Игра с огнем, глава 1 от Идэ — Романтика Наруто фанфик
Вт, 2017-01-17, 22:11

Вход · Регистрация
 
 
   
Главная » Фанфики » Романтика

Игра с огнем, глава 1

— Значит, Вы говорите, что внутри Вас живет зверь? – поправив очки на переносице, доктор Кабуто внимательно посмотрел на пациента.

Не то чтобы он был сильно удивлен подобным заявлением, нет. Пятнадцать лет практики психоанализа за плечами — он и не такое слышал. Кроме того, доктор Кабуто был самым известным психоаналитиком в Гринсене. Ему нередко приходилось консультировать криминальных деятелей самых разных уровней. Однако этот сеанс определенно был ему интересен более обычного.

— Да, — ответил молодой человек, запуская пальцы правой руки в красно-рыжие пряди на затылке. Он сидел напротив, закинув ногу за ногу и без конца взъерошивал свои и без того растрепанные волосы. Его звали Сабаку но Гаара или же Гаара Пустынный, кому как больше нравилось. И на весь Гринсен Гаара славился своим хладнокровием и изощренной жестокостью. Кабуто слышал, что однажды он отстрелил своему должнику руку. Просто взял пистолет и палил в плечевой сустав, пока руку не оторвало от тела. Впрочем, это был неподтвержденный фактами миф, коих в Гринсене ходило великое множество. Кабуто записал несколько слов в свой блокнот, прежде чем продолжить.
— Опишите этого зверя, какой он?
— Беспощадный, — протянул Гаара, как будто ответ давно был готов.

Снова отметив что-то на полях блокнота, Кабуто кивнул.

— Зверь берет над Вами верх? Что Вы чувствуете, когда он уходит?

Неожиданный нервный смех пациента заставил Кабуто внутренне возликовать – он не в первый раз пытался вытянуть из него что-то как можно более личное. И такие неадекватные реакции свидетельствовали о том, что он уже близок. Между тем Гаара запрокинул голову и уставился в потолок.

— Док, — сказал он с немного снисходительной интонацией, – Зверь не уходит. Он наблюдает за нами.
— И даже сейчас? – невозмутимо поинтересовался психоаналитик.
— В этот самый момент.

* * *

Гринсен. Место, отравленное всеми смертными грехами. Бдительность и осторожность – единственное, что может помочь выжить на его пропитанных преступностью улочках. Когда ты сидишь вечером в своей квартире в Лос-Анджелесе, и тебе кажется, что тебя хотят убить – скорее всего, ты сходишь с ума. Когда тебе кажется нечто подобное в Гринсене — лучшим вариантом будет зарядить ружье и направить его на входную дверь. На улицах Лос-Анджелеса, услышав выстрел, ты немедленно звонишь в полицию. А когда на улицах Гринсена раздается выстрел и рядом с тобой падает чье-то тело — ты просто идешь дальше. Таковы законы выживания, и не дай Бог тебе остановиться. Гринсен не дает право на ошибку, не терпит слабых и не прощает должников. Борьба за власть здесь длилась с незапамятных времен, но за всю историю существования, никому так и не удалось подчинить его себе полностью. Условно, город был разделен на пять частей, каждая из которых находилась под контролем местных преступных группировок. Самой влиятельной и опасной считалась банда Акацки, которую возглавлял Нагато. По всему Гринсену ходили слухи о его вспыльчивом нраве и несгибаемой силе воли, а также о непреодолимой тяге к азартным играм. Он был игроком до мозга костей. Он не умел проигрывать и не умел вовремя остановиться.

Особенное удовольствие Нагато получал от игры в карты и, единожды обыгрывая своего соперника на крупную сумму, Нагато терял к нему всякий интерес. В покере ему не было равных, и потому он был одержим поиском достойного соперника.

Почти наравне с казино Нагато обожал красивых женщин. Он всегда жил напоказ и не скрывал своих пристрастий. Многие говорили, что он перепробовал всех красавиц, каких только можно было найти в Гринсене. Женщины окружали его, где бы он ни появлялся. Однако на всех официальных мероприятиях его неизменно сопровождала Конан Хаюми. Бывшая танцовщица стрип-клуба «Captain Cream». Ее холодная сдержанная красота никого не оставляла равнодушным. И когда Нагато в сопровождении очередной неизвестной красотки спрашивали о Конан, он без доли смущения отвечал, что парадный костюм надевают только по праздникам. Каждую пятницу ровно в два часа пятнадцать минут его роскошный Роллс-ройс подъезжал к главному входу казино «Старлайт». И сегодня была как раз пятница.

* * *

— Стой, стой, стой… — запротестовал вышибала, предупредительно подняв руку. — Баки, ты же понимаешь, если мне надо, я все равно зайду, — монотонно протянул рыжеволосый парень, остановившись у самого входа.

Вышибалу Баки всегда ставили охранять именно черный ход «Старлайт» из-за огромного шрама, пересекающего его лицо, но он никогда не жаловался. Оглядев с ног до головы непрошеного гостя, Баки отрицательно покачал головой.

— Гаара, не сегодня. Приходи в понедельник, когда будет меньше народу, — твердо сказал он, загородив собой проход.

Действительно, в любой другой день это было бы менее травматично для казино – впустить его, давнего друга Гаару Пустынного, ведь чем меньше людей становятся свидетелями сцен насилия, тем лучше. А Баки знал, что по приходу Пустынного насилия не избежать. Но, похоже, что уходить тот и не собирался. Гаара сделал два шага назад и прикурил сигарету.

— А что если я не по работе? – бросил он небрежно.

Баки в ответ на это риторическое предположение только больше нахмурился.

— Я знаю тебя десять лет. Ты ненавидишь казино, — сказал вышибала. – Ты пришел выбить из кого-то долг.
— Это моя работа, — подтвердил Гаара, выдохнув облачко дыма.
— Кто на этот раз? Хидан? – полюбопытствовал Баки, впрочем, не теряя бдительности.
— Нет, Хидан все вернул по собственной воле, — усмехнулся Пустынный.
— Ты отстрелил парню руку, — укорительно воскликнул Баки.
— Все было не совсем так.

На некоторое время повисла пауза.

— Знаешь, — снова заговорил Гаара, глядя на половинку тлеющей сигареты, — как только я докурю, я просто зайду внутрь.

Баки внутренне выругался. Он был в два раза больше парня, но все знали, что Гаара безумен. И неизвестно, что взбредет ему в голову. «Может, обойдется на этот раз»,— подумал Баки, прежде чем отступить в сторону, пропуская Пустынного в казино. Гаара усмехнулся: как он и полагал, Баки струхнул.

— Только без шума! – крикнул ему вдогонку вышибала, мысленно выругавшись.

* * *

В роскошном игровом зале «Старлайт» пахло сигарами и дорогим парфюмом. И если поднять взгляд к потолку, то было видно, как искусственный свет пронизывает струящиеся вверх дорожки дыма. На сцене выступал бразильский ансамбль, и ритмичная музыка вперемешку с визгливыми голосами богемной публики била Гааре по ушам. Он огляделся по сторонам в поисках объекта и сразу заметил его за столом игры в покер – не так уж просто проглядеть парня с одним глазом.

— Привет, Тоби, — сказал Гаара над самым его ухом, отчего тот испуганно дернулся и зашелся истерическим смехом.
— Гаара, — натянуто заулыбался Тоби, и, попятившись, уперся спиной в игровой стол. – А я тут как раз пытаюсь выиграть немножко денег, чтобы отдать господину Орочимару свой долг.
— И много выиграл? – Гаара изобразил интерес, прикидывая, как будет проще вытащить Тоби на улицу.
— Пока нет, — досадливо вздохнул тот, потирая ладонью здоровый глаз. – Но сегодня мне очень везет!
— Господин Орочимару будет рад услышать об этом из первых уст, — с этими словами Гаара ухватил Тоби за шиворот и, резко рванув вперед, повалил его на пол.

Тоби истошно заверещал.

— Гаара! Гаара, не надо! Я все верну, честно слово! – отбрыкиваясь, протестовал он, пока Гаара волоком протащил его несколько шагов.
— Будешь визжать, вырублю тебя прямо здесь, — сквозь зубы пообещал Пустынный, как вдруг кто-то поймал его за плечо.
— Стой, — тяжелым басом скомандовал некто неизвестный, но, судя по внушительному размаху плеч, — охранник.

Гаара остановился, бросив на него вопросительный взгляд.

— Что? – коротко спросил он, но громила, молча продолжал сверлить его угрожающим взглядом.
— Это мой оппонент, — почти доброжелательно пояснил высокий мужчина, выплыв из-за спины телохранителя, и кивнул в сторону извивающегося на полу Тоби. Гаара развел руками и уже собирался что-то возразить, как громила снова подал голос.
— Господин Нагато не любит, когда прерывают его игру.
— Это, — выразительно разделяя между собой каждое слово, сказал Гаара, — должник господина Орочимару.

Не успел он договорить, как громила ударил его в живот. Гаара скорчился пополам, но Тоби не отпустил.

— Не нужно, Какузу, — скомандовал господин Нагато, обращаясь к телохранителю. – Здесь все можно решить словами. Я ведь прав, Гаара Пустынный? Слышал, что ты хоть и головорез, но все-таки не обделен умом.

Превозмогая боль, рыжеволосый парень распрямился. На его губах играла нездоровая улыбка.

— Я проиграл ему две партии, — невозмутимо продолжал Нагато. – И пока я не отыграюсь, ты его не уведешь.

Со всех сторон потасовку уже обступила любопытная публика и Гаара раздраженно ругнулся. Он не раз слышал о лидере Акацки и его доброжелательный тон не обещал, тем не менее, благополучной развязки.

— Может, ему удастся обыграть Вас на пятнадцать тысяч долга, — предположил Гаара, отпуская перепуганного Тоби, который тут же юркнул за спину громилы Какузу.
– Только я от стола не отойду, — добавил он свое условие.

Нагато поощрительно кивнул.

— Много о тебе слышал. Буду рад, если ты присоединишься.

Сказав это, Нагато подозвал к себе администратора и, перекинувшись с ним парой слов, жестом приказал всем спускаться в подвал. В подвальных помещениях находились так называемые «Залы крупных ставок».

Стол, за которым они расположились, был воистину огромным и занимал собой почти всю комнату. Нагато по-хозяйски занял место во главе стола, а Какузу с силой усадил Тоби напротив. Должник был близок к обморочному состоянию, его лоб взмок от пота, отчего пряди челки слиплись между собой. Руки Тоби мелко дрожали, и он без конца поправлял черную повязку, полностью скрывающую левую глазницу. Гаара сел в стороне от игрового стола на низкий табурет и оглядел немалый зрительский состав. Двое телохранителей нависали над выходом из комнаты, справа от Нагато расположился седой старец, похожий то ли на врача, то ли на адвоката, а слева от Лидера, кокетливо поправив подол длинного платья, присела молодая женщина. Гаара задержал на ней взгляд, вопреки своим принципам. У нее была бледная, слегка припудренная кожа, тонкий острый носик, пышные, закрученные в аккуратную прическу, черные волосы с синеватым отливом и выразительные лиловые глаза. Она была красива. Но Гаара подумал, что ее красота не в правильных чертах лица. Сколько он за ней не смотрел, женщина ни разу не подняла на кого-то взгляд. Она покорно сидела подле Лидера, изредка отвечая на его комментарии сдержанной улыбкой. Никогда прежде Гааре не приходилось наблюдать такое естественное обаяние.

— Гаара, тебе понравилась моя Конан? – с вызовом в голосе поинтересовался Нагато, проследив его взгляд.
— Она красива, — коротко ответил Гаара без улыбки.

Лидер усмехнулся, но больше ничего не сказал. Вскоре началась игра. Тоби заметно нервничал, и по его лицу можно было легко вычислить блеф. Так думал Гаара. Однако, несмотря на его ожидания, Тоби снова выиграл. И когда спустя час напротив должника скопилась внушительная стопка фишек, общей суммой не менее чем на три тысячи, Гаара был весьма удивлен. Нагато, проигрывая очередной кон, только отпускал веселые шутки и, казалось, совсем не расстраивался потерянным деньгам.

— Я ставлю все, — внезапно заявил Тоби, к всеобщему недоумению.

Нагато пожал плечами.

— Нет проблем, ты еще ни разу не проиграл, я бы тоже так поступил на твоем месте, — сказал он.

Гаара настороженно присмотрелся к крупье. Тот спокойно сдал карты — на первый взгляд все выглядело честно. И все-таки, Гаара чувствовал, что что-то здесь было не так. Иначе, каким образом трусливый неудачник решился поставить на кон все свои сбережения? Получив карты, Тоби изъявил желание заменить одну из колоды. Под пристальным взглядом Гаары, он протянул руку, скинул лишнюю карту и вытянул из колоды замену. Все чисто – никаких махинаций. Гаара нахмурился. Нагато, неизменно улыбаясь, повысил ставку. Тоби ответил тем же из отложенных фишек. Пришло время раскрываться. На лице должника играла такая явная глупая улыбка, что сомнений в том, что у него выигрышная комбинация, не было никаких. Когда раскрытые карты легли на стол, Нагато театрально несколько раз хлопнул в ладоши.

— Удивительное везение, — заключил он с восторгом.

Тоби, ликуя, сгреб все фишки, за малым не прыгая от счастья.

— Играем дальше? – азартно поинтересовался он, как вдруг поверхность игрового стола внезапно прыгнула ему прямо в лицо.

Тоби испуганно вскрикнул, когда Гаара, одной рукой прижимая его голову к столу, второй извлек из-под него несколько липких карт.

— Это вряд ли, — ответил он вместо оппонента.

Брови Нагато гневно сошлись на переносице. И от его веселья в момент не осталось ничего.

— Какузу, — медленно проговорил он.

Телохранитель моментально среагировал на не озвученный до конца приказ и, вывернув Тоби левое запястье, с силой уложил его на пол.

— Господин Гаара, — мрачно продолжил Нагато, не отрывая взгляда от извивающегося на полу жулика. – Я знаю, что дал Вам обещание, но теперь, как Вы сами понимаете, не могу его исполнить.

Гаара понимал, но его задачи это не меняло. Он внимательно смотрел на Нагато, который после недолгой паузы снова заговорил:

— У меня к Вам есть два предложения.
— Да? – переспросил Гаара с долей иронии.
— Я оплачу его долг, который составляет, как я понял, пятнадцать тысяч.
— Верно, пятнадцать, — Гаара был весьма шокирован этим предложением и пожалел о своем шутливом тоне.
— Не бог весть какие деньги, — пояснил Нагато и скрюченный старичок, которого Гаара принял за доктора, достав из под стола узкий кейс, принялся отсчитывать обещанную сумму.
— А второе предложение? – спросил парень.
— Я хочу сыграть с Вами в покер, в знак уважения за то, что Вы разоблачили этого идиота.

Гаара не сдержал улыбки, но отрицательно покачал головой.

— Боюсь, я давно не играл, — сделал он попытку вежливо отказаться.
— Вы отказываетесь от жеста моего уважения? – нарочито мягко поинтересовался Нагато.
— Нет, — Гаара помотал головой, — разумеется нет. Просто мне не на что с Вами сыграть. Да и алчность не мой любимый грех.

Нагато приглушенно рассмеялся.

— Тогда, — заявил он, – если Вы проиграете, я не возьму с Вас денег. Но с этого дня Вы будете работать только на меня. Это должно быть не очень удачное предложение для того, кто любит свободу?

Это было правдой. Гаара не любил долго работать на одних и тех же людей.

— А что я получу, если выиграю? – спросил он с внезапно захлестнувшим его интересом.

Затянувшись дымом пухлой сигары, Нагато что-то прикинул в уме и выдал ну совсем уж неожиданный для Гаары результат.

— Получишь Конан, — весело сказал он, возведя вверх указательный палец.

Ошарашенный Гаара первые несколько секунд даже не понял о чем речь, а когда вспомнил имя хрупкой спутницы Нагато, невольно глянул в ее сторону. Ни словом не возражая, она стояла рядом с ним, глядя из-под длинных ресниц куда-то в сторону.

— Не навсегда, конечно, — добавил Лидер, и, казалось, его ничуть не смущает суть заключаемого пари.

Гаара только развел руками, когда Какузу не очень-то вежливо усадил его на место второго игрока.

— Раздавай, — приказал Нагато крупье.

* * *

Ключ скрипнул в замочной скважине номера «Люкс» отеля «Старлайт». Нащупав правой рукой выключатель, Гаара зажег свет.

— Господин Нагато сказал проводить Вас только до номера, — пробасил Какузу, не перешагивая порог.
— Прекрасно, — сказал Гаара, захлопнув дверь прямо перед его носом.

Тонкая фигурка Конан, словно тень, остановилась возле журнального столика. Он проследил за ней взглядом и с силой зажмурился. Этот цирк раздражал его. Вся ситуация целиком была абсурдной, нелепой, неудобной для него. Зачем он только согласился на это? Всю жизнь ограждал себя от людей, которые все равно не способны были его принять. С его вспышками ярости, с его жестокостью. А эта девушка сейчас, должно быть, испытывала к нему настоящее отвращение. И хуже всего, она ведь даже не покажет этого. Так и будет смотреть в сторону. Он бы и сам не хотел смотреть на себя. Не хотел бы быть собой. Быстрым шагом он преодолел всю комнату и небрежно рухнул в мягкое кресло.

— Присаживайся, — предложил он, и Конан покорно села на край кровати.

Повисло неловкое молчание. Гаара не любил общение с женщинами. Ему хватало девочек из «Чайной розы», самого известного в Гринсене публичного дома. Он не умел делать комплементы, никогда не дарил подарков и никогда никого не любил. Гаара вообще сомневался, что человек, проживший всю сознательную жизнь в Гринсене, может быть все еще способен испытывать какие-то чувства. Даже эта девушка была внешне настолько холодна, что сложно было заподозрить ее в переживаниях. Так в тишине они просидели около десяти минут. Гаара нервно крутил в руках ключ от номера. Конан наблюдала за ним, ожидая хоть каких-то слов или действий. Но, кажется, хуже от этого ожидания было только ей. И в какой-то момент она не выдержала:

— Ну давай уже! – с вызовом бросила она и сама испугалась своих слов.

Этот парень выглядел абсолютно безумным. Она даже боялась представить, что он будет с ней делать. Вздрогнув от неожиданности, он резко, без всяких слов, поднялся с кресла и всего за два шага оказался прямо напротив нее. Конан будто онемела от страха, сильнее сцепив пальцы между собой, только бы не показывать ему своих эмоций. Его глаза были самыми злыми, какие ей приходилось видеть. Страшными, из-за залегших под ними черных теней. Сосредоточенными и немигающими. Он смотрел на нее не с жаждой, нет. Не с вожделением. Конан кожей чувствовала, как он ее ненавидит. Молниеносным движением он рванул ворот ее платья с такой силой, что ткань, затрещав, разошлась, оголяя хрупкие плечи. Конан сдавленно вскрикнула и зажмурилась. Она молилась только о том, чтобы он ее не бил. Она почувствовала, как его тонкие пальцы легли на ее ключицы. Его руки были невыносимо горячими. «Еще чуть-чуть этого кошмара и я просто потеряю сознание», — пронеслось у нее в голове, и в тот же момент она понадеялась, что так и будет. Но прошла секунда, две, десять, а он так и стоял, не шевелясь. «Хочет видеть мои глаза?» — возникла отчаянная мысль.

— Ты дрожишь, — сказал он вдруг и ощущение тепла от его пальцев внезапно пропало.

Еще какое-то время Конан жмурилась, ожидая удара, но ничего не происходило. Она нерешительно открыла глаза. Гаара снова сидел в кресле, вцепившись обеими руками в огненно-рыжие волосы. Только сейчас она почувствовала, что действительно сильно дрожит. Поправив на плечах обрывки платья, Конан подобрала под себя ноги, стараясь вернуть чувство безопасности.

— Мне это не нужно, — сказал он глухо, не поднимая головы. – Я не буду с тобой спать.

Конан растерянно заморгала. Она много раз видела мужчин, которые хотели с ней переспать, но этот был самым странным. Время шло, а он так и сидел, не шевелясь. Конан боялась сдвинуться с места и боялась заговорить. Но на уме настойчиво вертелся один вопрос, который она хотела ему задать. «Игра с огнем», — подумала она про себя, прежде чем его озвучить:

— Если ты не собирался спать со мной, зачем тогда играл?

Гаара едва заметно пошевелился, но позу не изменил.

— Не знаю, — пробормотал он мрачно.

Конан подумала, что когда он не нависает над ней с горящим взглядом, то выглядит скорее раздавленным, чем пугающим. Поборов страх, она медленно поднялась с кровати, стараясь не шуметь, и вышла в соседнюю комнату. Нагато тоже бывал таким. До тех пор, пока не разлюбил ее. Пока не разлюбил до такой степени, чтобы проиграть ее в карты. Он давно в ней не нуждался. И сейчас Конан казалось, что даже нет никакой боли за то, что он сделал.

Гаара слышал ее шуршащие удаляющиеся шаги. Он вздохнул с облегчением, когда понял, что она ушла. В груди бешено колотилось сердце. Он думал, что возьмет ее. Но есть вещи, которые нельзя взять силой. Руки все еще ощущали ее холодные дрожащие плечи. Он жалел, что не сделал этого. И жалел, что вообще притронулся к ней. Все это было невыносимо. Это ужасное противоречие, которое никогда не разрешится. В такие минуты он ненавидел себя. Гаара потер пальцами виски, и хотел было подняться на ноги, как в комнате снова послышались тихие шаги. Он открыл глаза. Девушка стояла рядом с ним. Рука Конан потянулась к нему, но он яростно перехватил ее, сжав тонкое запястье. Он видел, как она поморщилась от боли, но не вскрикнула и не попыталась вырваться.

— Уходи, — прорычал он сквозь зубы.
— Я принесла тебе воды, — еле слышно прошептала Конан и протянула стакан свободной рукой.

Мгновение Гаара смотрел на него, не понимая в чем дело, а потом, будто опомнившись, отпустил ее запястье.

— Что это? – глупо спросил он.
— Вода, — ответила девушка чуть громче.

Гаара готов был поклясться, что если эта вода не отравлена, то это самое неожиданное, что с ним когда-либо происходило. Он с недоверием покрутил стакан в руке и сделал глоток. Ничего не произошло. Просто холодная вода. Гаара посмотрел на девушку, но она, встретившись с ним взглядом, едва заметно улыбнулась и отвела глаза в сторону.

— Спасибо, — сказал он.

Пить не хотелось, но он выпил ее залпом и отставил стакан.

— Не за что, — Конан пожала обнаженными плечами.

У него в груди что-то кольнуло при виде этого жеста.

— Прости меня, — выдохнул Гаара.
— Ты ничего не сделал, просто сильно меня напугал, — ответила Конан.
— Прости, — еще раз сказал он настойчиво.
— Все хорошо, — она положила руку ему на плечо, отчего по спине пробежали мурашки.

Гаара подумал, что от сжигающего изнутри чувства гнева не осталось ни капли. Конан разглядывала его теперь спокойное лицо. Она только сейчас обратила внимание на чистый бирюзовый цвет его глаз. В них читалось спокойствие и печаль. Даже не верилось, что этот человек разорвал на ней платье. За окном давно стемнело. И с открытого балкона задувал прохладный ночной ветер. Гаара посмотрел на часы и поднялся на ноги.

— Я могу проводить тебя домой, — предложил он.
— О нет, только не это! — выпалила Конан.

Гаара горько усмехнулся. Как он мог подумать, что после всего этого она захочет, чтобы он ее проводил. Лучшим было бы просто уйти.

— Я понимаю, — он потянулся за курткой, но рассудил, что Конан могла бы прикрыть ею плечи. – Можешь взять мою куртку.

Он набрал воздуха, чтобы сказать еще что-то, но передумал и просто направился к двери.

— Постой, ты куда? – окликнула его девушка.
— Домой, — бросил Гаара через плечо и провернул ключ в замочной скважине, дверь приоткрылась.

Конан успела ухватить его за рукав рубашки.

— Пожалуйста, не уходи, — попросила она пониженным тоном, чтобы никто в коридоре не слышал.
— Я не понимаю тебя, — Гаара нахмурился.
— Что тут можно не понимать? — всплеснув руками, зашептала она. – Я не хочу сидеть здесь всю ночь одна. И не хочу смотреть в глаза Нагато, когда приду домой. Останься, я тебя очень прошу.

Дверь нерешительно скрипнула и закрылась.

— Спасибо, — выдохнула Конан и, помедлив, потянула его за рукав в комнату.
— Я не знаю, чем тебя развлекать, — признался Гаара, присев рядом с ней на диван.
— Можем, поиграть в какую-нибудь игру? – предложила она.

«Только не в карты», — подумал Гаара, но вслух эту шутку не озвучил.

— В какую?
— «Правда или желание», например? — предложила Конан.

Гаара не знал, в чем заключается суть этой игры, но уже то, что ему не придется ничего придумывать, было ее большим плюсом.

— Ладно, — согласился он.
— Спрашивай меня «Правда или желание?»
— Правда или желание?
— Правда, — ответила Конан.
— Что теперь? – растерянно спросил Гаара.
— А какую правду обо мне ты хочешь узнать?

Гаара задумался. Он многое хотел бы узнать. Например, много ли у нее близких людей? Как ей удается жить с таким деспотом, как Нагато? Любила ли она когда-нибудь? Он хотел знать, есть ли у нее все то, чего у него никогда не было. Но, похоже, сейчас было не время для таких тем. Поэтому он просто спросил:

— Как ты попала в Гринсен?
— Я родилась здесь, — ответила она. — Мать от нас ушла, отец всю жизнь работал на двух работах. Мне тоже рано пришлось устроиться. Меня никуда не брали, кроме стрип-клубов, даже официанткой. Было тяжело. Потом Нагато заметил меня и вытащил из этого кошмара.
— Почему ты не уехала? – спросил Гаара, стараясь уйти от ставшего неожиданно неприятным упоминания о Нагато.
— Потому что… — задумчиво протянула Конан, — каждый день, прожитый на улицах Гринсена, это как пережитая война. Я ценю здесь каждую секунду жизни. А если я уеду, то умру, как рыбка, которую из ее родного грязного водоема бросили в чистый стакан. Теперь моя очередь. Правда или желание?
— Желание, — сказал Гаара.
— Поцелуй меня, — неожиданно попросила она.
— Зачем? – Гаара нахмурился, его плечи заметно напряглись.
— Это – мое желание, — тихо пояснила Конан, но он не сдвинулся с места.

Он получил ответ на вопрос, который не решился задать.

— Не нужно наказывать себя за то, что он так поступил. Он даже не узнает об этом, — сказал Гаара.

Конан опустила взгляд в пол.

— Ты, наверное, считаешь меня жалкой, — грустно прошептала она.
— Нет.
— А что ты думаешь? – спросила девушка.
— Думаю, что ты очень красивая, — честно ответил Гаара.

Конан поспешно вытерла со щеки не успевшую скатиться слезу и сделала глубокий вдох, чтобы не заплакать. Она думала, что ничего не чувствует, но боль пришла. Только с запозданием. Ей было стыдно перед этим парнем, который был здесь совсем не при чем.

— Не плачь, — сказал он, неуверенно обнимая ее за плечи.

Но после этого жеста не плакать было невозможно. Конан глухо всхлипнула и уткнулась носом ему в шею. Она плакала совсем не долго. Гаара укрыл ее курткой после того, как она, успокоившись, уснула на диване в гостиной. И когда Конан проснулась утром, в номере его уже не было.

Публикатор: Идэ 2012-10-02 | Автор: | Бета: Медвед | Просмотров: 667 | Рейтинг: 4.8/6
nastya19

nastya19   [2012-10-30 20:58]

не обычный но очень интересный пейринг )))очень интересное и захватывающе начало )мне понравилось ВСЁ))Жду продолжение))*
quote