы ты не смогла в полной мере прекратить жизнедеятельность, то общего уровня шока хватит на то, чтобы стереть из твоей головы последние мысли и все их цепочки… - Она небрежно махнула рукой, возвращая чёлку назад. – Ты такая наивная. Если говоришь с тем, кого подозреваешь настолько сильно, то должна, по крайней мере, быть готовой сделать хоть что-нибудь.
***

- Эй-эй! Сестрёнка! – удивлённый и, одновременно с этим, испуганный голос горничной только-только стал различим сквозь фронтальный свистящий тоннель причудливо искажённых звуков. Голова сильно болела, во рту стоял стойкий привкус крови, сердце бешено колотилось. – Сестрёнка Майри!
- Голова… - прошептала куноичи, с опаской оглядываясь по сторонам.
- Ты показала мне свою кошечку, а потом вдруг резко взяла и потеряла сознание! – Тёплые руки Ангелины схватили её за плечи и с силой поставили на ноги, чуть, для верности, придерживая.
- Хреново… - пробормотала Майри, собираясь с мыслями.
- Я тебе что-нибудь принесу, – вызвалась горничная. – У меня должны быть таблетки на этот случай… Амм… Ты себя очень перенагрузила. Нужно хорошенько отдохнуть, если ты хочешь побыстрее восстановиться… Я доведу до комнаты господина Сэнши.
- Я сама дойду! – Майри нетерпеливо вырвалась из цепкой хватки и медленно поплелась по коридору, что-то раздражённо бормоча. Ангелина проводила её обеспокоенным взглядом.
***

- Ну? – Сэнши преспокойно лежал на кровати, легкомысленно закинув ногу на ногу, и внимательно смотрел на женскую фигуру, стоявшую, прислонившись к стене. – Узнала что-нибудь интересное?
- До сих пор ведь не было точного доказательства того, что нас подслушивают, да? – угрюмо спросила Майри.
- Более чем, – кивнул шиноби. – Совсем ни малейшего следа… Так что? Это действительно моя паранойя или Анги-тян и правда в чём-то таком замешана? Что можешь сказать о ней?
- Легкомысленная идиотка, с готовностью подставляющая свой зад за пару монеток, – пожала плечам Майри и добавила: - Тупа, как курица…
- Значит и правда нет… - пробормотал Сэнши, устремляя взгляд в добротно побеленный потолок. – Знаешь, я и сам уже об этом подумал, просто решил подстраховаться.
- Эй-эй, Сэнши… - неожиданно произнесла Майри, мягко подсаживаясь на край кровати. – А почему, если уж речь зашла о шпионаже, ты подозревал именно её? Почему не…
- Майри, – перебил шиноби, – я же уже не раз говорил тебе – всё, что я делаю, абсолютно логично, просто не у всех хватает ума осознать это. Мизу-тян сейчас последняя в списке возможных предателей…
- Почему? – Куноичи резко перевела взгляд ему на лицо. Этот вопрос уже долго стоял у неё поперёк горла.
- Потому что сейчас она, наконец, начала жить собственной жизнью, только и всего…
Рыжеволосая снова отвела глаза в глубоком разочаровании. Было ясно, что ничего менее размытого она так и не дождётся.
- Да и ещё, Майри, – неожиданно опомнился мужчина, – думаю, пора начинать новый акт… Я усовершенствовал план. К вечеру мне нужен будет глаз сенсея…
- Что? – Куноичи удивлённо нахмурила брови.
- Да… Я хочу, чтобы Кацучи Эдемо встретил самого подходящего для себя соперника. Отправь за ним Сатомару… - равнодушно закончил он и повернулся на бок, показывая, что разговор окончен.
     

Публикатор: VM 2013-01-14 | Автор: | Бета: Nicka_veronica | Просмотров: 503 | Рейтинг: 5.0/3