Смысл смерти (Глава 2) от shinju — Приключения Наруто фанфик
Ср, 2017-01-18, 19:04

Вход · Регистрация
 
 
   
Главная » Фанфики » Приключения

Смысл смерти (Глава 2)

     

«Без элемента неизвестности жизненная игра теряет смысл» (Дж. Голсуорси).


Едкий запах гари впитался в ее одежду и волосы, он был повсюду, он был в ней. Этот запах щипал ноздри, царапал горло, оставляя во рту омерзительный привкус горечи, проникал прямо в легкие, отравляя весь кислород внутри, и заставлял Сакуру надрывно кашлять. Но она не замечала этого. Девушка была полностью поглощена оказанием помощи раненым. Даже тогда, когда уже вытащили всех, кого удалось спасти, она не спешила уходить, зорко вглядываясь в окутанное дымом, пылью и смрадом помещение, дабы убедиться, что больше никого не осталось. Кое-где лежали люди с неестественно вывернутыми конечностями, будто они были тряпичные, с пожелтевшей кожей, покрытые копотью, с рваными ранами, залитые кровью... Им помощь была не нужна. Для них все уже было кончено. Теперь, когда необходимость в ее услугах отпала, реальность происходящего постепенно начала возвращаться к ней. До ее ушей донесся глухой гул, треск разваливающегося подвесного потолка, хруст осколков под ногами; иногда пространство рассекал яркий, голубоватый луч прожектора, хаотично рыскающего в обломках мебели и покореженной техники. Чувство безнадежности медленно просыпалось где-то глубоко внутри, заставляя сердце ныть и трепетать. Сакура сжала руки в кулаки, призывая всю свою волю, чтобы не поддаться охватившему ее отчаянию и гневу, ибо эти чувства сейчас были бесполезны. Уже слишком поздно ударяться в истерику. И слезы вряд ли оживят мертвых. Но сдержать их было невозможно. Да, она не впервые видит истерзанных, покалеченных, стонущих от боли людей, ей не впервые было вытаскивать их из-под завалов, видеть их страшные раны, прикрывать их руками, но в тех случаях это были землетрясения, которые являлись хоть и досадной, но частью жизни японцев еще с древних времен. Это были стихийные бедствия, которые человек не в состоянии предотвратить, а то, что произошло сейчас, было полностью делом рук человека. Это страшнее любого природного катаклизма, потому что с капризами природы люди могут смириться, а вот с человеческой жестокостью никогда. Боль от нее никогда не проходит и маленьким раскаленным угольком продолжает тлеть в сердце, заставляя каждый раз задаваться вопросом: за что? За что другие причиняют столько зла и страданий ни в чем не повинным людям?

Сакура почувствовала на своих руках горячую, липкую влагу. Она капала с ее пальцев прямо на светлые брюки и обувь, оставляя расплывчатые багровые пятна. Ее некогда белая блузка также вся пропиталась потом и кровью, и теперь прилипла к телу, словно вторая кожа. Спазм сжал ее легкие, заставляя девушку согнуться и снова изойти продолжительным, надсадным кашлем. Чьи-то сильные руки схватили ее за локти и потащили к выходу. Сакура не сопротивлялась. Она не видела, но каким-то образом чувствовала, что это был Наруто. С каждым шагом гул все нарастал, пока, наконец, не обрушился на нее всей своей мощью, как только она вышла на улицу. Вой сирен, встревоженные голоса, крики, стоны, плач, гневные возгласы смешались в единую бурлящую какофонию, болезненно отдаваясь в ушах. Где-то наверху оглушительно стрекотали лопасти кружащего над зданием вертолета. Глаза слепило красно-синим отблеском мигалок, вспышками камер, светом фар и многочисленных прожекторов. Раскаленный жарой, спертый воздух улицы стремительно ворвался в ее легкие, вызывая ноющую боль в груди и новый приступ кашля. Сакура почувствовала, как ей натянули кислородную маску на лицо, и она с упоением вдохнула свежий воздух. Живя повседневной жизнью с ее заботами и суетой, мы не замечаем и не задумываемся над такими, казалось бы, мелкими, но, тем не менее, такими важными вещами как о том какое же это наслаждение – просто дышать. Сакура блаженно вдыхала и выдыхала кислород и наблюдала за Наруто, Шикамару и Саем, которые что-то напряженно обсуждали.

Вдруг прямо мимо нее пронеслась каталка с истекающим кровью Кабуто. Прозрачный пластик выпал из рук девушки и, не помня себя от волнения, она кинулась к носилкам.
- Что с ним? – прокричала Сакура, так как из-за невероятного шума расслышать что-либо было весьма затруднительно. Но парамедик, занятый оказанием первой помощи, лишь отмахнулся от девушки, велев ей не путаться под ногами.
- Черт побери, я хирург! – заорала она на него. - А он мой коллега! Доложите, что с ним! – строго потребовала она, будто являлась самим начальником отделения скорой помощи.
Ее суровый, приказывающий тон, видимо, подсознательно подействовал на медика, потому что он тут же отрапортовал:
- Огнестрельное ранение в грудь! Пуля не задела сердце, но состояние пациента критическое! У него сильные боли, судороги, удушье и пониженное давление, что очень странно...

Парамедика отвлек хриплый стон Кабуто, которого осторожно поднимали в машину. Сакура бросилась к нему и внимательно осмотрела. В мозгу молниеносно выстраивалась цепочка симптомов: слишком сильная бледность даже для такого ранения, повышенное потоотделение, легкое подергивание мышц и слюноотделение. У нее промелькнула смутная догадка.
- Я еду с ним! – заявила она не терпящим возражений тоном.
- Исключено! – раздался за спиной голос следователя, который все это время не спускал с нее глаз. – Вы подследственная, я не могу...
- Да, черт побери! – вспыхнула Сакура, которая сейчас думала лишь о драгоценном времени, от которого зависела жизнь Кабуто. – Если бы я хотела, я бы уже сто раз сбежала! Неужели после всего случившегося, вы думаете, что я это сделаю?! Мой коллега умирает, и вместо того чтобы спасать его, я должна пререкаться с вами!
Американец открыл было рот, чтобы проорать очередную нотацию, но ему на плечо легла рука Шикамару.
- Я лично ручаюсь за нее, агент, – серьезно произнес он. – Всю ответственность за Харуно Сакуру я беру на себя.

Несколько секунд агент ФБР и Шикамару напряженно смотрели друг другу в глаза: один с подозрением и нерешительностью во взгляде, другой с уверенностью и честностью. Наконец, следователь утвердительно кивнул.
- Вы отвечаете головой! – ткнул он пальцем в грудь Шикамару.
-Так точно! – отозвался тот и прыгнул в кабину рядом с Сакурой.
Дверцы скорой помощи громко хлопнули, взвыла сирена, и машина понеслась по расчищенной патрульными дороге.

***


Вот уже целый час Сакура не отрывалась от специального окна, вделанного в стену операционной, наблюдая за работой хирургов и за состоянием Кабуто. Ее догадка подтвердилась: Кабуто отравили неким токсином, и с минуты на минуту из лаборатории должны были принести результаты анализа крови и мазка с извлеченной пули. Шикамару сидел на стуле и не спускал с нее глаз. У него зародилась масса подозрений и масса вопросов, которые он хотел задать своей бывшей однокласснице, но, судя по ее напряженной позе и взгляду, сейчас был неудачный момент для этого, и он решил отложить разговор до окончания операции. Вот подошла медсестра и вручила Сакуре несколько листов, скрепленных степлером. Та быстро стала просматривать анализы, и по выражению ее лица Шикамару понял, что что-то не так, и осторожно поинтересовался о причинах, вызвавших ее тревогу. Сакура ответила не сразу, еще раз пробегаясь глазами по строчкам.
- Они не смогли установить, каким токсином отравили Кабуто, – наконец произнесла она. – Но я думаю, нет, я уверена, что он животного происхождения. – Она подняла глаза на Шикамару. – Яд все-таки проник через пулю.
- Пули, пропитанные ядом? – он задал вопрос скорее себе, чем Сакуре.
Где-то он уже слышал об этом или, возможно, читал... Вспышка озарения промелькнула у него в голове, и он поспешно стал вынимать из сумки, которая всегда была при нем еще с вылета из Японии, довольно объемную папку. Пролистав изрядное количество страниц, он, в конце концов, нашел то, что искал.
- Вот, – ткнул он пальцем в листок. - Был такой наемный убийца, который использовал отравленные пули. Это нечто вроде его фирменного знака, за что спецслужбы прозвали его «Скорпион». Они не уверены, но все же есть большая вероятность, что этот наемник работал на Акацуки. В поле зрения он появлялся нечасто, но ни одна из его жертв не выжила. Никто никогда не видел его лица, и вообще нет ни единого его описания, даже приблизительного. О нем не было слышно почти десять лет и возникло предположение, что он, возможно, умер. Киллеров часто устраняют пришедшие им на смену такие же убийцы, знаешь ли... – Шикамару слегка нахмурился. – Но, видимо, он жив. Либо это имитатор.
- Нет, не имитатор, – вдруг уверенно произнесла Сакура. Она указала на отчет о найденных пулях. – Тут такой же токсин, как и в анализах Кабуто.
Вдруг Сакура побледнела, увидев характеристику яда, и вновь уставилась в бланк с анализами крови.
- Черт! Если мы не поспешим изготовить противоядие – Кабуто умрет! – взволнованно воскликнула она. – Он продержался до сих пор лишь потому, что в его крови уже содержатся антитела против ядов, но этого не достаточно!
- Но... - Шикамару сочувственно посмотрел на Сакуру. – Тут написано, что антидота найти не удалось, а симптоматическое лечение не помогло.
Сакура подняла глаза на своего бывшего одноклассника. Ее взгляд был полон уверенности, непоколебимости и вызова.
- А я найду антидот,- твердо произнесла она. – Кабуто будет жить!

***


Сакура сидела, прикрыв глаза, и ждала. В лаборатории время от времени раздавался ужасный крысиный писк. Молоденькая лаборантка рядом с ней принималась дрожать и тяжело вздыхать, каждый раз заслышав этот раздирающий душу крик боли. Но надо было терпеть и ждать. Мучительная смерть этих крыс может спасти жизнь Кабуто. И чем дольше продлится их агония, тем быстрее ее коллега поправится. Большой удачей для Сакуры стало то, что главврач госпиталя оказался хорошо знаком с ее родителями. Узнав, чья она дочь, да еще то, что девушка находилась в здании, где произошел теракт, он согласился помочь ей всем, чем сможет. Разрешение на доступ в лабораторию было дано без лишних проблем. Но еще большим везением стало то, что нашлась еще одна пуля, на которой, благодаря формалину, сохранилось достаточное количество яда для изготовления сыворотки. Но на это могло уйти много времени, а противоядие Кабуто нужно было сейчас. Яд уже медленно поражал почки, и Кабуто пришлось подключить к гемодиализному аппарату. Оставался всего один способ. Самый мерзкий способ, но чего не сделаешь ради спасения жизни.
- Я больше так не могу! – взвизгнула лаборантка, заставляя Сакуру вздрогнуть от неожиданности. – Они же мучаются! Нужно дать им воды, чтоб хоть немного облегчить их страдания!
Сакура схватила вскочившую девицу за руку и скомандовала:
- Отставить воду! – она даже не заметила, что манерой разговора и поведения стала напоминать свою наставницу Цунаде.
- Как вы можете сидеть и спокойно смотреть на их муки! Вы жестокая женщина!

От последних слов Сакуру передернуло. Жестокая? Тогда в этом можно обвинить почти все население Земли, которое употребляет в пищу мясо. Да и на протяжении всего развития науки, над животными производили куда более жестокие опыты, хотя наши дни тоже не исключение. И почему вдруг женщина? Да ей никто больше восемнадцати лет не дает. Неужели она сейчас так плохо выглядит? И тут же обозлилась на себя. Только женщина может думать о внешности в такие моменты.
- Мне тоже это не нравится, но от них зависит жизнь человека. Если бы ты была при смерти, ты бы не возражала, – произнесла она раздраженно.
- Но зачем их мучить? Разве нельзя было убить их быстро и безболезненно?
- Чем медленнее они умирают, тем дольше их организм борется с ядом и тем больше антител вырабатывается. Они-то нам и нужны.
- Но тогда немного воды...
- Нет! – отрезала Сакура – Крысы не умрут, если выпьют хотя бы каплю воды. Это такие животные, которых можно травить всем, чем угодно, но если у них есть доступ к воде, будь уверен в том, что они выживут. Употребление их мяса даже может выводить частички урана из организма, не то что яды.
- Так вы что, собираетесь скормить вашему коллеге крыс?! – скривила носик лаборантка.
- Именно так.

***


В зале ожидания возле реанимационной палаты, где лежал Кабуто, ее ждал Шикамару, а также Наруто, который и привез вторую пулю. Сай остался с агентами ФБР для дальнейшего расследования. Они поспешно встали, завидев ее еще в конце коридора с тарелкой в руках.
- Фу, что это за гадость? – сморщился Наруто, указывая на содержимое тарелки.
- Крысиное мясо, – ответила Сакура, подходя к палате.
- А оно так и должно вонять? – снова спросил он, зажимая нос.
- Так и должно, – произнесла она, проигнорировав кислую мину своего друга. – Вы уже дали ему противорвотное? – спросила она стоящую у постели Кабуто медсестру и, получив утвердительный ответ, села возле больного.

Кабуто выглядел очень ослабленным. Бледность так и не прошла, он тяжело дышал, и на лбу появилась испарина. Из его рук торчали трубки капельниц, по которым поступали необходимые для поддержания жизни лекарства. Он устало открыл веки и посмотрел на Сакуру.
- Кабуто, – начала она осторожным тоном, – ты должен съесть это. – И подвинула к нему блюдо, дабы он смог рассмотреть содержимое. – Это поможет тебе продержаться, пока готовят антидот.
- Готовят антидот? – с трудом вымолвил парень.

Ему не верилось что это правда. Даже сам мастер Сасори не смог найти противоядие против изобретенного им же токсина, а ведь он куда умнее этой девки. Работая на Сасори, а потом на Орочимару, Кабуто часто приходилось иметь дело с ядовитыми веществами и из опасения самому стать жертвой отравления, он начал принимать маленькие дозы всевозможных ядов, дабы выработать к ним устойчивость. Если бы не это, он бы умер еще в морге. Он даже немного жалел, что не издох тогда, иначе бы ему не пришлось переживать сейчас эти мучения. Жуткая боль, которую немного заглушал морфий - еще не самое страшное. Самое страшное - это ожидание смерти, которая все никак не наступит, лишь продлевая и усугубляя агонию. А еще и эта девчонка, вызывающая в нем надежду на спасение, которая может оказаться ложной. А что может быть более мучительно, чем утрата этой надежды?
- Да, – мягко произнесла Сакура, – я нашла способ приготовления сыворотки. Но на это уйдет время, которое ты можешь не пережить. Поэтому ты должен съесть это, – она снова указала на тарелку. – Это сырое мясо крысы, которую я отравила тем же токсином. Я знаю, звучит да и выглядит ужасно, но чуть тронутое разложением мясо как нельзя лучше способствует поглощению антител, выработанных умершим животным в результате его борьбы с токсинами, – пыталась как можно доходчивее объяснить она.
Полный сомнения и отвращения взгляд парня заставил Сакуру тяжело вздохнуть, а затем нетерпеливо выпалить на одном дыхании:
- Кабуто, ты ведь знаешь, что моя мать родом из Австралии, а еще она один из самых лучших специалистов по токсикологии. Она с детства таскала меня по всей Австралии, заставляя изучать всевозможных ядовитых тварей и разнообразные зловредные растения, а ими полон весь континент, славящийся на весь мир самым большим обилием ядовитых существ! – она на секунду перевела дух и продолжила: – А еще моя блестящая дипломная работа была на тему токсикологии, и я знаю, что хвастаться плохо, но в ядах я разбираюсь лучше всех, так что просто съешь это, черт побери! Хуже тебе уже не будет! – не выдержала она под конец и, уцепив вилкой кусочек склизкого мяса, сунула парню под нос. – Открывай рот, Кабуто, или я тебя заставлю это сделать!

Кабуто хмыкнул. Его губы тронула болезненная усмешка. Вот уж точно жизнь - одна сплошная ирония. Девчонка, которую они собираются убрать, спасает ему жизнь. Но это отнюдь не означает, что он проникнется к ней сочувствием или еще какими-то нелепыми чувствами. В конце концов, это полностью ее выбор помогать ему, он ее не просил об этом. Да и в самом деле, хуже смерти уже быть не может. И он покорно открыл рот.
- Черт, Сакура! – послышался позади голос Наруто. – Пообещай мне, что если я когда-нибудь отравлюсь, ты не станешь меня лечить!

***


Вот уже пять минут как Сасори немигающим взглядом смотрел на предметные стекла с образцами тканей Учихи Итачи. За это время неимоверное количество теорий и формул успело пронестись в голове ученого. Они складывались в замысловатые формы, все время перестраивались, закручивались в спираль, напоминая огромную молекулу ДНК. Да, гены Учихи таили в себе огромные возможности, великие возможности... Сасори никогда не предполагал, что он когда-нибудь в жизни будет так ошеломлен.
Он не обращал внимания на большой экран, на котором мелькали кадры устроенного им взрыва в здании ФБР, он не слышал дикторов, повторяющих одни и те же данные о количестве пострадавших, о больнице, куда их поместили, о том, кто мог быть ответственным за теракт.

Он был полностью поглощен сделанным открытием, как вдруг до его ушей донеслось слово «Скорпион». Сасори мотнул головой в сторону монитора. Смазливая дикторша какого-то захудалого канала под названием «Мистика» что-то верещала о том, что на одного из судмедэкспертов, сотрудничающих с ФБР, было совершено покушение знаменитым киллером по прозвищу Скорпион, работающим на Акацуки, которые, в свою очередь, являются организаторами теракта в здании федерального бюро расследований. Что якобы они украли тело гуманоида, найденного накануне в закоулках Нью-Йорка, о чем власти как всегда предпочли умолчать. И что, вероятно, члены этой организации тоже инопланетяне, прибывшие на Землю много лет назад для наблюдения за людьми и проведения над ними всяческих экспериментов. Но, к счастью, все обошлось, и судмедэксперт чудом выжил, и его состояние сейчас стабильное.

Руки Сасори похолодели. Вот уж действительно день великих открытий. Обычный человек, случайно наткнувшись на этот репортаж, просто рассмеялся бы, подумав, что это очередной малобюджетный телеканал для верующих в мистические силы и в неопознанные летающие объекты. Но Сасори знал, что это всего лишь прикрытие. Дав команду Лютеции искать все источники, в которых сообщалось бы об учиненном им взрыве, он неожиданно обнаружил канал, который передавал свежую информацию для Акацуки. Тут не надо быть гением, чтобы догадаться, что истории об инопланетянах всего лишь шифр. Простой репортер никак не мог узнать о «Скорпионе», разве что от кого-нибудь из агентов ФБР, а агент ФБР никогда не сольет такую информацию, если только он не шпион Акацуки. Итак, теперь Акацуки узнали о том, что он жив и что тело Итачи у него. С этого момента охота на «Скорпиона» началась. Но им будет не так-то просто его найти. В огромном мегаполисе затеряться куда проще, чем в самых густых джунглях. И вообще организация, в которой он когда-то состоял, сейчас его интересовала меньше всего. Его мысли сейчас занимала информация о выжившем судмедэксперте. Не может быть, чтобы Кабуто остался жив после его яда! Даже если бы он закалял свой организм употреблением токсинов, он все равно должен был умереть!
- Лютеция, соедини с Хируко! – приказал он компьютеру.
- Да, мастер, – послышался механический голос. – Соединяю.
- Хируко, - начал Сасори не дожидаясь, пока тот заговорит, – узнай, жив ли Кабуто и если жив, то каким образом. Даю тебе полчаса на сбор информации.
- Есть, босс! – раздался грубый, хриплый голос его подчиненного.

Все шло не по плану, и Сасори это начинало раздражать. Как так могло получиться, ведь он все тщательно просчитал. Как, черт побери, его бывший шпион выжил? Может, его нынешний начальник Орочимару нашел противоядие? Нет, вряд ли. Орочимару, конечно, великий ученый, но ему еще далеко до уровня Сасори.
- Вам звонят, мастер, – раздался голос Лютеции.
- Соедини! – тут же отозвался он.
- Босс, мальчишка жив! – прохрипел Хируко. – Мой источник из больницы говорит, его вылечила некая Харуно Сакура, она же изготовила сыворотку против вашего яда.
- Хорошо, Хируко, – похвалил его Сасори, будто верную собаку. – Ты получишь премию за оперативность.
И, отсоединившись, он тут же приказал Лютеции найти все данные на Харуно Сакуру. Тут же на экране всплыла фотография девушки с восточными чертами лица и необычными зелеными глазами, той самой девушки, которую он заметил в здании ФБР... Сасори быстро прошелся глазами по информации об ее родителях, друзьях, учебе, работе и теперь ему стало ясно, почему Итачи ее отметил. Она тот самый ключ к его тайне... Сасори подошел к небольшому книжному шкафу, в который был встроен тайник, где он прятал оружие. Надо было действовать немедленно, пока не стало слишком поздно.

***


Сакура облегченно вздохнула, развалившись в кресле и вытянув вперед ноги. Только сейчас, когда кризис миновал и Кабуто пошел на поправку, она почувствовала, насколько сильно она вымоталась и физически, и морально. Она зевала так усердно, что, казалось, у нее скоро челюсть хрустнет, а глаза закрывались сами собой. Наруто вызвался принести ей кофе, а Шикамару сел рядом и как-то странно буравил ее взглядом. Наконец он произнес :
- Сакура, я понимаю, что ты сильно устала, но я должен серьезно поговорить с тобой.
- О чем? – спросила Сакура, зевая в очередной раз.
- О тебе и об Учихе Итачи, – ответил он.
Сакура тут же захлопнула рот и перевела взгляд на бывшего одноклассника. Честно говоря, ей до зубной боли не хотелось говорить сейчас об этом, но по лицу Шикамару она поняла, что у нее нет выбора. Если она хочет выйти сухой из сложившейся передряги, она просто должна все честно рассказать ему.
- Спрашивай, – произнесла она.
- Итачи тебе что-нибудь рассказывал? У тебя нет никаких мыслей по поводу того, зачем он связался с тобой?
- Честное слово, Шикамару, я не знаю, – устало покачала головой девушка. – Я сама все время думаю об этом с тех пор, как... – она запнулась, вспомнив образ Итачи на столе в морге. – И он мне ничего такого не рассказывал, правда. Просто обычные разговоры о работе, о кино...
- Даже малейших намеков не было?
Сакура снова отрицательно покачала головой.
- А он не упоминал Саске, может быть, в какой-нибудь завуалированной форме? Постарайся вспомнить.
Но, как бы Сакура ни старалась, ее мозг сейчас просто был не в состоянии сконцентрироваться хотя бы над самой мелкой и незначительной мыслью.
- Прости, – виновато прошептала она, опустив голову.
- И о своей болезни он тоже не говорил, – скорее утвердительно, чем вопросительно произнес Шикамару.
- О какой еще болезни? – недоуменно уставилась она на него.
- Значит, не знала... – вздохнул Шикамару, говоря как бы с самим собой. – Саске не убивал своего брата. Итачи умер от рака. Черт! Сакура, спокойней! – воскликнул он, увидев, как мертвенно побледнела девушка, едва не уронив голову на спинку кресла, в котором она сидела. Ему еще и обмороков не хватало после такого убойного дня... Или ночи... Он уже запутался.
- Извини, – вымолвила Сакура, с трудом приходя в себя. - У меня что-то голова закружилась.
- Неудивительно, – буркнул Шикамару. - Уверен, ты даже не помнишь, когда в последний раз спала по-человечески.

Вдруг послышались громкие шаги, и в конце коридора показался агент ФБР с конвоем из четырех полицейских. Шикамару наклонился к Сакуре и быстро зашептал:
- Слушай меня очень внимательно. Все, что произошло, весьма и весьма подозрительно. Думаю, за всем этим стоит не просто какая-то организация, а кто-то покрупнее. И еще я думаю, что кому-то сильно нужно тебя подставить.
- Но зачем? – так же прошептала Сакура.
- Не знаю, но вероятней всего, из-за Итачи. Он не просто так решил связаться с тобой. Будь на чеку, Сакура. Внимательно следи за всем происходящим вокруг и за тем, что говоришь.
Он едва успел шепнуть Сакуре последнее слово, когда агент подошел к ним.
- Харуно Сакура, – начал тот официальным тоном, – Соединенные Штаты Америки снимают с Вас обвинения в содействии с Акацуки. Тем не менее, Вы состояли в контакте с опасным преступником Учиха Итачи, поэтому мы отпустим Вас только под подписку о невыезде на время расследования. Также мы приставим к Вам двух полицейских для охраны, поскольку Вы - ценный свидетель и Ваше место пребывания будет полностью засекречено. В целях Вашей безопасности не советую Вам выходить куда-либо без присмотра. Все, что Вам будет необходимо для личных нужд, мы Вам выдадим.
- Для начала чистую одежду, – уставшим голосом промямлила Сакура.
Ей уже на все было наплевать. У нее болели мышцы и глаза, в голове противно гудело и все, о чем она сейчас мечтала - это принять душ, лечь в чистую кровать и заснуть. Лет на двадцать.
- Хорошо, - кивнул агент, – все, что Вам потребуется, попросите у офицеров, – и он указал на рослого мужчину и смуглую женщину, которая внимательно ее разглядывала. – Мы так же в целях безопасности приставим еще двух офицеров к палате вашего напарника. Прошу, мисс Харуно, пройдемте с нами.

Сакура посмотрела на полицейских, с которыми ей предстояло уйти. Американцы и так достаточно крупные и высокие люди, а снизу они казались ей гигантами. Она почувствовала себя маленькой девочкой, которую родители впервые привели в детский сад. Невыносимая тоска охватила ее от мысли, что ей придется расстаться с друзьями и уйти с чужими, незнакомыми ей людьми. Она кинула обеспокоенный взгляд на Шикамару и, тяжело встав с кресла и не говоря ни слова, направилась с двумя офицерами к выходу. В коридоре им на встречу шел Наруто с большим стаканом горячего кофе в руках. Он недоуменно и слегка ошарашено уставился на Сакуру и сопровождавших ее с обеих сторон полицейских. Она посмотрела в его чистые голубые глаза, и ей стало так грустно, будто она больше никогда его не увидит. Еле сдержав слезы, она обернулась и крикнула:
- Все будет хорошо, Наруто! Мы еще увидимся!

***


Машина въехала в непримечательный район, усыпанный однообразными, слегка обшарпанными от дождя и ветра многоэтажками. У одной из таких высоток они и остановились. Сакура прищурилась от появившихся первых лучей солнца. Ей не терпелось сходить в ванную, а затем забыться глубоким сном, в котором не будет никаких трупов, никаких взрывов, никаких Учих... Поднявшись на пятый этаж, мужчина отпер дверь и отступил, позволяя дамам войти первыми. Комната, в которой оказалась Сакура, видимо, служила одновременно и кухней и гостиной. Она начала было высматривать дверь в санузел, как позади нее послышался глухой щелчок и грохот упавшего на пол тела. Сакура резко повернулась и встретилась с дулом пистолета, наставленного ей прямо между глаз. Руки автоматически взмыли вверх. Смуглая женщина-офицер криво усмехнулась:
- И что нашел в тебе Саске?
Широко распахнутые от страха и удивления глаза девушки расширились еще больше при упоминании этого рокового имени. Она увидела, как палец полицейской медленно надавил на спусковой крючок. Сердце Сакуры бешено заколотилось, грозя разорвать ее грудную клетку в клочья. Она больно зажмурилась, все ее тело охватила мелкая дрожь. Она вскрикнула, услышав резкий, звенящий звук разбившегося стекла и рухнувшего на пол тела. Прошло пару секунд прежде, чем звон в ушах не стих и, осознав, что цела и невредима, она медленно открыла глаза. На полу возле входа, раскинув руки и уткнувшись лицом в пол, лежал мужчина, а прямо у ее ног распласталась женщина-офицер с зияющей дырой вместо левого глаза и медленно расползавшейся лужей у затылка.

Сакуре стало казаться, что она сходит с ума. Что это? Затянувшийся кошмар? Какая-то неудачная шутка? Ее колотил озноб, губы дрожали, она пыталась дышать, но воздух поступал в легкие лишь рваными кусками, заставляя ее задыхаться и хрипеть. Вдруг ее взгляд упал на осколки стекла. Она явственно ощутила, что кто-то смотрит ей прямо в затылок. На ватных ногах, дрожа всем телом, она медленно повернулась к окну. Из такого же дома напротив, в таком же проеме окна стоял человек с винтовкой наперевес и пристально наблюдал за ней. Он был одет во все черное, а лицо скрыто капюшоном. Сакура уставилась на него, как загипнотизированная. Человек не целился в нее, не пытался ее убить, он просто стоял и смотрел. Сакура бросила косой взгляд на женщину у своих ног. Он только что спас ей жизнь, но кто он такой? А так ли нужно ей вообще знать это? Она не сводила глаз с незнакомца. Казалось, они смотрели так друг на друга вечно. Сакура постепенно стала успокаиваться, как будто невозмутимость человека из дома напротив стало передаваться и ей. Она видела, как он неторопливым жестом поднял руку, и тут же на тумбочке у окна задребезжал телефон. Девушка сглотнула подступивший к горлу ком и, сделав пару осторожных шагов вперед, она медленно сняла трубку и так же медленно подняла ее к уху, ничего не говоря и не сводя испуганных глаз с незнакомца напротив.
- Харуно Сакура, – услышала она бархатный мужской голос, и в груди будто затрепетал целый рой саранчи. Она ждала, что он скажет еще что-то, но мужчина, по-видимому, не спешил и продолжал так же пристально разглядывать ее.
-Ч-что вам нужно? – заплетающимся от страха языком промолвила она.
- Харуно Сакура, – повторил тот же приятный голос в трубке, но на этот раз он продолжил: – Ты должна немедленно уходить оттуда. Тебя хотят убить.
Эти слова прозвучали совершенно спокойно, словно говоривший обсуждал с ней погоду. Эта фраза, этот тон вывели ее из себя окончательно. Она явно слетала с катушек.
- Кто вы?! Кто хочет меня убить?! – сорвалась она на крик.
- Не кричи, девочка, – произнес он с легкими нотками раздражения в голосе. – Если ты хочешь жить – уходи оттуда...
- Нет! – резко оборвала она. – Я позвоню Наруто, я позвоню Шикамару, я все им расскажу, они помогут! – сбивчиво затараторила она, но тут же замолчала, увидев, как человек поднес палец к губам.
- Слушай внимательно и не перебивай меня, – холодно прозвучал голос в трубке. – Если ты в течение пяти минут не уберешься оттуда - тебе конец. Твои друзья тебе не помогут. Из-за тебя их тоже убьют. Убьют всю твою семью и всех, кто для тебя что-то значит. Если тебе не все равно, тогда беги, никому не звони, не оставляй записок, ничего. Чем меньше о тебе будут знать твои родные, тем в большей безопасности они будут и тем лучше для тебя. Итачи отметил тебя не для того, чтоб дать тебе умереть.
- Кто вы? – выдохнула Сакура.
- Иди в центральный парк, избегай людей и полиции. Я сам тебя найду.
Сакура увидела, как мужчина повернулся к ней спиной и скрылся в недрах квартиры. В трубке раздались короткие гудки.
     

Публикатор: shinju 2012-09-15 | Автор: | Бета: Nicka_veronica | Просмотров: 920 | Рейтинг: 5.0/3
Ionaka

Ionaka   [2012-09-23 00:48]

Ну что могу написать? Как всегда, качественно, захватывающе, грамотно и доступно изложено. Приятно читать. Спасибо, жду продолжения!)
quote
shinju

shinju   [2012-09-25 20:17]

Спасибо за отзыв.) Продолжение не заставит вас ждать.)
quote
nastya19

nastya19   [2012-10-06 21:18]

Аааа супер)хорошее описание да и вообще все хорошее))с нетерпением жду продолжение..:-)
quote