Ты — мне, я — тебе (глава 7, часть 3) от Kali — Романтика Наруто фанфик
Пт, 2016-12-09, 10:46

Вход · Регистрация
 
 
   
Главная » Фанфики » Романтика

Ты — мне, я — тебе (глава 7, часть 3)

     

* * *


Мир взорвался, окончательно и бесповоротно.
С того самого момента, как он в последний раз открыл глаза и увидел Старика с пистолетом и Сакуру, собирающуюся вынырнуть из-за спасительного обломка стены с жалким травматическим обрезом против явно боевой «Беретты», прошли, наверное, века.
Рядовой четыре-один стоял у входа в комнату. Дверь не открывалась. Замок щёлкал, ручка проворачивалась, но что-то мешало изнутри.
Он оглянулся. За спиной бушевал только что взорвавшийся вулкан, и если бы не голос, позвавший его из ниоткуда, магма, что была везде, кроме крохотного пятачка перед странной дверью, сожгла бы его за доли секунды.
— Сай! — снова позвал голос.
По спине побежали нехорошие мурашки. Было слишком похоже на то, как он говорил сам. Те же властные интонации, то же ощущение, что, если не откликнешься — тебе конец. Бегом, бегом, быстро!
Как это объяснить, было непонятно. Но путь был один: за спиной по-прежнему бушевала лава, почему-то не причинившая ему боли. Ещё была чёткая уверенность — это была его смерть. Продуманная, беспощадная и неумолимая. Что спасло его от такой судьбы?
— Сай!
Он вздрогнул. Пятачок земли у порога двери неумолимо уменьшался, но увидеть сидящего за этой дверью всё равно не тянуло.
— Дубина! Если простоишь здесь слишком долго, тело умрёт. Шевелись!
«Тело? А я тогда кто?» — мелькнула мысль, но привычный скептик внутри него покрутил пальцем у виска, недвусмысленно намекая на то, что в эпицентре извержения вулкана у него не было бы времени предаваться сомнениям. В настоящем эпицентре — там у него вообще ничего не было бы. Он туда бы даже не добрался!
«Значит, игры разума.… Ну, что ж. Хоть это оружие пока ещё со мной».
Он навалился на дверь и почувствовал, как та поддаётся. И ещё немного. И ещё…
Когда щель стала достаточной для того, чтобы протиснуться, парень снова замер. Из комнаты тянуло сигаретами и кофе.
— Пробирайся уже! Стоишь там….
То, что заперло дверь — это был стол. Обычный такой, ДСП-шный, никакого пафоса. Три царапины на боку, дырка под провода, следы от ботинок на внутренней части. Рабочий элемент, всё как у всех. Но в ту же секунду, что прикоснулся к нему, рядовой четыре-один понял: это его стол! Тот самый, с работы. Да, не было привычных деталей: по центру должен быть монитор с клавиатурой, чёрные, справа — мышка, тоже чёрная. Коврик с изображение грудастой эльфийки — подарок озабоченного начальства на какой-то юбилей компании. Слева — стакан с ручками-карандашами. Просто стакан. В тумбочке — блокноты и черновики, заначка сигарет и пара чистых носков. На всякий случай.
Всего этого не было, но стол был тот самый.
Рядовой четыре-один неожиданно осознал: теперь он помнит всё то, что связано с этим предметом.
«Поиграться с формой квадрата?» — Пожалуйста.
«Дайте поспать, уроды, всю ночь за вами ляпы исправлял?» — без проблем.
«Закончу этот кусок — и в Интернет. Надо разгрузить голову тем, что загрузить её кому-нибудь ещё?» — сколько угодно.
Стало страшно: сейчас вернётся боль, что терзала его, когда Наруто и Сакура заставили его память проснуться, но голос, звавший его из самого тёмного конца комнаты, сказал:
— Здесь нечему болеть. Кроме души, разве что... Иди.
— У меня нет души, — привычно ответил боец, отодвигая стол в сторону.
— Ну-ну, — язвительно усмехнулась темнота, и сейчас же исправилась, снова став серьёзной и властной: — Ты иди, иди…
И он пошёл. Стулья, одежда, кровати. Шкафы — сколько раз мы прикасаемся к предметам, забывая, что они видят нас так же, как мы их? Знают, зачем ты достаёшь свою лучшую рубашку, зачем бреешься на ночь глядя, зачем чистишь зубы не один раз, как обычно, а три, в кои-то веки сетуя сигаретам за запах изо рта. Для чего достаёшь деньги из кошелька — чёрного, кожаного, без застёжки. Как его содержимое туда попадает и как уходит.
Нарциссы в ноябре — бешеная цена.
Такси в другой конец города, к её дому. Счётчик неумолим.
Ужин в кафе — мелочь, но всё же… Вот и пусто в кошельке.
Зато в голове у бывшего бойца «Корня» стало полным-полно мелочей, взглядов, запахов, звуков. Трудностей, поддержки, дурацких шуток Наруто, сонного бормотания Шикамару («Какого чёрта я знаю, кто это?»), всей его прошлой жизни — вперемешку и в любой последовательности… Всё это неумолимо становилось частью рядового четыре-один, и он абсолютно не знал, что делать с этой кучей хлама, горой возвышающейся посреди «комнаты-с-голосом». Потому что теперь эта куча была так же важна, как рука или нога. Или даже больше.
К боли от ампутации можно привыкнуть и не замечать её, но как быть с отросшей третьей ногой? Как быть с чувством, которое появилось в нём, когда он (или всё же не он?) осознал, что вот они — новые, совсем другие люди, не агенты и не бойцы, и никого из них не нужно убивать? Как быть с тем, что в голове — рой голосов, и часть из них твои собственные, разные, а до этого ты и не знал, что твои голоса, даже внутренние, могут говорить такое…
…главное — там платят прилично. И не обязательно всё время сидеть в офисе. Интересно, что там за команда? Дружная? И что это значит для них?
…маленькая книжка в руках. Улыбка Наруто. Непривычная, но не кажущаяся ни оскалом, ни маской — своя собственная. «Неужели я тоже могу?». И — первый раз, когда это получилось само собой. Блин, это была такая глупость! Всего-навсего…
…копоть, оседающая на лице после взрыва. Плечо болит от отдачи. Чей-то истошный крик откуда-то сбоку. Свой? Чужой? Уже не имеет значения — миссия провалена. Кто-то ошибся, составляя для них план передвижений. Уходить? Или всё же завершать задание? «Беги, Сай…» — шепчет кто-то сбоку, и от этих простых слов по голове бегут мурашки. Наруто. Он всё-таки дополз….
…дождь по лицу. Парк. Облезлая лавка. «Она не придёт больше. Никогда. Ты — никто для неё». Капельки наушников в ушах. Грохочет: «Всё катится в пропасть, уже не в первый раз, и равен нулю смысл дружеских фраз». Пустота… Пустота… Пустота…
…Давка. Спать хочется. «Все едут домой, только я — на собеседование. Ксо…». Но Наруто сказал, что будущий работодатель — какой-то родич его деда-воспитателя. Нормальный мужик, и к странностям работников относится с оптимистичным пофигизмом. Главное — не спрашивать, что у него в сигарете. Прикольная, наверное, контора…
…буквы, слова. Пляшут по монитору, новые и новые. Они не знают, что на самом деле кричат: «Я хороший, я всё делаю и знаю правильно, поэтому достоин любви, достоин!». Остальное — способы это доказать. Сколько эмоций, сколько людей, и они тоже ищут тепла и понимания. Хотят, чтобы их кто-то принял. Брызжут ради этого виртуальной слюной, горячатся из-за каких-то пустяков. Человеки обычные — мелкие, тупые засранцы. Интересно, а что будет, если сказать им об этом? Вольюсь в струю?
…Чёрный. Пистолет не блестит. Всё просто: есть угроза — нет угрозы. Во второй раз я не дам лишить себя самого дорогого для меня человека. Наруто не должен пострадать. У меня к нему слишком много вопросов, и первым будет…
…она противоречивая натура. Но это не мешает ей жить в гармонии с собой.
…«Так нельзя», — скрипит голос Данзо. Плевать. «Ты пожалеешь», — обещает его взгляд. Никому нельзя доверять, Старик. Серьёзную работу всегда надо делать самому...
…запах краски совсем не похож на запах копоти. Тогда почему красный всё равно пахнет, как горящий напалм?
… «Где мы?» — «В заднице», — слышится откуда-то сбоку. Какой-то мужик в бандане со шрамом через всю рожу аккуратно забирает у меня пистолет. Не сопротивляюсь. Мне не нужно оружие. Надеюсь, больше не нужно. Я… надеюсь?
…Рисовать хочется много. Кисточка пляшет в руках и тогда кажется — живём! Понимаем! Чувствуем! Но почему тогда стоит только отойти от холста, как приходит непонимание. Что это было? И почему, когда принюхиваешься…
… Наруто не может объяснить, почему на форуме «Культура» при обсуждении фильма куча людей ничего не обсуждают, а совсем не литературно обзывают друг друга. Да так, что даже я почерпнул для себя много нового. Только с важным видом мычит: «Артхаус, даттебайо!» Пытался вчитаться, но вижу только…
…Глаза у неё зелёные, немного злые. Но и тёплые тоже. Как так может быть? Разве что…
— Чего застыл? — вывел его из лёгкого транса голос. — Думаешь, нашёл себя, так можно остановиться?
Рядовой четыре-один повернул голову в сторону звука и зажмурился.
— Почему я не умер после того, как спас Сакуру от выстрела? — пробормотал он. — Если все эти воспоминания — я, то…
— Иди дальше, — снова послышалось из угла. Почему-то казалось, что голос печален.
— Только не наступи на то, что у тебя под ногами.
Он посмотрел на пол и увидел, как там что-то блеснуло.
— Очки? — удивлённо спросил он сам у себя, рассматривая неожиданную находку. И вдруг понял… вспомнил… почувствовал…
— Это же подарок!
Его будто ударили под дых. Воспоминания о Сакуре — не той, глупой девчонке, с которой он только-только начал общаться по Скайпу, а о самом близком на свете человеке кислотой жгли его изнутри.
— Ну что, ты ещё будешь утверждать, что у тебя нет души?
Он сидел на полу, держался руками за голову и раскачивался вперёд назад, словно китайский болванчик. Он понимал, что так и случилось, но был не готов получить так много. И, конечно, не ждал такой боли.
…Её тело, изломанное тело на снегу…
…Вой «Скорой», крики бригады медиков…
…Машины в окне: въезжают-выезжают, въезжают-выезжают…
— Ну, хватит уже, — снова донеслось из угла. — Она жива. Жива. Радуйся.
Рядовой четыре-один прекратил раскачиваться. Оглянулся, встряхнул головой.
— Она жива, — выдохнул он. — Да, жива. Всё нормально.
Сделав глубокий вдох ещё раз, он выпрямился и, немного подумав, добавил:
— Она жива и она отправила меня в нокаут.
— Она жива, и она пришла за тобой, — раздалось в углу.
Парень встал и пошёл на звук, уже без страха. Было темно, но теперь он точно знал, что увидит.
— Нет, Сай, — сказал он своему отражению. — Она пришла за тобой.
Словно в ответ там, за тонкой плёнкой реальности, замелькали кадры его прошлой жизни.

* * *


— Как это произошло? — спросил он у двойника в зеркале, когда «кино» закончилось. — Как ты смог полюбить?
— Не знаю, — честно признался тот.
«Даже не задумался при ответе, — мелькнула мысль у рядового четыре-один. — Значит, не врёт? Или научился это делать более мастерски?»
Прислушавшись к своим новым ощущениям, понял — не врёт.
— Когда мы только начали общаться, всё казалось обычным. Ну да, чем-то она зацепила… Чем-то… Б@@дь, «чем-то» тебя цепляет любая мало-мальски оригинальная, неглупая и симпатичная девушка. Особенно поначалу. Может, дело было в том, что она никогда не лгала мне? Или в том, насколько нетипичными казались её суждения, поступки, мысли? Я много раз спрашивал себя — чем? И, хотя времени на раздумья у меня было много, ответа также нет. Но, возможно… Она не была похожа ни на кого, с кем я пытался заводить отношения раньше, в ком видел свой шанс. Или это её выводы из произошедшего, реакция на неприятности…
— И всё?
— Нет. Куча мелких, ничего самих по себе не значащих факторов. Улыбка, пожатие руки, понимающий взгляд. И в следующую секунду ты понимаешь, что хочешь, чтобы это было у тебя всегда.
— А ещё через одну видишь, что полюбил?
— Нет. Но когда понимаешь, что она не ищет выгоды для себя, кроме, разве что ощущений… Что тебя любят — для тебя… Что-то сдвигается. Иногда очень медленно, постепенно, по миллиметру. Но для души и миллиметр — это гигантское расстояние. Иногда всё случается быстро, даже не понимаешь — как? Но, оглядываясь назад, ты понимаешь, что уже не тот. К прежнему нет возврата.
— Ну и как это? Здорово? Восторг?
— Чушь. Это больно. Это страшно. Это как предать себя старого ради ещё неясного, невнятного себя нового. И никакой уверенности, что всё получится, только вера, только глупая, наивная надежда, за которую ты сам себя ругаешь, как новобранца-первака. Но за неё же и хвалишь. И расстаться с ней уже не можешь. Знаешь, чем самообман отличается от надежды?
— …
— Ничем. Их отличает только результат.
— Но получилось же? Значит, всё дело в усилиях?
Отражение как-то горько улыбнулось.
— Всегда есть случай. Даже когда всё получается хорошо, всё может закончиться.
Он потёр шею рукой, словно пытаясь снять невидимую верёвку, накинутую на неё, и снова скривился.
— Вероятно, в этом и был изначальный смысл. Всё вернулось на круги своя. Я — здесь, ты — там, Сакура — живая.
Рядовой четыре-один смотрел на себя — другого. Это было странно, понимать, что твоя жизнь и ты сам — совсем не то, что привык думать и чувствовать. Или не чувствовать. Дыра в душе, где должны были находиться эмоции, при взгляде в зеркало начинала чесаться и болеть. А раньше Сай не имел и понятия, что это может случиться. «Наверное, именно так я пришёл к тому пути, что увёл меня из «Корня», — мелькнуло в голове.
— Но за бортом — она.
— И что? Что она — для тебя?
— А кто — я?
Отражение угрюмо уставилось на него из своей пыльной зеркальной глубины.
— Оружие «Корня»?
— Да. И всё?
Он смотрел прямо в глаза своего двойника — так долго, что тот не выдержал, отвёл.
— Именно с этой мысли мы и начали разделяться, правда? — прошептал двойник. — Кто теперь скажет, что есть во мне — твоего, а что осталось в тебе от меня?
Они замолчали, но каждый в этот момент понял одно — что-то сдвинулось. В очередной раз. К прежнему нет возврата. Для них обоих — нет.
— Есть ли значение — любить по-прежнему или влюбиться заново?
— Никакого. Значение имеет только её счастье.
— Но ей нужен ты.
Сай-в-зеркале усмехнулся, вспомнив удар, уложивший его на лопатки. Прокрутил в голове разговор между рядовым четыре-один и Сакурой, заставивший абсолютно нечувствительного к внешним воздействиям человека снова стать на тот путь, что прошёл он. Но так быстро.… Это говорила другая, незнакомая ему девушка, и всё же… Она оставалась той самой Злюкой, ради которой он существовал. Пусть даже в виде фантома в сознании. Мы все полагаем себя чем-то очень существенным, незыблемым — наш образ жизни, такой правильный, наши суждения, такие обоснованные, — пока не оказывается, что это только привычка, легко разбивающаяся о случайности и обстоятельства.
— Кажется, теперь мы понадобимся ей оба, — абсолютно серьёзно ответил он, протягивая себе-настоящему руку.
Тот приложил ладонь к поверхности зеркала. Помимо холода не было ничего.
— Давай вместе?
— На счёт три.
Раз.
Рука сжалась в кулак. Будь оно всё проклято. Они выберутся отсюда, чего бы им это не стоило.
Два.
Замах. Напряжение почти разрывает мышцы, но это лучше, чем сгореть в огне сорванного кода.
Три! Удар!
Кровь на стекле — с обеих сторон. Стёршаяся амальгама делает картинку похожей на потрескавшиеся розовые очки. От крови из сбитых костяшек поверхность становится тёплой, но разбиваться упорно не желает.
— Ещё?
— Ещё.
Боль — вернейшее средство не слететь с катушек. А двойная боль? Может ли она стать тем мостом, что объединит — их обоих, воспоминания, их сознание, в котором теперь не будет запоров и клеток?
— Ещё?
— Ещё.
Они оба чуть улыбаются. На вершине светящегося вихря воспоминаний — Сакура, и это её слово, которое она почти всегда говорила, когда они занимались любовью. «Сколько угодно, Злюка», — шепчут оба.
— Давай до конца.
— Без перерывов. В ритм с сердцем.
— Начали.
И тогда, когда ритм их сердец стал чем-то одним, чем-то большим, чем просто стук в неизвестность, когда они оба перестали понимать, где заканчивается удар одного и начинается удар другого, именно тогда по стеклу пошла первая трещина. И ещё одна, и ещё…
…А потом боли не стало. Он (они?) открыли глаза и поняли, что всё стало с ног на голову. Небо — так точно. Оно было южным и таким красивым.
Таким… живым.

* * *


Сакура лежала на кровати и смотрела в потолок. В голове, словно рыбы в аквариуме, медленно плавали сонные, уставшие мысли. Тихо пикал кардиограф.
Пик. Цунаде-сама сказала, пару дней в запасе есть.
Пик. Если кома продолжится… Что делать?
Пик. Не брошу его. Что-нибудь придумаю.
Пик. Что?
Пик. Что? Что?
Пик. Пик. Пик…
Она сама не заметила, в какой момент моргнула слишком медленно. Сон был похож на бодрствование. Такие же мерные сигналы аппаратов. Такие же мысли. То же тело под боком. Вот только…
Губ коснулось что-то нежное, почти невесомое.
Ей снилось, что кто-то гладил её лицо кончиками пальцев, и это было самое чудесное видение за последние полгода. Потом из коридора послышался звук шагов, хлопнула дверь. Знакомый голос прошептал: «Тихо, разбудишь». Спустя минуту замок щёлкнул снова. А после этого кто-то тёплый обнял её, и в этих объятиях было столько успокаивающего, столько смутно знакомого, что Харуно уснула окончательно.
Разбудил её солнечный луч, скользнувший по глазам, и ужас. Что если с Саем что-то случилось, а она… Буквально подскочив на кровати, Сакура сразу споткнулась о спокойный, немного сонный взгляд чёрных глаз.
— Раньше ты просыпалась как-то более мирно.
«Он…».
Она сидела и молчала, боясь пошелохнуться и узнать, что ещё спит. Что двинулась на фоне перегрузок. Что померещилось.
— Знаешь, если бы в наш первый раз ты вот так вот подскочила, я бы решил, что ты меня при знакомстве обманула. С твоей физической формой полный порядок. Никакого целлюлита.
Из глаз потекли слёзы. Капли стали ручьями, и она вытирала их кулаками, но не могла заставить себя прекратить. Организм не слушался команд. Оставалось просто глотать их и сидеть тихо. Потому что чувство, что двинешься — и всё пропадёт, не отпускало.
— Надеюсь, ты плачешь по потерянным килограммам, а не из-за меня.
— Почему?
— Кажется, я как-то обещал тебе, что больше не заставлю плакать.
— Не помню.
— Кто из нас двоих терял память?
— Ты, — всхлипнула она уже тише.
— Думаешь, это заразно?
— Не знаю.
Он демонстративно наморщил лоб.
— Не знаешь, они тут к психам как относятся? Кормят или сразу в расход?
Улыбнувшись, девушка пожала плечами.
— Я тут, конечно, уже не первый день, но ещё не ела.
— Почему? Спешно убирала последние избыточные килограммы перед встречей со мной?
Снова улыбка.
— Просто не до того было.
Он отвёл взгляд.
— Долго я тут провалялся?
Сакура вздохнула и, окончательно успокоившись, легла к Акаши под бок. Писк кардиографа — мерный, уверенный, теперь звучал для неё, словно песня.
— Дня три. Нажми на кнопочку на стенке.
Сай послушно ткнул пальцем.
— Сейчас прибегут Чип и Дейл?
— Ага. Два Чипа, три Дейла, Вжик и четыре Гаечки. И Оранжевый Плащ.
— Не Чёрный?
— Нет. Тут тропики. Аборигены любят яркие цвета. А герой, та самая жвачка, прилипшая к вашему ботинку, решил сэкономить. Кстати, Скрудж, оплативший всё это безобразие, улетел утром в своём большом вертолёте. Обещал быть к вечеру.
Акаши, неожиданно повернувшийся в её сторону, притянул девушку к себе и принялся целовать.
— А кто такой этот Скрудж, узнать не хочешь?
— Не сейчас, — пробормотал он, покрывая лицо Харуно поцелуями.
— Осторожно, катетер вырвешь!
— Плевать.
На секунду отстранившись, он приподнялся на локте и, став серьёзным, сказал:
— Пока вся эта компания сюда не заявилась, я обязательно должен сказать тебе что-то важное.
— Что? — улыбнулась она, присаживаясь.
В голове мелькнула мысль, что теперь он, наверное, всю жизнь будет бояться не успеть сказать ей это. Даже если это будет сказано уже много раз.
— Я люблю тебя, Сакура.
Харуно закрыла глаза. Отсчитала до десяти, чтобы не расплакаться снова, но получалось плохо. Обняв его так осторожно и нежно, как это только было возможно с человеком, утыканным проводками, она прошептала.
— Я люблю тебя, Сай.
Поцелуй, поцелуй, поцелуй…
— Не умирай больше, хорошо?
«Господи, как же хорошо…».
— Хорошо. Только ты тоже больше не умирай.
«Лучше целуй меня… Ещё… Ещё…».
Со стороны двери раздалось дружное:
— И мы тоже, так и быть, будем живы!
Ввалившись в палату с воплями «А круто мы им момент испортили, да?» и «Нет, а чего это мы не должны были видеть то, ради чего всё затевалось?», посетители принялись толкаться возле кровати больного и поздравлять с возвращением. Впрочем, явившаяся следом Цунаде выпроводила всех, кроме Сакуры, и приступила к осмотру. А все отправились к бассейну — праздновать. Ну а что ещё делать, когда цель, наконец, достигнута, а спиртные напитки и красивые девушки имеются в избытке?
Конец

P.S.

Уже под вечер, незаметно улизнув от всеобщего ликования, Наруто надел свой новый оранжевый плащ и пошел к берегу океана. Хината знала, что когда он идёт с таким лицом, лучше не останавливать. Даже ему, самому общительному и дружелюбному, иногда надо побыть одному. Просто для того, чтобы посидеть возле воды, посмотреть на круги, идущие по ней и прошептать куда-то в пространство:
— Ты видишь это, Саске? Ты — мне, я — им.… Эта связь никогда не прервётся. Даже там, за чертой… Ты ведь знаешь это, правда?
И откуда-то оттуда услышать одному ему слышимое:
— Знаю.
     

Публикатор: Kali 2013-07-30 | Автор: | Бета: Медвед | Просмотров: 1056 | Рейтинг: 5.0/9
Aqua

Aqua   [2013-09-24 01:34]

Огромное спасибо Kali-сама.За этот фанфик.За чувства, эмоции.За то, что даже несмотря,что пришлось ждать очень долго глав, но это того действительно стоило.Спасибо за новую и удивительно сильную Сакуру.За Наруто, пусть раздолбая,но настоящего друга.Нейджи, готового пойти на любые затраты, лишь бы помочь друзьям.Хинату, тихую,но но с удивительным стержнем в душе.За Шино, читающего не то реп,не то стихи.За Дейдару, с своими излюбленными словами, и пожалуй по новому открывшемуся, когда Данзо погиб.За этого мерзкого и не во что не ставившего старика, для которого люди просто мусор.И которого по сути реально отправили получать витамин Д.И конечно же Сая, странного человека, которого все таки нашел мир со своим двойником.
quote
Kali

Kali   [2013-09-24 12:35]

Спасибо, что прочитали всё это. Мне очень приятно, что вам этот фанфик понравился. Тем большей радостью для вас будет то, что у него есть нууу... не эпилог, наверное, скорее бонусное прододжение. Но выставлять ли его здесь, ещё не рещила (слишком большой, как по мне, период активации).
quote
Aqua

Aqua   [2013-09-25 20:17]

Kali-сама, и пусть долгая активация.Я буду ждать.Теперь даже интересно, а что там в этом бонусном продолжении?Хотя не совсем понятно, что имел виду Наруто, разговаривающий с Саске или призраком Саске.Не про это ли бонус?)
quote
Ali@s

Ali@s   [2013-10-01 02:24]

Я в конце рыдала. Сейчас сижу на эмоциях, и по этому трудно описать то как мне понравилось. Хочеться только сказать спасибо, за такую восхетительную работу. И просто до жути хочеться прочитать бонус. Kali-сама, пожалуйста, мы ждем продолжение, ввиде бонуса. Или дайте ссылку где он будет. Ваш преданный читатель.
quote
Dilrukesh

Dilrukesh   [2014-06-14 16:41]

Как же я люблю Ваши работы. Они такие настоящие, чудесные, от них невозможно оторваться. Печально, что их так мало, но зато какой уровень...
Это на самом деле удивительно. Хочется сказать столько всего, и ни одной внятной фразы не получается изобразить.
Спасибо Вам огромное за эту историю, за Сая и Сакуру, за веру в счастливый конец несмотря ни на что.
quote
Kali

Kali   [2014-06-15 10:54]

спасибо вам за отзыв. Следующая работа, кстати, тоже о них.
quote