Пн, 2017-08-21, 20:53

Вход · Регистрация
 
 
   
Главная » Фанфики » Романтика

Деревня, скрытая луной (Часть 1 Главы 1-4)

     

Глава 1 - Долг

Грохот от падающих марионеток эхом разнесся по всей расщелине. Чие отрешенно смотрела на распластанное и пронзенное лезвиями тело своего внука, неподвижно лежавшее в рыжей пыли и луже темной липкой крови. Внешность куклы неподвластна времени, Сасори и сейчас выглядел так, будто только что покинул пределы родной деревни. Такой же юный и хрупкий. Чие сморгнула непрошенные слезы и перевела взгляд на куноичи, лежавшую у ее ног. Грудь той судорожно вздымалась, из раны на животе сочилась кровь. Не надо было быть медиком, чтобы понять, что девочка долго не протянет. Силы Чие так же стремительно убывали. Ей понадобилось несколько минут, чтобы принять окончательное решение, и они едва не стали фатальными. Пожилая куноичи с трудом подтащила разом потяжелевшее тело Сакуры к марионетке Сасори, освободила их раны от лезвий и положила руки девушки на грудь своему внуку.

– Только бы чакры хватило на двоих, – прошептала она и накрыла девичьи ладони своими – сухими и теплыми.

Энергия, окрашенная лазурным цветом, потекла из пальцев целительницы и мягко окутала ее руки. Сил едва хватало на то, чтобы оставаться в сидячем положении, но Чие упрямо хмурилась, не позволяя потоку чакры прерваться.

– Вы у меня еще поживете, – сквозь стиснутые зубы пробормотала она.

Реальность расплывалась перед глазами, голубое сияние вокруг ладоней начало стремительно бледнеть. Целительница в последний раз глубоко вздохнула и тяжело осела в объятия своих кукольных детей.

* * *

Сакура открыла глаза и поморщилась. Тупая ноющая боль, казалось, наполняла каждую клеточку тела. Больно было даже дышать, к тому же, на зубах неприятно скрипела глинистая пыль, а прокушенная губа отчаянно саднила. Чтобы собрать разбегающиеся мысли, куноичи понадобилась пара минут. Натужно выдохнув, Сакура приподнялась на локтях и осмотрелась. Она лежала между двумя марионетками, в одной из которых узнала куклу-мать, которой управляла Чие, а в другой…

Сакура непроизвольно отшатнулась. Но кукольник больше не представлял опасности, пустые глазницы отрешенно таращились в небо, обрамленное кольцом высоких скал. Смутное подозрение зашевелилось в душе, она скользнула взглядом по безжизненной кукле, пытаясь понять, что изменилось с тех пор, как она была в сознании. Деревянная оболочка потрескалась, кое-где на полированном теле встречались сколы и вмятины. Живой сердечник все так же покоился в груди марионетки, но из него больше не торчали отравленные лезвия катан. Со стороны Сасори вдруг послышался хриплый стон, и куноичи вздрогнула. Но звук доносился не из полой груди, а из пространства за неподвижной куклой. Сакура предприняла еще одно усилие и, пошатнувшись, перегнулась через тело своего врага.

– Чие-баа-сама! – воскликнула девушка, заметив маленькую фигурку пожилой куноичи, свернувшуюся рядом с марионеткой-отцом. – Я сейчас, Чие-баа-сама, сейчас помогу.

Зарычав от напряжения, Сакура переползла через куклу Сасори. Собственное тело не слушалось и отчаянно болело, чакра не желала концентрироваться в руках и ногах, ее будто едва хватало на поддержание жизни. Куноичи подползла к Чие и уронила руки ей на грудь.

– Чие-баа-сама, сейчас, потерпите еще немного, я только…
– Сакура! – голос целительницы звучал глухо, но в тишине ущелья эхом пробежался вдоль скал. – Оставь это… ты не сможешь меня восстановить… слишком… мало чакры… ее едва хватило на вас.

Сакура замерла.

– На нас? – севшим голосом прошептала девушка и повернула голову в сторону кукловода.

Он все так же не двигался, на отполированном деревянном лице застыла маска безразличия.

– Что вы сделали, Чие-баа-сама? – хрипло спросила куноичи, переводя взгляд на пожилую женщину.
– Кишо тенсей, – одними губами прошептала целительница.

Сакура охнула. Она читала про эту технику – технику реинкарнации за счет жизни того, кто ее использует.

– Чие-баа-сама… – куноичи качнула головой, на глаза навернулись непрошенные слезы. – Зачем?
– Я отдала свой долг…
– Долг? Да он едва не убил нас, он сказал, что ему плевать на вашу жизнь!
– Он видел мою последнюю атаку… видел, но не стал уворачиваться. Это пески сделали моего мальчика таким. Пески и война… и я. Прошу тебя, не оставляй его…
– Что?
– Не оставляй его… дай… шанс… – последнее слово застыло на губах пожилой женщины.

Ее лицо разгладилось, из глаз ушло всякое выражение.

– Чие-баасама!

Сакура всхлипнула и уронила голову на собственные руки, которые все еще покоились на груди умершей. Произошедшее никак не хотело укладываться в ее голове. Она не верила, что кукловод, едва не убивший их, и теперь неподвижно лежавший за ее спиной, остался жив. Что теперь делать, куноичи не представляла. Тело по-прежнему изнывало от боли и слабости, хотелось только свернуться клубочком и провалиться в мягкую темноту сна. Ей вдруг стало интересно, чувствует ли Сасори то же, что и она. И почему он до сих пор не подавал признаков жизни? Может, техника Чие не сработала и он все-таки…

– Сасори-но-данна!

Сакура вздрогнула и приподняла голову. Сквозь слезы, по-прежнему стоявшие в глазах, она разглядела смутно знакомую фигуру, маячившую под сводами узкого прохода в ущелье.

* * *

Дейдара выругался и с силой ударил уцелевшей рукой по телу огромного орла, кружившего над временным местом сбора Акацки. Глина мягко поддалась и втянула руку подрывника чуть ли не по локоть. Он взвыл и уперся коленями в податливый материал, одновременно перечисляя всю родню копирующего ниндзя до седьмого колена, не забывая каждого одаривать нецензурным эпитетом.

– Чертов джинчурики, чертов лис, чертов Сасори с его сумасшедшей бабкой!

Оторванную руку пронзали фантомные боли, солнце нещадно палило, а их с кукольником идеальный план трещал по швам. Дейдара не просто злился, он был в бешенстве. Он готов был начинить взрывчаткой первого же попавшегося на пути. В порыве гнева он едва не взорвал свою глиняную птицу, но успел вспомнить, что скудных запасов чакры едва ли хватит на то, чтобы сотворить еще одну.

Глиняный орел мягко опустился перед входом в пещеру. Подрывник легко скатился по крылу и решительным шагом направился под каменные своды. Если бы Сасори не взбрело в голову сразиться со своей чокнутой бабулей один на один, они бы уже были за много километров от Суны. Дейдара поправил сползший на глаз протектор и приготовился слушать нудные проповеди напарника.

– Дейдара, где тебя носит? Ты же знаешь, я ненавижу ждать, – томным голосом проговорил он, подражая интонациям Сасори.

Подрывник прошел по узкому короткому туннелю и оказался в небольшой расщелине. Скалы опоясывали ее по кругу, отчего он вечно чувствовал себя упавшим на дно огромного глубокого колодца. Дейдаре в колодце не нравилось. Он было собрался развить отвлекшую его мысль, когда заметил пять тел, лежавших почти вплотную друг к другу, будто прижимаясь во сне.

– Сасори-но-данна! – растерянно выкрикнул Дейдара, заметив яркие, припорошенные пылью, волосы своего напарника.

Но, вопреки ожиданиям подрывника, пошевелился не кукловод, а девчонка. Куноичи из деревни, скрытой в листве, напарница хвастливого джинчурики и копирующего ниндзя. Пламя ярости с каждой секундой все больше разгоралось в нукенине. Он медленно приблизился и взглянул в пустые глазницы мастера марионеток. В этом не было особой необходимости, Дейдара и так понимал, что если девчонка жива, значит, Сасори мертв. Чаша его терпения была переполнена. Ему нужно было кого-то взорвать, и прямо перед ним, в бесплодных попытках отползти в сторону, корчился на земле идеальный объект.

– Тебе выпала честь на мгновенье стать главным элементом идеального произведения искусства, да, – с усмешкой произнес он.

* * *

Сакура вздрогнула, когда напарник Сасори, имени которого она не помнила, подошел к ним почти вплотную. Она попыталась отползти, или хотя бы сесть, чтобы видеть его перед собой. Но все, на что ее хватило – это неловкий переворот на спину. Блондин нависал над ней нерушимой скалой. Солнце слепило, и куноичи не могла как следует разглядеть черты его лица, но заметила широкую улыбку и лихорадочный блеск единственного глаза. Правый рукав его плаща пропитался кровью и болтался на ветру. Левой ладонью он скользнул в поясную сумку.

– Тебе выпала честь на мгновенье стать главным элементом идеального произведения искусства, да!

Сакура тяжело выдохнула. Она хотела что-то сказать, но из горла вырвался только сдавленный хрип.

– Ты убила Сасори-но-данна. Что ж, я уверен, тебе просто повезло. Но ты заплатишь за это сполна, да.

Подрывник раскрыл ладонь и на Сакуру посыпались десятки маленьких, почти невесомых паучков. Они облепляли тело девушки, заползали под футболку, путались в волосах. Сакура задрожала от отвращения и страха. Но еще большая волна ужаса накатила на куноичи, когда подрывник здоровой рукой сложил печать, и улыбка его сделалась почти безумной. Сакура лихорадочно обводила глазами расщелину, пытаясь найти хоть крошечный шанс на спасение. Глиняные насекомые уже пристроились на ее лице. Нукенин, кажется, смаковал последние секунды, наслаждаясь ее страхом. Краем глаза Сакура уловила шевеление справа от себя. Она не сразу поняла, что это уже не пауки – деревянная рука марионетки Сасори дернулась и замерла.

– Он жив, – хрипло пробормотала Сакура, но из горла не вырвалось ни звука.

Сакура едва не расплакалась от отчаяния. Но на слезы сейчас не было времени. Он вдохнула побольше воздуха, слегка тряхнув головой, чтобы убрать насекомых ото рта, и судорожно выкрикнула:

– Он жив!

Ее слова, кажется, дошли до подрывника не сразу. Некоторое время он с прежней безумной улыбкой разглядывал девушку, превратившуюся в копошащийся серый кокон, но потом медленно перевел взгляд на своего напарника. Сасори смотрел на него безразлично и холодно, но выражение этих глаз было почти осмысленным и, безусловно, живым.

Подрывник опустил руку, и глиняные пауки стремительно разбежались в стороны, пропадая в трещинах горной породы.

– Данна, – хрипло пробормотал он. – Данна! Я знал, что вы так просто не сдадитесь!

Нукенин рухнул на колени рядом с марионеткой и замер в радостном возбуждении.

– Вставайте, данна! Нам нужно убираться отсюда, отряды копирующего ниндзя и этого полоумного в зеленых колготках вот-вот будут здесь.
– Дейдара…
– Я отдал им тело песчаного джинчурики, но девчонку они вряд ли просто так оставят.
– Дейдара…
– Кроме того, лидер может вызвать нас в любой момент, или отправить кого-нибудь следом и тогда наш план…
– Дейдара! – почти крикнул Сасори, заходясь натужным кашлем. – Заткнись. Я не могу встать.
– Не можете? – подрывник рассеянно отклонился назад, едва не навалившись на куноичи, о которой совсем забыл. – Это она сделала с вами?

Сасори с видимым усилием повернул голову и окинул взглядом девушку, калачиком свернувшуюся в рыжей пыли.

– Надо было взорвать ее к чертовой матери! Да. Я так и сделаю, слышишь?

Дейдара ткнул Сакуру в плечо, на что тело куноичи отозвалось новой волной боли. Она сдавлено застонала.

– Стой! Не трогай ее.

Подрывник непонимающе уставился на напарника.

– Не трогать? Почему?
– Я сказал, не трогай. Этого недостаточно?
– Но, данна…
– Помолчи, Дейдара. Мне надо подумать.

Подрывник обиженно засопел, но затих. Сакура не вслушивалась в их перепалку. Силы покидали ее, любое движение, любой звук или вспышка света отдавались во всем теле неприятным спазмом. Куноичи в последний раз усилием воли разлепила глаза, но силуэты марионеток, скал и нукенинов слились в одно неоднородное бледное пятно. Сакура судорожно вздохнула и провалилась в темноту.


Глава 2 - Начало пути

Тихие голоса звучали глухо и отчужденно, тело изнывало от жары. Сакуру будто засунули внутрь огромной пуховой подушки. Куноичи приоткрыла глаза и тут же зажмурилась – от проявившейся было картинки ужасно разболелась голова.

– Она очнулась, данна.
– Что-то не похоже.
– Открыла глаза, я только что видел, да.

Сакура застонала и попыталась закрыть уши руками. Ее вялая попытка была пресечена довольно грубо, кто-то железной хваткой вцепился в ее запястье и с силой потянул вверх. Сакура вскрикнула и открыла глаза. Картина, представшая перед ней, в одно мгновенье вернула девушку из мира ее лихорадочных грез в суровую реальность. Она по-прежнему находилась в убежище Акацки с двумя нукенинами, одного из которых сама же, кажется, и спасла. Солнце, по всей видимости, недавно скрылось за громадами скал – сумерки, накрывшие ущелье, были окрашены розовым и золотым. Светловолосый подрывник сидел на большом плоском камне чуть поодаль и откровенно пялился на Сакуру, не скрывая любопытства. Мастер марионеток стоял рядом с ней и по-прежнему сжимал руку куноичи, удерживая ее над головой. Когда Сакура окончательно пришла в себя, он отпустил ее запястье и отошел на шаг.

– Встань, – скомандовал он.

Сакура не шелохнулась.

– Я уже могу стоять, значит, и ты можешь. Давай.

Сакура глубоко вздохнула и попыталась сконцентрироваться. Каждое движение давалось ей с трудом. Будто ребенок, едва научившийся ходить, куноичи переползла сначала на колени, затем уперлась ладонями в прохладную землю и медленно поднялась. Устоять на ногах было немного легче – когда расщелина перестала кружиться перед глазами, девушка даже смогла осмотреться. Припорошенные пылью куклы матери и отца по-прежнему лежали на земле. Между ними –маленькое и беззащитное – покоилось тело Чие. Рядом со входом в пещеру топталась огромная серая птица. Сакура невольно отшатнулась.

– Можем отправляться, – равнодушно констатировал кукловод, окинув взглядом куноичи. – Дейдара, твоя чакра восстановилась?
– Пока хватит, данна. Мне бы руку приделать, да.
– Потом, – отмахнулся кукольник. – Девчонка залечит.

Сакура вскинула голову.

– Я не буду, – резко ответила она. – И никуда с вами не пойду.

Сасори посмотрел на нее почти снисходительно. Дейдара хмыкнул.

– Глупая девчонка.

Сакура вдруг помимо воли шагнула вперед и склонила голову. Она заметила, как шевельнулись пальцы кукловода и блеснули в закатном солнце голубоватые нити чакры. Резкое движение повлекло за собой весьма неприятные последствия, куноичи качнулась вперед и едва не рухнула на колени. Только чакра Сасори удерживала ее на ногах.

– Как ты… – пробормотала Сакура. – Как тебе удалось так быстро восстановиться?

Сасори не удостоил ее ответом. Все его силы уходили на то, чтобы только оплести девчонку нитями. Будь у нее хоть немного свободной чакры, она легко бы разорвала связь. Но признаваться в этом кукловод не собирался.

Дейдара, тем временем, увлеченно разминал глину уцелевшей рукой. Открытая рана его, кажется, ничуть не смущала. Правый рукав был завязан почти у самого плеча и поблескивал красными всполохами от пропитавшей его крови. Легкий хлопок – и рядом с подрывником возникла птица. Она была меньше орла, стоявшего у входа, но все еще достаточно крупной, чтобы на ее спине могли уместиться трое. Дейдара легко взобрался по опустившемуся крылу своего творения и сверху вниз посмотрел на напарника.

– Идемте, данна. Мы тут торчим уже пару часов.

Сасори подтолкнул Сакуру, и она, пошатываясь, зашагала к птице. Взобраться на спину орла оказалось не такой уж простой задачей. Она вцепилась в мягкую глину и постаралась подтянуться на руках, но тело все еще плохо слушалось свою хозяйку. Сакура едва не рухнула вниз, но подрывник подхватил ее и легко втянул на спину птицы.

– От тебя одни проблемы, да.

Сакура не ответила. Она привалилась к шее глиняного орла и принялась разглядывать расщелину. Что-то явно было не так, но сконцентрироваться и найти причину беспокойства не получалось. Наконец, на нее будто нашло озарение.

– Вторая птица, – выдохнула куноичи. – Зачем она?

Сасори, уже взобравшийся к ним без посторонней помощи, равнодушно глянул на нее сверху вниз.

– Мы ее взорвем.
– Взорвете? – хрипло пробормотала Сакура. – Но зачем?
– Чтобы замести следы, глупая девчонка.
– Но ты не можешь! Там же тело Чие-баасама! Там куклы твоих родителей!

Сасори не ответил. Он, будто вспомнив что-то, на секунду замер, стянул с большого пальца кольцо с иероглифом и сбросил его в расщелину. Подрывник утвердительно кивнул, казалось, самому себе и последовал примеру кукловода.

– Давай. Пора уходить.

Дважды просить Дейдару не пришлось. Его лицо озарилось широкой улыбкой. Птица взмахнула серыми крыльями и поднялась над расщелиной, вынырнув через единственное круглое отверстие в каменных сводах.

Более крупный орел, оставшийся внизу, неторопливо подошел к центру.

– Это будет большо-ой бум, – радостно отозвался подрывник, складывая печать. – Кац!

Взрывная волна прокатилась над расщелиной, эхом отзываясь в каждом изгибе горного хребта. Их птица взмыла в потоке горячего воздуха и закружилась. Сакура зажмурилась и закрыла уши руками, почти умоляя свое тело оставаться в сознании. Куноичи почувствовала, как мягкая глина спружинила совсем рядом с ней.

– Похоже, сумасшедшая старуха сделала мне более щедрый подарок, – раздался насмешливый голос над самым ее ухом. – Ты едва держишься, а я чувствую твою чакру внутри себя. Вот чего стоят ваши нелепые речи о дружбе и взаимопомощи.

Сакура сжала зубы. Она бы ударила по этому безжизненному лицу, где только глаза способны были выдать тень эмоции, даже если бы это был последний удар в ее жизни. Но сил не хватало даже на это.

– Ты просто глупец, – сдавленно пробормотала она. – Глупец и мерзавец.

Сасори хмыкнул.

– Впрочем, я могу допустить, что она была во власти бесполезных эмоций, – продолжил он, не обращая внимания на волны ярости, исходившие от куноичи. – Очень глупо.

Он замолчал. Сакура решила было, что больше он не заговорит, но через пару минут кукловод продолжил.

– А где же твои друзья? Копирующий ниндзя и джинчуурики. Они, пожалуй, могли бы спасти тебя, если бы потрудились вернуться.

Это был удар по самому больному. Сакура и сама до последнего надеялась, что вот-вот услышит звонкий голос Наруто, но приходилось признать, что шиноби родной деревни оставили ее одну. Если только сами остались живы. Сакура моментально одернула себя. Конечно, если б напарники могли, они бы обязательно вернулись. И не стоило так легко поддаваться на убеждения кукловода. Куноичи знала – друзья бы никогда не бросили ее без веской причины.

– Дейдара, направь птицу на Суну.
– На Суну? Я думал, мы хотим убраться от Суны как можно дальше.
– Мне нужно кое-что забрать из дома.

Подрывник хотел еще что-то возразить, но быстро передумал. Птица, по мановению его руки, опустила крыло и сильно накренилась влево. Сакура едва не свалилась, но вовремя успела обхватить руками шею орла. Она разглядывала пустынные пески, раскинувшиеся под ними бесконечным рыжим покрывалом, и думала о Гааре. Остался ли он жив? Вряд ли. Чие рассказывала, что джинчуурики погибает, когда из него извлекают Биджу. Не отдай она чакру своему внуку, быть может, у песчаного принца остался бы шанс на спасение. Сакура перевела взгляд на кукольника, по-прежнему сидевшего рядом с ней. Почему он до сих пор не убил ее? Куда они направляются? Найти ответы на эти вопросы девушка не могла, как ни старалась.

Около часа глиняная птица еще парила над горячей пустыней, но, когда на горизонте стали проявляться причудливые очертания домов Суны, опустилась почти к самому песку. Нукенины за все время их пути не произнесли ни слова. Дейдара несколько раз открывал было рот, но замолкал под тяжелым взглядом напарника. Сакуре это было даже на руку. Она бы не нашла в себе сил вслушиваться в разговор и, тем более, вести диалог. К тому моменту, когда орел, глухо хлопнув крыльями, приземлился за высоким барханом, куноичи снова находилась на грани беспамятства. Сквозь темноту до нее доносились неясные шорохи и звуки, кто-то стащил ее с птицы и уложил на песок, пропитанный вечерней прохладой. Иногда она улавливала обрывки голосов, но смысл сказанного неизбежно ускользал.

– Ксо, данна! Больно же.
– Терпи.
– Обязательно пришивать ее именно сейчас?
– Потом уже не приживется.
– Но я ведь глину не смогу ей жевать?
– Не сможешь.
– А иглами она стрелять умеет?
– Нет.
– А огнем?
– Нет. Помолчи.

Дейдара стиснул зубы и уставился на спящую куноичи, чтобы хоть как-то отвлечься от боли. Сасори водил ладонью с зеленоватым свечением чакры над местом стыка плеча Дейдары и руки одной из его марионеток. Он все равно давно собирался ее заменить, а медлить с оторванной конечностью его напарника больше было нельзя. Когда дело было сделано, кукольник поднялся и, прищурившись, окинул взглядом огни ночной Суны. Их привал длился уже два часа, а конохская девчонка все не просыпалась. Оставаться на месте дольше было слишком рискованно. Сасори не хотел задерживаться в своей родной деревне позже, чем до утра. Он стянул с себя плащ и вывернул его наизнанку, коротким кивком призывая Дейдару последовать его примеру. Подрывнику понадобилось немного больше времени, чтобы разобраться с одеждой – искусственная рука все еще плохо слушалась хозяина. – А с ней что будем делать? – спросил Дейдара, указывая на куноичи, когда с мерами предосторожности было покончено.
– Придется нести. Идти сама она не сможет. Давай, бери ее, нам пора.

Подрывник возмущенно фыркнул.

– Ну конечно, самая пыльная работа всегда остается Дейдаре, да, – проворчал он и подхватил спящую девушку на руки.

Сасори не ответил. Он слишком много сил потратил на то, чтобы прирастить искусственную руку к телу напарника. Да и пешая прогулка до Суны по расползающемуся под ногами песку обещала быть долгой и утомительной.

Глава 3 - Дом из песка

Сакура проснулась от яркого лунного света, бьющего прямо в лицо. «Опять забыла задвинуть шторы», лениво подумала куноичи и протянула руку к будильнику, стоявшему на прикроватной тумбочке. Рука упала в пустоту, и Сакура резко открыла глаза. Тумбочки как не бывало, впрочем, отсутствовали и прочие предметы интерьера, обычно наполнявшие комнату ее родного дома. Девушка не без некоторого труда приняла сидячее положение и огляделась. Комната, в которой она сейчас находилась, была просторной, но пустой. Диван, несколько книжных шкафов, низкий широкий стол и чахлое растение в углу – другой мебели куноичи не заметила. За ее спиной в противоположной от окна стене располагалось несколько дверей, чуть правее змейкой уходил в темноту узкий коридор. Голубоватый лунный свет беспрепятственно проникал в комнату сквозь незашторенное окно. Он отражался от стен, и те, казалось, сияли тысячью маленьких искорок. Сакура пошевелила руками, ногами, поочередно наклонила голову к левому и правому плечу, слегка прогнулась в спине и оценила свое состояние как удовлетворительное. Слабость почти ушла, боль и вовсе отступила, уступая место приятной истоме от разливающейся по венам чакры. Куноичи потянулась и едва не сшибла с подлокотника небольшую керамическую миску. Та укоризненно звякнула, но осталась стоять на месте. Сакура наклонилась, принюхиваясь к содержимому, плескавшемуся на дне. В нос ударил знакомый запах целебных трав, какой обычно исходил из каждой второй палаты конохской больницы. Настой на их основе давали шиноби, получившим легкие повреждения. Особого лечебного эффекта он не имел, но помогал унять боль и быстрее восстановить чакру. Неужели, это нукенины отпаивали ее во сне? Сакура попыталась припомнить хоть что-то, но после их приземления в пустыне в голове была сплошная темнота. Неужели она проспала решающую битву? И где, в таком случае, она сейчас находится, среди друзей или врагов? Сакура осторожно встала и обошла диван, не отнимая ладони от мягкой обивки, будто комната могла рассеяться как мираж. Внезапная мысль мелькнула в сознании, и Сакура сложила руки в печать, но быстро передумала. Ни врагам, ни друзьям не было смысла создавать подобное гендзюцу, а тратить силы лишний раз пока не стоило. Куноичи подошла к стене и коснулась пальцами сверкающей поверхности. То, что поначалу показалось ей россыпью драгоценностей, на деле оказалось плотно спрессованным песком. Лунный свет отражался от граней песчинок, заставляя их мягко сиять. Сакура толкнула первую попавшуюся дверь, и та легко поддалась. За створкой ее ждала такая же пустая и скромная комната. Аскетичное убранство говорило о том, что хозяева, если и заглядывали сюда, то очень нечасто. За следующей дверью была ничем не примечательная ванная. Сакура наклонилась над раковиной и плеснула прохладной воды себе в лицо. Сон окончательно сошел, куноичи еще с полминуты разглядывала свое отражение в небольшом треснутом зеркале, затем покинула ванную и взялась за ручку третьей двери.

– Я бы не советовал, да. Сасори-но-данна пообещал прикончить меня, если я сунусь в эту комнату.

Сакура вздрогнула и повернулась на голос, резко отстранившись от двери. Подрывник и бровью не повел. Он стоял, прислонившись плечом к сияющей стене, и с любопытством разглядывал напрягшуюся куноичи.

– Да не бойся ты. Голодная наверно?

Только сейчас девушка заметила в его руках несколько цветастых картонных коробок и бутылку воды.

– Это все, что удалось найти на кухне у старухи. Господину-то все равно, он почти ничего не ест. А вот нам с тобой остается довольствоваться сухпайком, – проворчал Дейдара и вывалил свою добычу на стол.

Сам он устроился на диване и нетерпеливо похлопал по месту рядом с собой.

– Ну? Чего встала?

Сакура замерла в нерешительности. С чего вдруг нукенин ведет себя с ней так, будто она и не пленница вовсе? Но злить подрывника, а, тем более, ввязываться в конфликт совершенно не хотелось. Сакура присела на край дивана, отодвинувшись от блондина настолько, насколько это было возможно. Дейдара хмыкнул.

– Да не съем я тебя. Хотя… особых альтернатив нет, – лениво протянул он, покосившись на коробки с рисовыми крекерами.

Рот на его ладони плотоядно облизнулся, и Сакура снова вздрогнула. Она перевела взгляд на вторую руку подрывника и удивленно приподняла брови.

– Как тебе удалось восстановить ее?
– А это не моя, да, – Дейдара поднес ладонь к лицу и принялся ее разглядывать.

Он хранил молчание, пока не закончил ревизию всех пяти пальцев.

– Данна пришил, – наконец произнес подрывник. – Немного болит, правда.

Блондин вдруг задрал рукав своего плаща, и Сакура охнула. Шов, соединяющий плечо Дейдары и искусственную руку, воспалился и кровоточил, кожа вокруг потемнела.

– Немного? – скептически спросила куноичи.
– Ну, очень болит, да, – проворчал подрывник и поспешно опустил рукав.
– Эй, подожди! – Сакура подалась вперед. – Давай я помогу.
– Чего это? Что ты собралась делать?

Дейдара ловко переместился на самый край дивана, уклоняясь от протянутой руки куноичи.

– Просто попробую исправить. Не бойся, я тебя не съем, – Сакура отчего-то хихикнула, и Дейдара нахмурился.
– Смотри у меня. Сделаешь какую-нибудь глупость, и я тебя… да.

Он пододвинулся ближе, поворачиваясь так, чтобы лунный свет падал на травмированную руку. Сакура не ответила, она извлекла из поясной сумки дезинфицирующий раствор и смочила им кусок марли. Когда куноичи коснулась шва, Дейдара зашипел и отпрянул.

– Ксо, эта штука жжется! Знаешь что? Я передумал. Рука почти уже не болит, да.
– Перестань, – скомандовала Сакура. – Если заражение пойдет дальше, придется всего тебя заменить на дерево. Впрочем, особой разницы не будет, – зачем-то добавила куноичи и тут же пожалела об этом.

Подрывник яростно сверкнул глазами из-под челки, и в следующее мгновение его здоровая рука сомкнулась на шее девушки.

– Повтори, что ты сказала. – Я… я просто пошутила, – прохрипела куноичи. – Отпусти… пожалуйста.

Дейдара ослабил хватку, и Сакура резко отпрянула. Несколько минут понадобилось ей, чтобы восстановить дыхание и прийти в себя.

– Давай, делай, что ты там собиралась, – ровным голосом произнес подрывник.

Оставалось только удивляться, с какой скоростью меняется его настроение. Сакура нерешительно пододвинулась и снова коснулась шва влажной марлей. Она осторожно стерла кровь и критически осмотрела место соединения дерева и плоти. Несколько раз ей приходилось приращивать конечности конохским шиноби, да и с протезами работать она умела. Так что причин для волнения у девушки не было. Но убедить себя в этом оказалось непросто. Сакура напряженно выдохнула и подняла взгляд на подрывника.

– Мне мешает твой плащ, – тихо произнесла она.

Дейдара расплылся в широкой улыбке и, долго не раздумывая, потянул за черную ткань. Форменная одежда Акацки упала рядом с диваном. Подрывник томно потянулся, не отрывая взгляд от Сакуры. Куноичи проклинала себя за то, что так отчаянно краснеет. Перед ней был всего лишь очередной пациент, на этом и нужно было сосредоточиться. Не говоря ни слова, Сакура сконцентрировала в ладонях исцеляющую чакру и поднесла их к плечу подрывника. Зеленоватое сияние на несколько минут осветило комнату. Сакура не отводила взгляда от постепенно исчезающего воспаления, Дейдара же разглядывал ее сосредоточенное лицо. Когда девушка закончила, он провел пальцами по шву и удивленно хмыкнул.

– Совсем не болит, да. Ты молодец.

Сакура кривовато улыбнулась. Похоже, она переоценила свои возможности. Запасы чакры еще не до конца восстановились, и дзюцу исцеления отняло много сил. Куноичи привалилась к спинке дивана и закрыла глаза. Через несколько мгновений что-то коснулась ее губ, и девушка дернулась.

– Тихо ты, все расплескаешь! Пей.

Рука Дейдары скользнула по ее затылку и осторожно, но настойчиво, потянула за волосы. Сакура откинула голову назад и позволила восстанавливающему настою влиться в полураскрытые губы. Дышать сразу стало легче, куноичи выпрямилась и благодарно посмотрела на подрывника. Несколько минут они провели в молчании. В голове Сакуры роилось множество вопросов, но она не была уверена, что, задав их, не положит конец их мирному сосуществованию.

– А где Сасори? – наконец, спросила она, когда пауза совсем затянулась.
– Заперся в подвале. Сказал, ему нужно найти что-то. И чтобы я пока что присмотрел за тобой.

Дейдара многозначительно осмотрел Сакуру с ног до головы. Куноичи снова покраснела. Чтобы хоть как-то скрыть смущение, она перевела взгляд на запертую дверь.

– Ты знаешь, что там?
– Понятия не имею. Видимо, что-то важное.
– Сейчас проверим, – решительно произнесла Сакура.
– Данна с нас шкуру спустит. Или чего похуже, – Дейдара закатил глаза и неестественно дернул руками, подражая марионеткам. – Он же запретил нам даже приближаться к этой комнате.
– Не нам, а тебе, – парировала Сакура и поднялась.
– Эй! Погоди, что ты…

Но девушка уже повернула холодную ручку. Она замерла на пороге комнаты, потрясенно уставившись вперед.

– Что там такое? Эй!

Подрывник не выдержал, и в несколько мгновений оказался за спиной куноичи.

– Вот это… да-а.
– Я, кажется, запретил заходить сюда.

Сакура и Дейдара одновременно обернулись на звук и замерли. Кукловод стоял в тени коридора, сложив руки на груди, и взгляд его не предвещал ничего хорошего.

Глава 4 - Преемница
– Данна, я тут ни при чем, клянусь! – Дейдара отчаянно замахал руками, отскакивая от двери. – Я говорил ей, что туда нельзя, но она как ломанулась…
– Ты должен был присматривать за ней. Это все, о чем я просил.

Сасори вдруг поднял голову и замер. На его прежде безжизненном лице промелькнула тень удивления и недоумения.

– Что это за запах?
– Дезинфицирующий раствор, – подала голос Сакура.

Сасори снова повернулся к ним.

– Ты ранена?
– Нет, рука Дейдары, она… Видимо, когда ее пришивали в прошлый раз, туда попала инфекция. Я просто хотела помочь.

Подрывник молчал. На его лице читался напряженный умственный процесс, было видно, что какая-то не до конца оформившаяся мысль не давала блондину покоя, и он отчаянно пытался ухватить ее за хвост. Сасори легко оттолкнулся от стены и протиснулся мимо остолбеневшей куноичи и погруженного в себя напарника.

– Она ничего не тронула, с того момента, как я ушел, – тихо произнес кукольник. – Сумасшедшая старуха.

Сакура еще раз окинула взглядом комнату, в которую им строго-настрого запрещено было входить. Она была меньше гостиной, большую часть стены занимало высокое окно. Бледный лунный свет озарял аккуратно застеленную кровать, в изголовье которой стояли рамки с фотографиями, в углу валялось несколько кукол, будто отброшенных небрежной детской рукой. Чуть поодаль стоял небольшой низкий стол, устланный деревянной стружкой, обрывками ткани и какими-то непонятными инструментами. На кровати, сгорбившись и опустив голову, сидела маленькая фигурка. Сначала Сакура приняла ее за ребенка, но спустя мгновение поняла – это просто очередная марионетка. Марионетка, как две капли воды похожая на Сасори.

– Так это твой дом, – тихо произнесла куноичи.
– Тебе понадобилось много времени, чтобы сообразить.

Сакура пропустила обидное высказывание мимо ушей. Она сделала несколько нерешительных шагов, силясь разглядеть, что изображено на снимках. С первого на нее смотрела красивая темноволосая куноичи. Со второго – высокий статный шиноби с волосами цвета красной меди. Он держал на руках мальчика, удивительно похожего на него. Ребенок широко улыбался и махал в камеру. На третьей фотографии они были все вместе. Маленький Сасори сидел на плечах своего отца, а мать убирала пряди рыжих волос с его лба. На четвертой фотографии был один лишь Сасори, уже заметно повзрослевший. Именно таким осталось его тело, которое он сделал кукольным. Подросток что-то сосредоточенно выстругивал на токарном станке, в камеру он не смотрел.

– Этой раньше не было, – произнес Сасори и взял в руки четвертую фотографию.

Некоторое время он разглядывал ее, затем перевернул стеклом вниз и положил на место.

– Куклы, кстати, тоже.

Сасори толкнул марионетку в плечо, и та неуклюже завалилась на бок. Сакура вздрогнула, увидев темные пустые глазницы, уставившиеся в никуда.

– Здесь холодно, – вдруг сказал кукловод. – Идем.

Дейдара вскинул голову и замер с открытым ртом. Казалось, он, наконец, осознал, что терзало его так долго.

– Данна! Как вы…, – неуверенно начал он. – Вы что, теперь можете чувствовать? Это какое-то дзюцу?

Сасори остановился и ухмыльнулся. Под озадаченными взглядами подрывника и куноичи он расстегнул плащ и скинул его на пол. Дейдара пораженно уставился на тело своего напарника. Сакура же никак не могла понять, в чем дело. На коже кукловода не было ран, шрамов или отметин, которые могли бы шокировать кого-либо, а уж тем более шиноби. Тело Сасори было обычным, слегка худощавым, позвонки чуть выступали в районе шеи и между лопаток. Внезапно Сакуру будто громом поразило. Тело! Обычное! Не кукла…

– Данна… – только и смог выдохнуть Дейдара. – Как же… как такое возможно?
– Кишо тенсей, – просто ответил кукловод.

Он поднял плащ, оделся и вышел в гостиную, мрачно глянув на напарника. Тот уныло поплелся следом, потянув Сакуру за собой. Когда все трое покинули комнату, Сасори взмахом руки захлопнул дверь. В темноте слабым голубоватым светом блеснули нити чакры. Сакура только сейчас заметила, что к коробкам с едой на столе прибавилась внушительная гора тетрадей и свитков.

– Вы хотите сказать, что старуха, отдав вам свою чакру, восстановила ваше человеческое тело?
– Не до конца. Ее чакры не хватило на полное восстановление. Отчасти я все еще марионетка.
– Вот так… да-а, – протянул Дейдара. – И что вы собираетесь делать?
– Ничего. Девчонка закончит начатое моей бабкой.

Сакура вскинула голову.

– Я не буду помогать тебе!
– Я не спрашивал твоего согласия. Будешь. Или умрешь.
– Я все равно умру, если отдам тебе чакру.
– Ты так и не поняла? Применяющий эту технику умирает, только если исцеляет уже мертвое тело. Я же все еще жив.
– Да я даже не умею ее применять!
– Научишься, – Сасори кивнул на свитки. – Это записи моей бабки. Я видел, что ты можешь. Ты очень сильный ирьёнин.

Сакуре нечего было возразить. В ее душе боролись противоречивые эмоции. Она почти готова была согласиться, ведь это, кажется, единственный шанс выжить. Но это ли главная причина? Она обещала Чие дать кукольнику еще один шанс. Но считать это весомым аргументом было просто безумием – да, песчаная целительница спасла ее, но было очевидно, что она не понимала, что творит. Воскресить преступника S-класса, который едва не убил их, да еще и ценой собственной жизни! И теперь Сакура, кажется, собирается продолжить ее дело. Нет, она совершенно точно сошла с ума. Или все еще спит. Куноичи тряхнула головой, но сон не рассеялся. Она вздохнула и подняла глаза на кукловода.

– Хочешь сказать, вы отпустите меня, как только твое тело полностью восстановится?
– Если только ты не наделаешь глупостей. В любом случае, у тебя нет выбора. Я уже все решил.

Сакура хмуро посмотрела на нукенина. «Я уже все решил», мысленно передразнила она. Его диктаторские замашки выводили куноичи из себя. Сасори вел себя так, будто тот факт, что люди скачут перед ним, как марионетки, был чем-то самим собой разумеющимся. Дейдару такое поведение ничуть не смущало, пока кукольник решал судьбу Сакуры, подрывник успел вскрыть одну из коробок с крекерами и теперь уплетал их один за другим.

– Данна, – пробормотал он с набитым ртом. – Думаете, мы шможем уйти втроем, ешли шами знаете кто шядет нам на хвошт?

Сасори поморщился.

– Сможем. У меня есть план. Но нужно, чтобы девчонка как можно скорее освоила технику.
– У меня вообще-то имя есть, – раздраженно отозвалась Сакура.

Дейдара взглянул на нее с интересом, Сасори и бровью не повел.

– Я знаю, – спокойно ответил он. – Сакура. Как дерево.

Куноичи не нашлась что ответить, она обиженно засопела и отвернулась к стене.

– Сейчас у нас нет времени на разговоры.

Кукловод поднялся и собрал свитки со стола.

– Нужно покинуть Суну до рассвета. До северной границы пойдем пешком, птицу могут заметить. Я видел патрули шиноби, шныряющие вокруг.

Дейдара застонал и закатил глаза. Пешие прогулки он не любил.

* * *

Они выбрались из деревни переулками, знакомыми только Сасори. Ни единого человека не встретилось им на пути. Когда дома Суны уже маячили позади, Сакура огляделась и невольно залюбовалась пейзажем. Справа от них за прохладными барханами медленно вставало солнце, отчего небо на востоке переливалось всеми оттенками красного.

– А что это за северная граница? – спросила куноичи, догоняя своих спутников.
– Граница со страной реки, – ответил Дейдара.
– И зачем нам туда?

Подрывник открыл было рот, но Сасори опередил его.

– Тебе необязательно знать, – ровным голосом произнес кукольник. – О, то есть я должна просто идти за тобой, даже не зная куда?

Сасори кивнул.

– Будет лучше, если ты не станешь задавать лишних вопросов. Если, конечно, хочешь вернуться живой. И, да, называй меня данной, я не потерплю такой фамильярности от девчонки.

Сасори резко остановился и обернулся, так что Сакура едва в него не врезалась. Кукольник несколько секунд смотрел на нее сверху вниз, после чего невозмутимо продолжил свой путь. Сакуру распирало от гнева. Она сжала кулаки и постаралась привести сбившееся дыхание в норму. Она и не заметила, как спины ее спутников оказались далеко впереди.

– Лучше бы тебе привыкнуть к этому, да, – тихо сказал Дейдара, замедлив шаг, чтобы оказаться рядом с куноичи.

Сакура нахмурилась. Здравый смысл подсказывал, что Сасори, во-первых, намного старше ее, а во-вторых – фактически распоряжается ее жизнью. Но внешность кукольника никак не вязалась с той опасностью, которая от него исходила, поэтому куноичи едва могла подавить волну ярости от того, что этот мальчишка – а выглядел он все еще сущим мальчишкой – смеет указывать ей, что делать и как к нему обращаться. Внезапная мысль прервала поток недовольства, и слова слетели с языка прежде, чем Сакура успела подумать.

– А почему ты так себя ведешь с ним? – спросила она, повернувшись к подрывнику и непроизвольно замерев. – Допустим, я пленница, но ты-то ведь с ним на равных! Вы напарники.

Дейдара остановился и с некоторой опаской посмотрел вперед. Сасори успел уйти довольно далеко и не проявлял ни малейшего интереса к тому, что происходило у него за спиной. Подрывник повернулся к девушке и задумчиво покосился на свою ладонь, как если бы на ней был написан ответ.

– Сасори-но-Данна очень сильный шиноби, и я уважаю его как творца, – уклончиво ответил он.
– Но это не повод позволять ему вертеть собой будто… будто какой-то марионеткой! – Сакура не на шутку распалилась. – Неужели ты все время терпишь этого заносчивого бесчувственного мерзавца, не пытаясь отстоять свое мнение?

Дейдара усмехнулся, вспоминая, сколько раз ядовитый хвост Хируко оказывался в опасной близости от его шеи.

– Я не его марионетка. Но с ним по-другому нельзя. Со временем ты и сама поймешь это, да.

Ответ подрывника Сакуру не устроил, она уже собралась было возразить, но Сасори опередил ее громким окликом.

– Дейдара! Где вы там застряли? Я ненавижу ждать, ты же знаешь.
– Уже идем, данна! – крикнул блондин и, схватив куноичи за руку, бодро зашагал по направлению к маячившей в рассветных лучах фигуре.
     

Публикатор: Lestarri 2013-02-17 | Автор: | Бета: Медвед | Просмотров: 1239 | Рейтинг: 4.9/12
N@RuToYdZyM@Ki

N@RuToYdZyM@Ki   [2013-02-18 15:53]

Брависимо автор молодец задумка хорошая! отлично написанный текст жаль что Сакуру некто не ищет =(!
quote
Ionaka

Ionaka   [2013-02-18 21:37]

Мне очень понравилось прочитанное. Я с нетерпением буду ждать продолжения! =)
quote
Veronica_Batisheva

Veronica_Batisheva   [2013-02-22 16:02]

Начало очень классное, мне очень понравилось! Буду ждать новых глав :)
quote
Mion

Mion   [2013-02-23 01:26]

"Я знаю. Сакура. Как дерево". XD Автор, жжешь! Долго смеялась над этим моментом!
Теперь о фанфике в целом: сюжет о чудом выжившем Сасори не нов, но исполнение меня очень порадовало! Скажу честно, пейринг Сасори/Сакура - один из моих самых любиых! Не совсем, правда, понятно, для чего Сасори хочет полностью восстановить свое тело, ведь он так долго стремился к тому, чтобы "остаться в веках", то есть в марионетках... Ну да ладно, это не принципиальный вопрос.
quote
Dara794613

Dara794613   [2013-02-23 19:15]

Очень понравилось.А то как описан Сасори вообще отпад. Жду продолжения, интересно что будет дальше.
quote
Lenkrezi

Lenkrezi   [2013-02-24 02:00]

очень милый фанф. очень жду проду. мне понравилось! очень! и очень интересно, какая тут пара будет!
quote
Lestarri

Lestarri   [2013-02-24 09:50]

Спасибо!
[quote=Mion]Не совсем, правда, понятно, для чего Сасори хочет полностью восстановить свое тело, ведь он так долго стремился к тому, чтобы "остаться в веках", то есть в марионетках...[/quote]
По ходу повествования должен проясниться этот момент)

А продолжение уже есть на фикбуке, тут медленно идет процесс выкладки
quote
Dara794613

Dara794613   [2013-02-25 19:18]

поскорее бы продолжение здесь появилось, очень жду . Очень понравился фанф, люблю этих героев.
quote