Чт, 2017-07-27, 19:56

Вход · Регистрация
 
 
   
Главная » Фанфики » Юмор/Стеб

Сытый трезвому не конный (глава четвертая: пьянству бой… ну, с завтрашнего дня)

     

- Нам нужно поговорить! – в комнату кузины ворвался злющий Неджи.
- А ты у нас что, особа голубых кровей? – лениво протянула Хината, только что вышедшая из душа.
- Н-нет, - братик совсем не понимал, к чему клонит его повзрослевшая (во всех смыслах) сестренка.
- Ну ты же сказал: «Нам нужно поговорить», - девушка повернулась к нему спиной и стала расчесывать свои волосы. – Мне вот с тобой говорить совсем не нужно, значит, под «нам» ты имел в виду себя. А во множественном числе о себе говорят только короли.
- А-а-а, - Хьюга уставился на Хинату как на чудо чудное – еще никто не читал гению клана такую короткую, но в то же время действенную отповедь. – Я имел в виду, что мне с тобой нужно поговорить.
- Не-е-е, - наследница потянулась так эротично, что полотенце, и без того держащееся на честном слове, опасно поползло вниз. – Я сегодня не такой, точнее, никакой.
- Я все видел! – Неджи нервно сглотнул, представив сестренку совсем без одежды, устыдился своих мыслей и вообще отвернулся.
- Неджи, зайка, - Хината плавно переместилась за спину к парню и, положив голову ему на плечо, нежно провела рукой по его длинным шелковистым волосам, - у тебя были проблемы со зрением, бедняжка?
- Ч-чего? – Хьюга резко отпрыгнул от кузины и активировал Бьякуган – кто знает, что задумала эта странная девчонка. – У меня со зрением все нормально!
- Ох, ну слава богам, - куноичи смахнула со лба несуществующий пот (типа, переживала, страдала). – А то я уж думала, что ты прозрел и пришел ко мне поделиться радостью.
- Я все видел, - уже более спокойно повторил Неджи, поняв, что Хината просто над ним издевается. – Я видел, как ты трахалась с тем мужиком!
- Зависть, Неджи, очень плохое чувство, - неодобрительно покачала головой Хьюга. – Тебе что, присоединиться захотелось? Причем без моего участия?
- Что? – бедный гений уже кипел от злости. – Ты – наследница клана! Ты не должна спать с кем-то до свадьбы!
- Ну, простите, - куноичи развела руками, показывая всю степень ее сожаления, - теперь уже поздняк метаться. И кстати, Цунаде-то привет передавай, когда в следующий раз будешь выполнять ее особые поручения.
- Откуда ты знаешь? – оторопело пробормотал шиноби, до недавнего времени полностью уверенный в том, что о его отношениях с Хокаге не знает никто.
- У тебя на запястьях следы от наручников, - Хината ткнула длинным пальчиком в начинающую синеть тонкую полоску на руке парня. – А у Цунаде в третьем правом ящике стола лежат такие вот милые сердцу игрушечки. Ты бы ей сказал, чтобы она следов не оставляла, а то папе это совсем не понравится.
- Ты ему расскажешь, - не спрашивая, а утверждая, проговорил Неджи.
- Не-а, - полотенце все-таки упало с Хьюги, на что та не обратила абсолютно никакого внимания и пошлепала к своей кровати, - не мое это дело. А если ты сейчас свалишь из моей комнаты и дашь мне поспать, то даже и не вспомню утром.
Гений клана Хьюга, красный как помидор, вылетел из комнаты кузины и помчался к себе. Закрыв за собой дверь, Неджи шумно выдохнул несколько раз, пытаясь унять отчаянно стучащее сердце. То, что Хината вернется повзрослевшей и изменившейся, он понял уже давно. Но вот такие кардинальные перемены предположить не мог никто. Даже Хиаши, этот бесчувственный дядька, до сих пор сидит в своем кабинете и глотает сердечные капли, разбавленные коньяком. Рядом сидит Какаши и делает вид, что сочувствует старому знакомому. Периодически глава клана издает заунывный утробный всхлип, хватается за сердце и вопрошает: за что? В такие моменты Хатаке, проникнувшись горем товарища, незаметно косит глазом на книжечку, уютно (а главное – незаметно) устроенную на коленях. Хиаши же пускает скупую мужскую слезу и подливает спиртное себе и Какаши. Неджи же завидовал им зеленой завистью: сидят там пьют, а он тут, можно сказать, на себе проводит эксперименты по выявлению слабых мест у сестренки. Пока выяснилось только то, что Хината пьет, занимается сексом с кем-то прямо за углом квартала, в двух шагах от дома, да и фигура у нее стала ну оч-чень аппетитной. При мысли о пышных формах кузины, Хьюга вновь покраснел и, плюнув на все приличия, поплелся в кабинет дяди, чтобы составить мужчинам компанию. В конце-то концов, он уже Джонин! Имеет он право посидеть и попить чего-нибудь спиртосодержащего с главой клана?
В общем, Неджи решительным шагом направился к Хиаши. Но, зайдя к дяде, парень понял, что уж здесь-то ему ловить уже нечего. Хиаши, этот железный, непробиваемый человек, спал прямо на столе. Мужчина трепетно обнимал уже пустую бутылку из-под коньяка, причмокивал во сне губами и дрыгал ножкой. Какаши же еще каким-то образом держался. Точнее, он уже уползал на четвереньках к окну, используя при этом Шаринган. Жаль, но даже такой козырь не помог Хатаке вписаться в раму с первого раза. К сожалению, пришлось сделать три попытки, вследствие которых окно в кабинете главы клана Хьюга лишилось, собственно, себя. Теперь на его месте была просто дырка. Рама вместе со стеклом благополучно наделись на копирующего ниндзя и побрели вместе с ним куда-то.
«Домой, наверное, пополз», - философски подумал Неджи, глядя на тощий хатаковский зад (Какаши-то с четверенек так и не встал), о который ритмично билась оконная рама, да периодически врезались осколки разбитого стекла, торчащие из этой самой рамы.
Переложив Хиаши, бурчащего что-то про лапочку-дочку, на диван, Хьюга оглядел комнату принятия алкоголя и, не найдя даже с помощью Бьякугана ни грамма этого живительного напитка, пригорюнился. Но даже при отсутствии спиртного, спать ему не хотелось. Шиноби тяжело вздохнул и поплелся на улицу – подышать свежим (а-то в кабинете такой перегар стоял, что мама не горюй) воздухом и привести мысли в порядок. Незаметно для себя Неджи выбрел за пределы района клана Хьюга. И тут он увидел ее.

***

Сакура, кое-как одевшись под ехидные смешки осмелевших соседей, быстро сбежала по ступенькам нарутовского дома и, не дожидаясь, пока кто-нибудь еще увидит ее возле квартиры Дзиндзюрики, потопала домой. Глаза Харуно застилали слезы обиды и недоверия: как можно было отказаться от нее? Да еще и выпихнуть в чем мать родила на лестничную клетку!
«Да что он о себе возомнил?» - Сакура в сердцах ударила по первому попавшемуся зданию.
Здание покачнулось, но привыкшее и не к такому, мужественно устояло. Медик уважительно посмотрела на столь прочную конструкцию и только сейчас заметила, что это дом на окраине владений Учиха.
«Ну конечно! – Сакура хлопнула себя ладонью по лбу. – Здесь же начинается первая линия обороны Саске-куна и Итачи-сана от фанаток!»
Харуно воровато огляделась, пытаясь заметить какие-нибудь ловушки. Но нет: дом ка стоял, так и собирался стоять века, а никаких растяжек вокруг и не было. Была, конечно, вероятность попасться в Гендзюцу, но Сакура обладала феноменальной невосприимчивостью к иллюзиям. Так что девушка на цыпочках побежала к дому главы клана, где жили братья Учиха.
К кому она питает более теплые чувства, Харуно так и не смогла определиться. Поэтому куноичи одаривала парней одинаковым количеством внимания. То есть днем она висла на Саске, прикрываясь заботой о сокоманднике, а вечером подстерегала его старшего брата во всех темных переулках. В итоге Саске старался ходить рядом с Какаши, который в случае необходимости отгонял надоедливую девчонку (за что и был недавно отравлен тортиком, приготовленным и скормленным сенсею лично Сакурой) от накачанного тела шаринганистого потомка. А Итачи ходил по Конохе с катаной наголо и нервно всматривался в каждый мало-мальски темный уголок. Чем и вызывал у остальных Учих какие-то нездоровые мысли о вырубленном великом клане. Старший Учиха лишь неодобрительно качал головой, если кто-то из старейшин заикался о том, что непокорный клан надо бы уничтожить, и, придя домой, трясущимися руками включал настольную лампу. Только убедившись, что в комнате не осталось ни одного темного уголочка, Итачи ложился спать, натянув одеяло на самую макушку. Свет он, конечно же, не выключал.
Сакура уже почти дошла до своей цели – одиноко горящего окна (все же ночь-то по праву принадлежит Итачи), - как вдруг кто-то нагло заграбастал ее за шиворот.
- Ну чего тебе опять надо? – устало проговорил поймавший куноичи Саске. – Дай ты ему отдохнуть: он уже скоро на людей начнет кидаться.
- А я к тебе! – быстро нашлась Сакура. – Наруто вернулся!
- А до утра это не могло подождать? – шиноби безуспешно пытался скрыть зевок.
- Так он еще днем вернулся, - потупилась Харуно, поняв, что сегодня совсем забыла и о Саске, и об Итачи.
- Значит, до завтра никуда не денется! – пришел к выводу младший Учиха и за шкирку потащил сокомандницу к границе его владений.
- С-саске-кун, - ныла медичка, - отпусти, а?
- Да пожалуйста, - Саске разжал пальцы, и куноичи мешком упала на мостовую уже за пределами квартала Учиха. – Будь добра, дай нам отдохнуть от тебя хотя бы денечек!
Сакура потирала ушибленные при падении колени и зло смотрела в спину удаляющемуся Учиха. Да что сегодня за день такой? Хината над ней посмеялась и увела Наруто в какой-то бар, этот самый Наруто послал ее лесом, да еще и Саске ненавязчиво намекнул, что шансов прибрать к рукам кого-то из Учих у нее нет!
«Напиться бы», - шмыгнула носом Харуно.
Прокрутив в мозгу данную идею, куноичи нашла ее очень соблазнительной. Вот только где взять что-нибудь спиртосодержащее – все магазины уже давным-давно закрыты.
«Но я же знаю, где Цунаде хранит свиток-заначку! – вспомнила прилежная ученица Хокаге, Харуно Сакура. – А завтра я все куплю и перезапечатаю!»
Через пятнадцать минут медичка уже шарила рукой в дупле дерева, растущего прямо перед резиденцией Хокаге, и потихонечку на нее накатывала паника: свитка не было. Но, к счастью, куноичи быстро взяла себя в руки и продолжила поиски. В самом-то деле, не будет же опытный спиртораспиватель Цунаде прятать запретный алкоголесодержащий свиток так, что его без труда найдет Шизуне. Да нет, конечно! Харуно вновь ощупала все стеночки дупла и, уже практически сдавшись, обнаружила маленький крючок на идеально ровной поверхности внутри дерева. Потянув за него, сакура едва не расплакалась от счастья – в руку к ней упал вожделенный свиток.
Схватив сие сокровище, Сакура вприпрыжку побежала к ближайшей лавочке и, присев на оную, распечатала первую бутыль. В емкости оказалось ледяное пиво.
- Сойдет, - констатировала медик, отпивая прямо из горлышка (увы и ах, стаканов в заначке запечатано не было)
Сделав большой глоток, Харуно призадумалась о судьбе-злодейке и отставила бутылку. Внезапно ей послышался какой-то шорох, и куноичи машинально схватилась за свой честно найденный трофей. Неожиданно ее пальцы встретились с чужими, обвившими горлышко бутылки. Сакура посмотрела на наглеца. Изумрудно-зеленые глаза встретились с жемчужно-серыми, вокруг которых набухли морщины. Обладатель Бьякугана был готов сражаться до последнего вздоха за так необходимую ему живительную влагу и упрямо сжал губы. Харуно же, узнав нового любовника Цунаде, лишь пожала плечами и, распечатав еще одну бутылку пива из неприкосновенных запасов сенсея, протянула ее Неджи.
- Хината? – сочувственно спросила Сакура, глядя на трясущиеся руки Хьюга.
- Наруто? Саске? Итачи? – кивнув, осведомился Неджи, догадавшись обо всем по заплаканному личику собутыльницы.
- И зачем Хината и Наруто только приперлись обратно? Узумаки теперь еще и Хокаге станет! – высказала свое мнение куноичи.
- И это будет жопа! – поддержал ее шиноби, представив, что будет с деревней, если Хокаге станет этот неугомонный оранжевый ураган.
     

Публикатор: yanaka 2013-04-07 | Автор: | Бета: MissAstral | Просмотров: 1088 | Рейтинг: 5.0/1
Gaara_SabakuNo

Gaara_SabakuNo   [2013-04-14 13:42]

Свиток-заначка! Х) Очень остроумно,я под столом,Аригато)
quote