Вт, 2017-08-22, 18:01

Вход · Регистрация
 
 
   
Главная » Фанфики » Свои персонажи

Любовь и тайны, скрытые в Тумане (Глава 12, 13)

     

Глава 12. Время перемен.

Нас гнал вперед безумный ветер,
Нам помогали миражи.
Любили жизнь, мечту и небо,
Любили все, чего уж нет.


Кажется, это было так давно: то беззаботное время, когда я только попала в деревню Скрытого Тумана. Все казалось ярким и красочным. Я не видела той грязи, что скрывалась под лживыми лозунгами. Я не замечала лжи, не знала предательства. Как же мне было плохо тогда, когда я все это для себя открыла.
Помню, я не выходила из комнаты много дней. Было мрачно и сыро, как будто бы время вернулось вспять. Будто бы вновь возвратилась в свою пещеру. Ко мне заходили и приносили поесть, но мне не хотелось ничего. Казалось, весь мир вокруг рухнул. Мечники меня выгнали, Утаката бросил, кроме всего этого, я стала убийцей. Я тогда не знала, как жить. Вновь и вновь мне казалось, что кто-то меня трогает. Среди ночи я просыпалась от того, что чувствовала, как ко мне прикасаться Итачи, мне казалось, он смотрит на меня, вновь хочет овладеть. Но это все было лишь плодом моей фантазии. Я была слишком юной, чтоб осознать то, что произошло. И понять, что это нормально.
- Амая, ты не сможешь сидеть тут вечно, - Конан провела рукой по моим волосам, но я помню свою реакцию. Вздрогнув, я вспомнила Итачи и его объятья. Она смотрела на меня, как всегда, без эмоций, но я знала, что она удивлена и переживает за меня. За время, что я провела с Конан и Нагато, я научилась читать их эмоции по глазам. Их глаза никогда не могли соврать или утаить что-либо.
- Понимаешь, со временем ты становишься взрослой, и меняются не только взгляды на жизнь, но и сама ты становишься другой. Тебя начинает тянуть к мальчикам, а их – к тебе. Ты влюбляешься. Это нормально, когда тебя хотят.
Я смотрела на нее и не знала что сказать. Мне стало не по себе от ее слов. Так получалось, будто бы она знает обо всем, что случилось. Мне вдруг захотелось ей все рассказать. Не останавливаясь, и едва переводя дыхание, я говорила. Без остановки, все, до самого конца. Я знала, что ей можно доверять. Я надеялась на это. Закончив, я закрыла лицо руками и зарыдала. Мне было стыдно смотреть в лицо Конан, и чувствовала ее взгляд.
- Мы - женщины, нам стоит быть более терпеливыми к прихотям судьбы. Смирись с тем, что произошло и отпусти свою боль. Или же ты позволишь мужчинами похоронить себя и свои мечты в этих стенах? Амая, нужно жить дальше...
Конан больше ничего не сказала и, поцеловав меня в щечку, вышла. Мне действительно стало легче после разговора с ней, и я смогла спокойно поспать. Наверное, мне просто нужно было высказаться.
Проснувшись, я вышла на поиски Мадары. Но это оказалось не так легко, как я думала. Мне пришлось несколько раз убегать от членов этой организации. Они наверняка сочли меня странной и не могли понять, что я делаю в их среде. Я этого на то время тоже не понимала.
Спустя несколько провальных попыток я все же нашла Мадару. Он уже собирался уходить, когда я появилась в комнате. На нем была маска, но я чувствовала, что он доволен моим появлением.
- Амая, ты меня очень огорчила своим поведением. Можешь объясниться?
- Чем я вас огорчила?
-Ты не появлялась дома несколько дней, а затем вовсе решила сбежать. Если бы не браслет на твоей руке, нам пришлось бы долго тебя искать.
- Меня хотели убить! Я спасала свою жизнь. Мечники… им кто-то все рассказал…
- Мне это известно. И я даже знаю, кто это.
- Итачи! Он специально все подстроил!
- Итачи не стал бы никому рассказывать об Акацуки. В этом я уверен. Люди в этой организации не любят распространять информацию. Им был Утаката. А знаешь, кто ему рассказал все? Кого я должен поблагодарить за то, что мечники нас едва не раскрыли?
Меня вдруг затошнило и все вокруг поплыло. Я вспомнила экзамен на генина и то, как смотрел Утаката. Он мне никогда не доверял. Итачи, конечно, хотел моей смерти, но не стал бы никогда выдавать своих. Он догадывался, что я все рассказала Утакате, и подстроил все так, чтоб тот во мне разочаровался. Таким образом, одним поступком Итачи разрушил все, что у меня было. А Утаката лишь помог ему в этом. Он не поверил мне и решил отомстить, рассказав обо всем мечниками. Для меня же это стало хорошим уроком на всю мою жизнь…
- Помнишь, нашу первую встречу? – Мадара говорил тихо и уверенно, а перед моими глазами пронеслась пещера, маленькая напуганная девочка и он, похожий на ангела. Я кивнула ему в ответ. – В жизни за все приходиться платить. Что ты можешь дать мне, чтоб я тебя купил?
Он посмотрел на меня, ожидая ответа.
- Я…я все сделаю. Я все ради вас сделаю… - слова прозвучали тихо, и я, будто бы в трансе, их проговорила. Мадара коснулся рукой моей щеки, и это заставило меня вздрогнуть. Но мне было приятно. Я всегда любила, когда он ко мне так относился.
- Не забывай о своем обещании. И на будущее думай, когда говоришь что-то. Если ты еще хоть раз кому-нибудь скажешь о нашей организации, я не пощажу даже тебя, Амая.
- Я все поняла, Мадара-сан.
С того времени я больше не сомневалась в Мадаре. Без слов выполняла все, что он мне приказывал. На сложные миссии меня не отправили. Моя работа в основном заключалась в том, что я должна была добывать информацию из разных источников. Так мне пришлось побывать во многих деревнях за пределами нашей страны. В случае же моего провала, Акацуки оказывались в тени, так как я всегда была вне всех подозрений. Поэтому вина за утечку информации падала обычно на других людей. Таким образом, мы избавлялись от лишних людей и получали то, что нам нужно.

После того вечера у мечников ни Хаку, ни Суйгетсу со мной не общались. Мало того, они старались всячески избегать встреч со мной. Мей-сенсей не знала, что делать с нашей командой. Никто из нас не хотел идти на контакт, а моего желания было слишком мало. Но будь все иначе, я бы поступила так же. Я не считала свой поступок неправильным и ни о чем не жалела. Будь все так, как хотели мечники, наша деревня превратилась бы в руины. Но ребята не хотели и слушать меня, а я, потеряв последнюю надежду вернуть их дружбу, оставила все как есть.
О том, что случилось, я узнала от Кимимару. Мы ждали Хаку на тренировочной площадке уже второй час, но его не было. Тогда он и сказал, что ходят слухи, что у мечников произошел раскол и был убит один из них. Конечно, эти люди были жестокими и ненавидели меня, но я все же переживала за них. Для меня они были образцом, кумирами, к которым я стремилась. Даже не смотря на то все, что случилось, я оставалась предана их учениям. И никогда не забывала Кисаме-семпая, который, помог мне тогда убежать.
- Откуда ты знаешь? – встревоженно я смотрела на Кимимару, который медлил с ответом.
- Об этом говорит вся деревня.
Я не стала больше ждать и побежала к месту, где находилась центральная база мечников. После того, как было раскрыто мое предательство, она была, конечно же, перенесена в другое место. Но отследив путь Хаку домой, я нашла ее новое место. Когда я туда пришла, то собралась целая толпа людей. Тогда я поняла, что случилось что-то ужасное. Пробившись сквозь толпу, я застыла. Ходзуки Мангетсу – один из гениев клана и самый одаренный из всех семи мечников - лежал на земле и умирал. Суйгетсу держал его за руку и рыдал. Я никогда не видела его слез, ни до того случая, ни после. Мне кажется, этот случай был переломным в его жизни. Наши с ним взгляды встретилось, и мне стало до ужаса неловко.
- Эй, пошли вон отсюда! – я повернулась к толпе и, размахивая руками, стала прогонять собравшихся зевак. - Не на что здесь смотреть! Сходите кто-нибудь за родственниками и врачом. Скорее же! Вон или я вас всех поубиваю сейчас!
Суйгетсу молча сидел, склонившись над телом брата, но я чувствовала, что он благодарен мне. Я подошла к нему и обняла.
- Суйгетсу, мне очень жаль, - после длительной паузы я добавила: -Нужно перенести его домой…
Похороны были скромными и мало кто плакал. Каждый думал о своем, вспоминая Мангетсу и минуты, прожитые с ним. Не знаю, чем был обусловлен раскол, наверняка планами по захвату деревни. Но, видимо, не все одобрили его. Райга ушел из организации первым, обещая всех убить. Когда же Мангетсу выступил с предложением объединиться с Митсукаге и восстановить деревню, то был убит. Почти все разошлись по разным деревнями и странам. Забуза-семпай стал работать на какого-то феодала в стране Волн, выполняя его задания, он мог спокойно продолжать жить в окрестностях деревни и ждать, пока Хаку повзрослеет… Что же касается Суйгетсу, думаю именно тогда он решил, что соберет все семь мечей, убив их хозяев.


Глава 13. Потери


Порой, чтоб чувствовать бессилье,
Свою ничтожность, страх и боль,
Не нужно ни к чему стремиться.
Оно приходит с вечным сном.


Шло время, и я продолжала уделять много времени изучению свитков. Информации в них было много, в отличие от моего запаса времени. Итачи по-прежнему жил у нас в доме, но я старалась его не замечать. Раз в неделю у меня с ним были тренировки под наставлением Мадары. Итачи, как всегда, был безупречен, а я на его фоне казалась простушкой. Это заставляло меня ненавидеть его еще больше, но, к моему счастью, близких контактов у меня с ним больше не было. Случайно я узнала, что у него появился напарник в Акацуки, и поэтому ему приходиться все больше времени бывать на миссиях. Но личность этого напарника мне выяснить не удавалось.
Во время одного из моих пребываний на базе, я была удивлена, встретив Кимимару. Тогда я и узнала, что Кими еще ребенком был найден Орочимару, который на то время еще был в составе Акацуки. Так и вышло, что мы с Кимимару едва отличались чем-то. По дороге в деревню мы с ним многое обговаривали. Я наконец-то могла поделиться с кем-то наболевшим, о том, как тяжело быть единственным ребенком среди этой толпы преступников. Мы вспомнили и нашу с ним первую встречу в лесу. В тот вечер он шел от Орочимару в деревню, чтоб подать заявку на участие в экзамене, когда я, наоборот, искала дорогу туда. Ни один из нас не доверял другому полностью, но, тем не менее, мы оба чувствовали, что можем рассчитывать друг на друга.
Мэй-сенсей оказалась прекрасным педагогом, и за пару лет мы сами видели прогресс. Но это касалось лишь каждого из нас в частности. Командный дух у нас все еще хромал. Не смотря на то, что я смогла найти общий язык с Кимимару и Хаку, ребята не могли поладить между собой, и я ничего не могла поделать с этим. В свободное от тренировок время я занималась изучением медицины. Мне вдруг показалось, что это именно то, что мне нужно. Медикам не приходилось убивать кого-то, но они всегда умеют постоять за себя. Кими тоже увлекался медициной, поэтому иногда помогал мне освоить кое-какие приемы.
Примерно в таком ритме прошло два года моей жизни. Я и не заметила, как мы изменились. К тому времени мне уже было около 15 лет, и нашу команду было решено выдвинуть на сдачу экзаменов в ранг «чунины». Я видела несколько раз, как сдавали этот экзамен в других деревнях. Было увлекательно наблюдать за ними. Наша страна не участвовала в этом, но экзамены почти не отличались от тех, что сдавали наши сверстники в других странах.
- Амая, твоя задача - быть более осторожной и не привлекать лишнего внимания. Оно нам не к чему, - Хаку в который раз указывал на мои ошибки в надежде что-либо исправить. Я лишь смотрела на него с улыбкой.
- Слышал, вы тоже прошли первый этап, - улыбаясь, произнес Акико. Я не сразу узнала его, но была жутко рада вновь встретить. Казуко и Суйгетсу тоже были с ним. Мы прошли в забегаловку недалеко от академии, чтоб, так сказать, все обговорить. Суйгетсу, как обычно, много говорил, а Кими молчал и, наверное, чувствовал себя не совсем в своей тарелке.
- Подумать только, Амая, твои волосы с каждым днем все ярче, - поглаживая прядь моих волос, произнес Суйгетсу. Было приятно услышать это от него, так как он не раз признавался, что сходит с ума от рыжих.
- Тебе не нравиться?
- Ты же сама знаешь…
- Эй, Суйгетсу! Ты, что, с ней заигрываешь? – Казуко бросила на него сердитый взгляд, так что никого это не оставило равнодушным. Мы собирались уходить, когда Акико обнял меня и прошептал:
- Я никогда не верил тому, что говорят. Ты не такая, как все эти люди. Я знаю, ты никогда не бросишь товарища в беде и сделаешь все, чтоб наша деревня вновь расцвела.
- Спасибо, Акико.
Мы тогда разошлись по домам. Утром я узнала, что команда Суйгетсу вышла на очередную миссию под руководством Куроки Макото. Меня беспокоило странно чувство, но я не знала причины. Через пару дней нас тоже отправили на миссию. Мы были уже далеко от деревни и думали сделать привал, когда услышали знакомый крик. Это был голос Казуко. Мы, не думая, побежали на голос.
От увиденного у меня все замерло внутри. Акико, окровавленный, лежал на земле, а Казуко изо всех сил звала его и пыталась привести в чувства. Куроки-сан тоже был там. Его пытался убить Суйгетсу. Мы пришли вовремя. Хаку смог его удержать от этой ошибки. Я достала аптечку и села рядом с Акико. Тот еще дышал, но пульс ели прощупывался.
- Амая, прошу тебя, спаси его! Сделай что-нибудь. Пожалуйста, не дай ему умиреть, - Казуко крепко схватила меня за плечи и стала трясти. Я не могла ее остановить, хотя из-за нее я не могла сосредоточиться на Акико. Осмотрев его, я поняла, что уже поздно. Рана не была серьезной, но не была оказана своевременная помощь. Кровь была полностью заражена. Я опустила руки и почувствовала, как слезы капают у меня по щекам. Увидев это, Казуко застыла. Я боялась ее реакции, но от бессилия чувствовала себя ужасно.
- Суйгетсу, Казуко простите, видно, вам придется сдавать экзамен без меня, – Акико старался улыбаться, но его голос едва звучал.
- Ты! Как ты смеешь меня оставлять?! Я же так тебя люблю! Больше жизни! Ты слышишь? Только живи. Мы будем самой красивой парой в деревне. У нас будут чудесные дети, и мы их будем очень сильно любить. Акико! Мне никто не нужен. Только ты! Живой. Я прошу тебя… Акико… не оставляй меня… - Казуко была в отчаянии и говорила не останавливаясь.
- Я всегда тебя любил..
Это были его последние слова. Суйгетсу упал на колени и просто смотрел на тело. Было бы лучше, если бы он заплакал. Но он, будто бы безумный, смотрел в одну точку и не шевелился. Казуко же громко кричала. Было безумно больно смотреть за всем этим. Они были ближе с Акико, чем мы с ребятами, и моя боль никогда не сравнится с их болью, с их потерей.
- Ты же видел, что он ранен, почему вы не вернулись в деревню? –Мэй-сенсей со злостью смотрела на Куроки-сана, а тот лишь фыркнул.
- У нас была миссия. Это важнее всего. Не я виноват в том, что этот слабак…
Хватило одного удара, чтоб Куроки-сан потерял сознание. Мы все смотрели на Мэй-сенсей, боясь за последствия, на что она сказала, что нужно возвращаться в деревню.
На похоронах было не так много народа. Только те, кто его знал. Я не могла поверить в то, что Акико больше нет. Он погиб у меня на руках. Порой я задумываюсь о том, чтобы было бы с нами всеми, если бы я смогла его тогда спасти. Чтоб было, если бы тогда я умела то, что умею сейчас…

Экзамен на чунина мы сдали успешно. Команда Суйгетсу и Казуко же сдала экзамен лишь с пятого раза, спустя два года. Это было нормально, ведь вдвоем никому не удавалось пройти этот экзамен. Ребята не забыли обиду. Через пару недель после того, как они стали чунинами, Кроки Макото погиб при неизвестных обстоятельствах. Лишь наша команда знала правду. Это было местью шестой команды за своего товарища, за Акико.
     

Публикатор: Guli 2012-06-25 | Автор: | Бета: kashara | Просмотров: 766 | Рейтинг: 5.0/1
Katherine94

Katherine94   [2012-07-13 21:19]

Очень нравится этот фанфик! Автор, вы умница! Оторваться не могу просто!
Очень интересно, зачем же все таки Мадаре Амая. И как дальше сложатся у нее отношения с членами Акатсуки.
Надеюсь на продолжение!) Проду!))
quote