Сб, 2017-08-19, 17:55

Вход · Регистрация
 
 
   
Главная » Фанфики » Романтика

Деревня, скрытая луной (Часть 1, Главы 5–7)

     

Глава 5. Страна реки

До северной границы они добрались только когда ночь окрасила пустыню всеми оттенками синего. Сакура ожидала увидеть все, что угодно — от высоченной каменной стены до глубокого рва, берег которого непрестанно патрулируют шиноби. Но Страна реки не радовала новизной пейзажей, разве что песок под ногами стал плотнее и перестал расползаться от каждого шага. Сасори замер и огляделся. Сакура последовала его примеру, хоть и понятия не имела, что он надеялся увидеть среди бесконечных низких барханов. Дейдара стянул сандалию и принялся неуклюже прыгать на одной ноге, вытряхивая набившийся в обувь песок. Шорох от его передвижений был единственным звуком, нарушающим спокойствие пустыни.

— Это точно граница? — тихо спросила Сакура, недоверчиво покосившись на кукольника.
— Точно. Заходить не будем, нас сразу заметят.
— Заходить? — переспросила куноичи, скептически оглядывая пустое пространство. — Да тут один песок кругом. Мы как будто все еще в стране ветра.

Дейдара хмыкнул.

— Куда теперь? — спросил Сасори, обращаясь к подрывнику и игнорируя замечания куноичи.

Тсукури прищурился и оглядел пустыню точно так же, как и Сасори минуту назад. Сакура начинала злиться. Страх перед нукенинами пропал еще в доме кукольника, уступив место постоянному раздражению от того, что они считают ее чем-то вроде ручной свинки Шизуне.

— Туда! — громогласно объявил Дейдара, махнув рукой в сторону барханов, которые, по мнению Сакуры, ничем не отличались от всех остальных песчаных насыпей этой пустыни.

Куноичи вздохнула и поплелась за Сасори, который без лишних вопросов направился туда, куда указал подрывник. Тот наспех натянул сандалию и замкнул процессию. Сакуре нестерпимо хотелось сделать привал, желательно у реки, полной чистой прохладной воды и трепещущей рыбы с серебристыми боками. Живот грозился вот-вот заурчать, ноги ныли от целого дня ходьбы по вязкому песку, пропитавшаяся потом безрукавка липла к телу. Но почему-то напрямую сказать, что она устала, куноичи не решалась. В самом деле, не могут же они идти всю ночь! Может, Сасори все еще не испытывает человеческих потребностей, но Дейдару такая прогулка уж точно должна была утомить. Однако подрывник молчал. Спустя примерно час их безмолвного шествия, Сакура не выдержала.

— Я больше не могу, — тихо, но твердо произнесла она. — Давайте сделаем привал.
— Здесь нельзя, — покачал головой Сасори. — До дыры немного осталось, потерпи.
— Дыры? — переспросила куноичи, окончательно проваливаясь в бездну непонимания.
— Лазейка в страну реки, да, — пояснил Дейдара. — Так нам не придется заявлять о своем присутствии.

Сакура запуталась окончательно, но продолжать дальнейшие расспросы посчитала бессмысленным. Куноичи воспользовалась их короткой остановкой, чтобы немного размяться и передохнуть. Она отвязала флягу с водой от поясной сумки, но та оказалась пуста. Сакура с сожалением вздохнула и потерла лицо. Целый день, проведенный в пустыне, отнюдь не способствовал восстановлению чакры, которая все еще была в дефиците. Дейдара наблюдал за ее вялыми попытками прийти в себя не без доли сочувствия.

— Данна, может, дальше на птице полетим? Сейчас ведь ночь, да.
— Около дыры наверняка шныряют патрули, нас могут заметить.
— Тогда нас заметят в любом случае, на птице или без нее.

Сасори равнодушно пожал плечами. Дейдара покатал в ладони серый глиняный шарик, бросил его перед собой и сложил печать. Из мягкого комочка тут же вырос огромный орел. Птица потопталась на месте и приглашающее опустила одно крыло. Дейдара взобрался по нему и протянул руку замешкавшейся Сакуре. Куноичи робко схватилась за его ладонь и позволила втянуть себя на спину птицы. Сасори легко забрался следом.

Планировать над вязким песком было несравнимо приятнее, чем застревать в нем по самые лодыжки. Ночной воздух холодил кожу, Сакура буквально млела от наслаждения. Дейдара довольно щурился, подставляя лицо встречному ветру. Даже Сасори, привыкший преодолевать большие расстояния внутри Хируко, испытывал облегчение от того, что не надо больше идти пешком. Но признаваться в этом он, конечно, не собирался. Передвигались они сейчас не в пример быстрее, и уже через полчаса Дейдара восторженно перегнулся через голову птицы и махнул рукой куда-то вперед.

— Вот она, лазейка в Кава но Куни!

Сакура вытянула шею, но в первые секунды ничего особенного не заметила. Все та же остывшая пустыня и сочная синева ночного неба. Однако уже через мгновение взору куноичи открылись мягкие лапы сосен, плотно прижимающихся друг к другу, и искрящаяся лента ручья. Деревья вынырнули из воздуха неожиданно, будто в волшебной коробке ярмарочного иллюзиониста слегка повернулось зеркало. Сакура моргнула, но наваждение не исчезло.

— Что это? — удивленно спросила она. — Какое-то гендзюцу?
— Можно сказать и так, — ответил Сасори. — Это купол, окружающий страну. Выйти можно где и когда угодно, а вот чтобы войти, необходимо знать особую последовательность печатей. Но о каждом открытом входе сразу становится известно правителю деревни или совету местных шиноби. Это место — единственная слабина в защите.

Сакура подвинулась ближе к крылу птицы, чтобы лучше разглядеть раскинувшийся под ними лес.

— Снижаемся, Дейдара, — скомандовал Сасори.
— Снижаемся, — отозвался подрывник. — Только нас, кажется, встречают.

Он зачем-то стянул с головы протектор, отчего светлые волосы тут же рассыпались по лицу, закрывая второй глаз. Птица спланировала в крутое пике и, подняв облако пыли, приземлилась на небольшом пролеске у ручья. Сакура едва успела ухватиться за податливую глиняную шею, чтобы кубарем не вылететь на траву.

— Сойдите на землю и поднимите ваши протекторы над головой!

Низкий командный голос разнесся над поляной, и Сакура отчаянно завертела головой, пытаясь отыскать его источник. К ее немалому удивлению, Дейдара примирительно вскинул руки и послушался приказа. Сасори без промедления последовал за ним, попутно стягивая недоумевающую Сакуру со спины орла.

— Покажи свой протектор, — тихо проговорил он, наклоняясь к самому ее уху.

Сакура стянула повязку ее родной деревни и подняла ее высоко над головой.

— Хорошо. Теперь вы двое!
— У нас их нет, — развел руками Дейдара. — Мы простые артисты.
— Я артист, — перебил его Сасори, выступая вперед. — Позвольте представиться, Мастер Бунраку из Красных песков. А это мой подручный.

Дейдара скрипнул зубами, но спорить не стал. Сакура скептически подняла бровь, покосившись на своих невольных напарников. Артисты? Бунраку? Что они оба несут? Шиноби, все еще находившийся вне зоны ее видимости, похоже, пребывал в таком же недоумении.

— Бунраку, говорите? И что же вы тут забыли?
— Мы странствующие артисты, — важно пояснил Сасори. — Устраиваем представления на ярмарках и фестивалях.
— Что ж, — протянул шиноби. — Тогда здесь вам не место. Страна находится в военном положении, я не могу просто так вас пропустить.
— Но ведь каждому нужно немного праздника, — торжественно возвестил Дейдара. — Уверен, когда вы увидите все своими глазами, вы измените решение! Покажите ему свое искусство, данна!

Сакура и глазом моргнуть не успела, как кукловод вытащил свиток из-под полы плаща и распечатал несколько марионеток. Куклы кинулись врассыпную и скрылись в густых кронах.

— Тревога! Тревога! Передайте на по…

Низкий голос оборвался на полуслове, до Сакуры донеслись частые плотные хлопки — с таким звуком тела патрульных шиноби сыпались на землю. Куноичи насчитала восемь или десять, прежде чем все звуки стихли, и марионетки вернулись к своему хозяину. Дейдара огляделся и коротко кивнул.

— Все чисто. Давайте убираться отсюда поскорее.

Сакура только удивилась, как он умудряется что-то видеть за плотной завесой волос. Подрывник вдруг замер, порылся в карманах и, выудив оттуда протектор с перечеркнутым символом, кинул его в ручей. Сасори хмыкнул и двинулся вдоль кромки воды. Сакура вздохнула. Ее мечты о привале и сытном ужине таяли, как утренний туман.

Спустя час довольно спешной ходьбы Сасори сжалился и разрешил им немного отдохнуть. Впрочем, Сакура подозревала, что кукловоду просто надоело слушать причитания Дейдары, который внезапно активизировался и принялся выражать бурный протест против их пешего передвижения. Впрочем, в душе куноичи полностью разделяла его точку зрения.

Они расположились на берегу и разделили нехитрые припасы, которые подрывник прихватил с собой из Суны. Сасори от пищи отказался, вызвав тем самым бурное ликование Тсукури. Сакура стянула сандалии и с наслаждением опустила ноги в прохладную воду. Стайка маленьких серебристых рыбок пронеслась мимо и исчезла где-то под прибрежными камнями.

Однако отдых продолжался недолго. Довольно скоро Сасори поднялся, недовольно нахмурившись, и погнал их дальше, игнорируя вялые протесты подрывника. Еще два дня им понадобилось на то, чтобы в том же темпе пересечь северную часть страны реки, держась границы и скрываясь в густых хвойных лесах. Только когда на третий день путешествия стена деревьев сомкнулась за их спинами и растворилась в воздухе, Сакура поняла, что Кава но Куни осталась позади.

— Где мы теперь? — спросила куноичи, оглядывая широкую проторенную дорогу, которая нежданно-негаданно вынырнула из гущи кустарника.
— Где-то на пути к Стране огня.

Сердце Сакуры болезненно сжалось. Она совсем рядом с домом, быть может, и друзья где-то недалеко?

— Смотри, не наделай глупостей, — тихо произнес Сасори, разглядывая горизонт. — Ты не уйдешь от меня живой, если не выполнишь условия договора.

Сакура хотела заявить, что она, вообще-то, никакого договора не заключала, но придержала язык. Только хмуро фыркнула и отвернулась от ненавистной безразличной маски, которая по недоразумению называлась лицом кукловода.

Они двинулись дальше вдоль дороги и вскоре оказались на окраине небольшого ярмарочного городка, примостившегося между горной насыпью и кромкой леса. Сасори уже свернул было к чаще, но Дейдара преградил ему путь.

— Данна, — отчаянно взвыл подрывник. — Я отказываюсь идти дальше, пока мы нормально не поедим, да.

Кукловод задумался, пожал плечами и, развернувшись, зашагал по направлению к светящимся окнам. Сакура закатила глаза.

Жизнь в городке била ключом. Тут и там выступали уличные артисты, пестрили яркими вывесками лотки со сладостями и игрушками, мигали разноцветными лампочками аттракционы. Сакура едва не затерялась в веселой разношерстной толпе, но почувствовала, как прохладная рука Сасори сжала ее запястье. Куноичи мельком глянула на него и фыркнула. Кукловод даже не потрудился посмотреть на нее, просто равнодушно вел сквозь людской поток, не придерживаясь, казалось, конкретного направления. Она уже собралась было развить свою обиду и вдоволь ее посмаковать, но тут внимание девушки привлекла яркая вывеска, на которой красовалось небольшое озерцо с поднимающимся над ним паром.

— Смотрите, источники! — радостно воскликнула Сакура, и ноги сами понесли ее по направлению к гостинице.

Дейдара оживился и поспешил за куноичи, на ходу причитая, как он устал спать в грязи и умываться в ледяных ручьях. Сасори очевидного восторга не выказывал, но возражать тоже не стал — живое тело странным образом трепетало от одного лишь предвкушения отдыха на чистой кровати. В очередной раз пожав плечами, он неспешно последовал за ними.


Бунраку — традиционная форма японского кукольного театра.

Глава 6. Открытия

Онсэн, который им попался, оказался небольшим, скромным и явно едва справляющимся с обилием гостей, наводнившим городок. Единственная купальня трещала по швам от желающих понежиться в минеральной воде. Дейдара тронул плечо Сакуры, засмотревшейся на сад, окружающий естественный источник, и помахал перед ее носом связкой ключей.

— Нам повезло занять последний номер, — торжественно возвестил он.

Когда все организационные вопросы были улажены, Сакура схватила полотенце, гостиничный халат, и направилась к купальне. Ей не терпелось смыть с себя отпечатки сухой пустыни и хвойных лесов, через которые они продирались почти неделю. А от предвкушения отдыха в горячей солоноватой воде источника каждая клеточка тела блаженно трепетала. Куноичи опасалась, что невольные напарники будут следовать за ней попятам, пресекая возможность побега, но, к ее удивлению, свободному передвижению девушки никто не препятствовал. Сасори по понятным причинам от водных процедур отказался, а Дейдара отправился в город, пополнить их запасы.

Купальня по обычаю ярмарочных городков была общей. Сакура помялась немного, но, в конце концов, скинула халат и примостилась рядом со стайкой хихикающих девушек, жмущихся друг к другу. Минеральная вода окутала уставшее тело, и мысли куноичи разлетелись подобно стайке юрких серебряных рыбок.

* * *

Сасори вывалил свитки с записями Чие на низкий столик и потянулся, разминая затекшие мышцы. Жизнь возвращалась в его тело постепенно, ручейками разливаясь от груди, где когда-то покоился хранивший чакру сердечник, а теперь билось настоящее человеческое сердце. Пальцы, предплечья и ноги до самых бедер еще сверкали полированным деревом. От боевого арсенала, встроенного в деревянную оболочку, пришлось избавиться еще в Суне. Сасори не до конца понимал, каким образом действует техника его бабушки, но подозревал, что встреча живой плоти с ядовитыми иглами может возыметь для него весьма неприятные последствия. Кукловод стянул плащ и придирчиво оглядел свое отражение в зеркале небольшой ванной. То, что было не заметно окружающим, не могло ускользнуть от внимательных карих глаз. Сасори взрослел. Техника, вернувшая его к жизни, медленно, но верно возвращала и его реальный возраст. Он чувствовал, что процесс восстановления продолжается, хоть и очень медленно, но вскоре без дополнительной подпитки регенерация вполне могла остановиться. Сасори не привык бросать что-либо на полпути.

Кукловод вернулся в гостиную, раздвинул сёдзи и оказался на небольшой террасе, ведущей во внутренний двор онсэна. Гостиница находилась на возвышении, так что с его места открывался прекрасный вид на цветущий сад и край купальни, разместившейся среди плоских серых валунов. Сасори облокотился на перила и вдохнул прохладного воздуха, пропитанного сладким ароматом цветущих кустарников. С десяток лет он не ощущал ничего подобного. Да и навряд ли вообще ощущал что-нибудь.

На город опускался вечер, и сад в одно мгновение осветился десятками фонарей. Со стороны источника послышались пьяные возгласы и звонкий смех, и кукловод машинально повернул голову на звук. Он не сразу заметил розовую макушку в разномастной толпе купальщиков. Сакура сидела у самого края, облокотившись на каменный выступ. Даже с такого расстояния Сасори видел, как она расслаблена. «Уязвима», пронеслось в голове, но кукловод только фыркнул. Здесь ей явно нечего бояться. Ему вдруг стало интересно, почему девчонка даже не пытается сбежать. Конечно, он бы не позволил, слишком многое в его планах зависело от этой куноичи, но ведь можно было попытаться. В суматохе ярмарки и нескольких днях пути от родной деревни, идеальнее расклада не придумаешь. Выходит, не очень-то она и стремится домой. На эту мысль сознание неожиданно откликнулось мрачным удовлетворением, и кукольник положил подбородок на руки, не сводя глаз с розового затылка.

— Я тут купил еды и дорожные плащи… эй, куда все подевались?

Голос Дейдары вывел Сасори из задумчивости. Он нехотя отозвался и вернулся к разглядыванию своей цели, ставшей почти неразличимой в сумерках.

— Что это вы тут высматриваете? — поинтересовался подрывник, протискиваясь на террасу с коробочкой данго и устраиваясь рядом с напарником.
— Любуюсь пейзажами, — равнодушно ответил кукольник.

Дейдара недоверчиво покосился на Сасори и, сощурив глаз, проследил за его взглядом.

— А, я понял. Пейзажами, да, — отозвался он, заметив куноичи.

Сакура тем временем привстала и потянулась к полотенцу. От открывшегося вида подрывник присвистнул, а Сасори улыбнулся краешками губ. Они молча следили, как девушка выбирается из купальни, наспех вытирается пушистым полотенцем и натягивает гостиничный халат. Некоторое время она постояла в задумчивости, оглядываясь вокруг, а затем направилась прямиком в тень благоухающих деревьев. От купальни отделилась еще одна смутно различимая фигура и, покачиваясь, последовала за девушкой. Сакура уже ступила на первую ступеньку лестницы, ведущей к гостинице, когда ее нагнал один из постояльцев. Явно одурманенный саке, молодой человек был решительно настроен завязать знакомство. Сасори видел, как на щеках Сакуры заиграл легкий румянец, а губы тронула смущенная улыбка. Она легко покачала головой и собралась было продолжить свой путь, но незнакомец не отступал. Он схватил девушку за запястье и с силой притянул к себе, свободной рукой беспорядочно шаря по ее спине и намереваясь пролезть за отворот халата. Сасори напрягся.

— Надо бы помочь, данна, — протянул Дейдара и сделал шаг по направлению к лестнице.

Но не успел он покинуть террасу, как к свету садовых фонарей прибавился голубой отблеск чакры, а над внутренним двором разнесся треск разлетающихся в щепки деревьев. Люди в купальне засуетились. Перебравший постоялец, оставив на земле внушительную борозду, отправился отдыхать вглубь сада, а разгневанная Сакура, кулаки которой все еще сияли голубым, с хмурым видом направилась к гостинце. Сасори вдруг подумал, что перспектива быть пойманным куноичи с поличным его совсем не радует. Ход мыслей Дейдары, по всей видимости, был схожим, потому что они столкнулись в узком проеме между раздвинутых сёдзи и едва успели ввалиться в номер, прежде чем дверь распахнулась.

— Что-то случилось? — невинным голосом поинтересовался Дейдара.
— Ничего, — буркнула Сакура и опустилась на диван.

Ее взгляд некоторое время блуждал по комнате и остановился на свитках, сваленных в кучу на столе.

— Это записи твоей бабушки? — спросила она, обращаясь к Сасори.

Кукловод кивнул и, решив, что буря миновала, опустился на диван рядом с куноичи.

— С этого тебе следует начать, — проговорил он, выуживая из кучи крупный свиток. — Чем скорее ты примешься за изучение, тем лучше. Мы и так уже слишком затянули со всем этим.

Сакура фыркнула. Не ее вина в том, что они гнали по лесу, почти не останавливаясь на привалы. С молчаливого согласия Сасори, девушка развернула свиток и углубилась в чтение. Дейдара устроился с другой стороны, закинув ноги на стол и поставив коробку с данго себе на живот. Некоторое время тишину нарушали только хруст поглощаемой подрывником еды и скрипучие песни цикад. Вскоре он не выдержал и, махнув на напарников рукой, завалился на кровать. Мерное сопение, раздавшееся спустя несколько минут, возвестило их о том, что подрывник уснул. Усталость Сакуры же будто рукой сняло. Она скользила взглядом по столбикам неровных символов, время от времени хмурясь или утвердительно кивая самой себе. Она не заметила, как Сасори подтащил к дивану лампу и зажег свет, как он вышел на террасу, задвинув за собой седзи. И как она сама провалилась в сон, уткнувшись носом свиток, девушка тоже не заметила.

* * *

Они покинули городок на рассвете. Сакура с некоторым сожалением окинула взглядом улицы, еще не заполненные разномастной толпой, и вздохнула. Перспектива снова спать на холодной земле ее совсем не радовала.

Двигались по окраинам, огибая страну Огня. На этот раз на привалы останавливались чаще. Может, сказывалась спокойная обстановка или то, что Сасори теперь не чужда была усталость и простые человеческие потребности. Сакура не помнила точно, с какого момента он перестал отказываться от еды и начал забываться коротким сном по ночам. Серьезных происшествий в дороге не случалось, им удавалось обходить патрульные отряды и не попадаться на глаза отдельным шиноби. Об опасности возвещал почему-то Дейдара, и Сакура никак не могла понять, откуда у нукенина такое чутье. Лишь один раз они наткнулись на группку разбойников, поджидающих неосторожных путников в кронах деревьев. На этот раз она не увидела марионетки Сасори, но в игру вступил подрывник. Еще долго по телу куноичи бегали мурашки от всякого воспоминания о распластавшейся по земле кровавой каше из того, что некогда было грабителями. Дейдара тогда не побрезговал обхлопать карманы на чьей-то чудом сохранившейся нижней половине тела и выудил оттуда кошелек с монетами.

Сакура прилежно изучала свитки бабушки Чие при каждом удобном случае и примерно через две недели смогла оживить рыбу, пойманную Сасори. Правда, при этом сама едва не погибла, выплеснув почти всю свою чакру в скользкое серебристое тельце. На восстановление сил и работу над ошибками ушла еще неделя. Нукенины почти не разговаривали, если не считать частых перепалок. Спорили они о чем угодно: о месте для привала, о маршруте, о способе ловли рыбы или разжигании костра. Но отдельный раздел в воображаемой книге Сакуры под названием «Чего я не понимаю в этих двоих» занимали их бесконечные споры об искусстве, которые нукенины умудрялись начинать на пустом месте. Довольно скоро она перестала вслушиваться и привыкла к недовольному бурчанию как к фону для чтения записей Чие.

Следующим объектом ее тренировок стала лиса — мертвого зверька нашли на обочине дороги. Сасори брезгливо поддел носком окоченевшее тельце, чем навлек на себя укоризненный и полный раздражения взгляд куноичи. Она протиснулась мимо кукольника и опустилась на колени. Зрелище, открывшееся ей, было не из приятных. Судя по всему, зверек пролежал на солнцепеке несколько дней, в проплешинах шкурки уже копошились насекомые. Сакура подавила отвращение и опустила ладони на жесткую шерсть. На этот раз она изо всех сил старалась контролировать поток чакры, и когда лиса открыла глаза и коротко тявкнула, куноичи все еще была в сознании и — о чудо — полна сил. Совершенное ей оживление Сакура расценила как безусловный подвиг и обиженно надулась, когда бурного восхищения со стороны нукенинов не последовало. Сасори лишь коротко кивнул в знак одобрения, а Дейдара и вовсе все время совершаемого куноичи чуда был занят распугиванием рыбы в звенящем неподалеку ручье.

Еще несколько дней они поднимались по пологому склону, приближаясь к границе со страной Снега. Становилось все холоднее, сочно-зеленая трава под ногами сменилась пожухлыми жесткими пучками, хвойные деревья вытеснили прочую растительность, а насекомых вокруг почти не осталось. Сакура поймала на ладонь первую снежинку, когда Дейдара вдруг встрепенулся и, сощурившись, посмотрел в ту сторону, откуда они пришли.

— По-моему у нас на хвосте кто-то есть, данна.

Сасори остановился и посмотрел на напарника.

— Видишь, кто именно?
— Не уверен, — покачал головой подрывник. — Но, кажется, их двое.

Сасори напрягся. Сакуре это решительно не нравилось, но понять причину их беспокойства она не могла.

— Объяснит мне кто-нибудь, что происходит? — настойчиво произнесла она и сложила руки на груди.
— Акацки, — ответил Дейдара, не оборачиваясь. — Хотят поинтересоваться, почему мы ушли не попрощавшись.
Онсэн — название горячих источников в Японии, а также, зачастую, и название сопутствующей им инфраструктуры туризма — отелей, постоялых домов, ресторанов, расположенных вблизи источника.
Сёдзи — в традиционной японской архитектуре это дверь, окно или разделяющая внутреннее пространство жилища перегородка, состоящая из прозрачной или полупрозрачной бумаги, крепящейся к деревянной раме.

Глава 7. Кишо Тенсей

Сакура замерла с открытым ртом. Она не знала точно, куда они идут, но была почти уверена, что рано или поздно нукенины приведут ее к убежищу их организации. Теперь кусочки паззла складывались в единую картинку — куноичи вспомнила брошенные в расщелине кольца и протектор, опускающийся на дно ручья. Выходит, они уходят от Акацки, прихватив ее с собой? Но почему? Сакура рассеянно переводила взгляд с одного напарника на другого, не зная, какой из мучивших ее вопросов задать первым. Но Дейдара опередил ее, развернувшись к Сасори и нахмурившись.

— Думаете, они выследили меня по чакре, данна?

Сасори пожал плечами.

— Другого варианта я не вижу. Мы были осторожны, — задумчиво ответил он.
— Отлично, — мрачно пробормотал подрывник. — Тогда нам нужно проявить гостеприимство, как вы считаете?

Рот на левой руке Дейдары плотоядно облизнулся, а сам нукенин расплылся в широкой улыбке, которую Сакура видела дважды: когда лежала на дне расщелины, оплетенная коконом из глиняных насекомых, и когда тела встретившихся им разбойников кольцом сжала огромная серая многоножка. Куноичи вздрогнула.

— Плохая идея, — голос Сасори прозвучал тихо, но твердо. — Я еще слишком…

Слово «уязвим» едва не сорвалось с языка, но Сасори одернул себя. Признание собственной слабости было в списке неприятных, а потому нежелательных вещей.

— Я не до конца восстановился, — закончил он.
— Другого выхода, кроме как дождаться и сразиться с ними, я не вижу, — возразил Дейдара. — Рано или поздно нас догонят. К тому же с нами девчонка. Она может помочь, правда?

Подрывник подмигнул куноичи, и та встрепенулась. До этого она лишь рассеяно смотрела на спорящих нукенинов, то и дело теряя нить разговора. Сможет ли она выстоять в драке с двумя членами Акацки? Сакура не знала.

— Сомневаюсь, что от нее будет толк в бою, — как бы в ответ на ее мысли произнес Сасори. — Но кое-чем она действительно может помочь.

Ему понадобилась всего пара секунд, чтобы принять решение и отточенным движением достать свиток с марионетками. Сасори выбрал легкую и быструю Мидори, когда-то бывшую куноичи из Суны. Не слишком сильная, но для атаки одного противника, не ожидающего нападения, в самый раз. К тому же яд для нее кукольник выбрал особенный, противоядия не смог бы составить даже он сам. Дейдара и вскрикнуть не успел — отравленные иглы Мидори угодили прямо солнечное сплетение. Подрывник хрипло выдохнул и тут же упал на колени. На мгновенье на лице Сасори промелькнула тень сомнения. Что если он слишком многого ждет от этой девчонки? Яд марионетки убьет подрывника не далее чем через десять минут, и тогда их план рассыплется, как тлен. Почему-то одна лишь мысль, что ему придется добираться до пункта назначения в одиночку, доставляла непривычный моральный дискомфорт. Оставалось надеяться, что Сакура оправдает его ожидания. Кукловод перевел взгляд на застывшую в ужасе куноичи и нахмурился.

— Так и будешь там стоять? У тебя не больше десяти минут, — произнес он ровным голосом.

Сакура вскинула голову. На дне ее глаз плескался страх, смешанный с отчаянием.

— Противоядия нет. Единственный шанс спасти его — применить Кишо Тенсей. Давай.

Куноичи в два шага оказалась около хрипло кашляющего подрывника. Она опустилась рядом с ним на колени и осторожно вынула иглы из судорожно вздымающейся груди. Марионетка с грохотом повалилась на землю, но Сакура не обратила на это внимания. Все свои силы она направила на то, чтобы сконцентрировать чакру в трясущихся руках. В этот раз потоки энергии она ощущала намного отчетливее. Больше всего техника реинкарнации походила на переливание жидкости из одного сосуда в другой. Сакура не могла видеть чакру, как носители глазных техник вроде Бьякугана, но каким-то необъяснимым образом чувствовала ее уровень в себе и в реципиенте. Остановить отток энергии из тела Дейдары оказалось не сложнее, чем заткнуть пробку в ванной. Гораздо больше сил куноичи приложила для того, чтобы контролировать канал, по которому чакра передавалась. Сакуре показалось, что прошла целая вечность, прежде чем подрывник слабо дернулся и открыл глаза. Куноичи глубоко вздохнула и отняла руки от его груди. На этот раз ей снова удалось оставить себе достаточно чакры для того, чтобы уверенно держаться на ногах. Она перевела взгляд на лежащую рядом марионетку и сжала кулаки.

— Как ты мог так поступить? — сквозь зубы прошипела девушка, медленно поднимаясь с колен и поворачиваясь к Сасори.

Тот невольно попятился. В Сакуру, казалось, вселился биджу. Она была переполнена чудовищным, распирающим изнутри гневом. Куноичи мелко тряслась, костяшки пальцев, до хруста сжатых в кулак, побледнели и заострились. Она вскинула голову, и нукенин заметил опасный огонь, разгоравшийся за спокойной обычно зеленью ее глаз.

— Ты едва не убил его! — прорычала Сакура, делая еще один шаг в сторону кукольника.

Сасори уже приготовился распечатать еще одну марионетку, чтобы усмирить разбушевавшуюся куноичи, но опасность пришла оттуда, откуда он не ждал. Дейдара кинулся на него как бешенный лесной кот. Заваливаясь на землю, кукольник едва успел удивиться, откуда в подрывнике столько силы. Он сам первые несколько минут после реинкарнации и пальцем пошевелить не мог. Однако Дейдару питала ярость. Он отчаянно осыпал напарника беспорядочными ударами и нецензурной бранью. Нукенины катались в пожухлой траве, как сцепившиеся в уличной драке мальчишки, но через несколько минут подрывник выдохся и его напор заметно ослаб. Сасори легко повалил напарника на лопатки и прижал его руки к земле. Сам кукловод тяжело дышал, из рассеченной скулы тонкой струйкой бежала кровь.

— Успокойтесь вы оба! — хрипло выкрикнул он и повернулся к Сакуре, готовой броситься на выручку к Дейдаре. — У меня был план. И он сработал.
— План?! — хрипло заорал подрывник, не оставляя попыток лягнуть кукловода, сидевшего рядом с ним. — Проткнуть меня долбанными отравленными мечами — это ваш план?!
— Иглами, — машинально поправил Сасори.

Сакура скрипнула зубами. Дейдара устал вырываться и теперь обиженно сопел, сверля напарника гневным взглядом единственного глаза.

— Могли бы предупредить, да, — выдавил он после недолгого молчания.
— А ты бы согласился?
— Нет, конечно!
— Вот именно.

Сасори перевел взгляд на Сакуру и с минуту рассматривал ее, как бы оценивая вероятность того, что куноичи кинется на него, стоит сделать хотя бы одно резкое движение. В конце концов, он вздохнул, отпустил запястья Дейдары и поднялся на ноги.

— Нужно идти дальше, — произнес он и предпринял бесплодную попытку отряхнуть плащ от налипшей травы.
— Дай ему передохнуть, — отозвалась Сакура, стараясь унять кипевшую в ней злость. — Он ведь совсем без сил.
— Нет времени, — Сасори покачал головой. — Если кто-то сидел у нас на хвосте, то сейчас они потеряли след чакры Дейдары. Нужно убраться отсюда как можно дальше, пока у них не появились новые зацепки.

Кукольник отвернулся и медленно зашагал вглубь хвойного леса, отдаляясь от проторенной тропы. Сакура сдавленно пробормотала что-то не слишком цензурное и протянула руку притихшему Дейдаре. Тот схватился за нее после некоторого промедления и с заметным усилием поднялся на ноги.

— Как ты? — обеспокоенно спросила куноичи. — Идти можешь?
— Не знаю, — честно признался подрывник. — Давай попробуем.

Он сделал шаг и покачнулся, едва не рухнув обратно на землю. Сакура тут же перекинула его руку себе через плечо и неловко приобняла нукенина за поясницу.

— Так нормально?
— Нормально. Пойдем, данна прав. Нужно торопиться.

Сакура хмуро глянула на подрывника, но покорно двинулась вперед. Нестерпимо хотелось врезать сначала заносчивому болвану, уже успевшему скрыться за вековыми стволами деревьев, а потом и его напарнику за его вопиющее безразличие к собственной жизни и воле. «Данна то, данна се», мысленно передразнила нукенина Сакура и немного успокоилась. Когда они поравнялись с Сасори, кровь уже перестала отбивать бешеный ритм в ее висках. Поваливший внезапно снег мягким покрывалом накрыл лес, ограничивая видимость и заметая их следы.

* * *

— Пропал, — тихо произнес Итачи, замирая на толстой ветке в нескольких метрах над землей.
— Пропал? — переспросил Кисаме, недоверчиво уставившись на напарника.

Итачи кивнул.

— Думаете, он мертв?
— Не знаю. Но, насколько я помню, техникой скрытия чакры он не владел.

Кисаме задумчиво наклонил голову, прижимаясь виском к прохладной рукояти самехады.

— Лидер не одобрит, если мы вернемся с пустыми руками. Нужно хотя бы тело поискать.

Итачи снова кивнул, и нукенины двинулись к месту, где последний раз синим всполохом блеснула чакра Дейдары.

     

Публикатор: Lestarri 2013-02-21 | Автор: | Бета: Медвед | Просмотров: 759 | Рейтинг: 5.0/6
Lenkrezi

Lenkrezi   [2013-05-13 00:49]

отлично! долго ждала проды и о, чудо-вот она!оч интересно, что же дальше!
quote
Dara794613

Dara794613   [2013-05-13 19:02]

Супер, давно продки не было. А тут оп и появилась. Очень порадовало.
quote
miki_

miki_   [2013-05-17 15:03]

Прекрасно! Мне нравится твой легкий стиль написания фанфика. Характеры героев великолепно переданы. Желаю дальнейшего успеха;)
quote
Ionaka

Ionaka   [2013-05-18 21:26]

О, долгожданное продолжение! Я в восторге! Читать одно удовольствие! Сноски порадовали. Пишите дальше, автор!
quote