Вс, 2017-11-19, 15:07

Вход · Регистрация
 
 
   
Главная » Фанфики » Свои персонажи

Александра (Часть 22 - Тебя больше нет)

     

Практически до самого вечера Александра бродила по деревне, обходя её вдоль и поперёк, порой заглядывая в уличные кафетерии, чтобы освежиться или перекусить. Но у девушки по-прежнему совершенно не было настроения, поэтому на фоне унылой толпы населения Дождя она не особо выделялась. Очнулась она уже только тогда, когда начало смеркаться. 


«Ох, я же забыла купить ребятам обед! А уже ужин. И Итачи, наверное, уже вернулся» 

Несколько воспрянув духом, Саша поспешила по знакомой дороге к ближайшей кулинарии. 
Но на базе её ждал своеобразный сюрприз. 
А если точнее, там её вообще никто не ждал. Дом был пуст, молчалив и мрачен. 
- Кисаме? Хидан? - несколько напрягшись, позвала девушка, бесшумно ступая по деревянным половицам. 
- Ребята? 
Раздавшееся в ответ молчание, окатило её не хуже, чем ведро ледяной воды и Саша, предчувствуя жуткую подставу со стороны друзей, завопила в голос: 
- Итачи! Кисаме! 
«Нет, нет, нет! Они не могли так просто уйти и ничего не сказать мне! Не могли меня тут оставить!» 
- А-а-а-р-р-р… - плашмя бросая пакет с купленным ужином, утробно зарычала Александра, осознавая, наконец, что в доме находится совершенно одна. 

Мелкий тёплый дождь приятно орошал обнажённую спину. Возможно, сейчас он был бы ему рад и подставил бы лицо под небесные слёзы и долго стоял бы, глядя в небо закрытыми глазами, понимая, что теперь его путь окончен, что цель достигнута, и пора возвращаться домой. Туда, где его уже давно ждут. 
Так и было бы, если он сам понял, отчего внутри становится нестерпимо душно, словно хрустальное, недоступное сердце стало покрываться каменной коркой, делая его всё тяжелее и тяжелее. 
«Вот и всё…» 
- Вот и всё, - эхом отозвался тихий, мужской голос откуда-то слева. 
Юноша встрепенулся и подскочил на ноги, укоряя себя за растерянность и невнимательность. 
- Кто ты? – чуть дрожащим от усталости голосом спросил Саске, щуря взгляд, стараясь внимательнее разглядеть невозмутимо восседающего на обломке горной породы, что обрушилась вниз после побоища, мужчину. 
- Да это, в общем-то, пока не важно. Главное, что я тебе не враг. 
- «Не враги» не прячут свои лица, - холодно заметил юноша. 
Со стороны пришельца донеслась тихая, беззлобная усмешка, заставив парня недовольно сжать кулаки. Настороженность снова вернулась к нему, несмотря на страшную усталость и опустошенность – юный воин был собран и готов отразить атаку. 
Но незнакомец не собирался нападать. Более того, он, словно бы примирительно, приподнял открытые ладони вверх и грузно спустился с камня, заинтересованно склонив голову набок, рассматривая бездыханное тело павшего шиноби. 
- Я так и знал, что он это сделает, - словно бы устало вздохнул мужчина. 
- Кто ты такой? 
- Кто я такой? А кто ты? – глубокий баритон буквально сочился насмешкой. - Убил собственного брата. 
Костяшки пальцев побелели, а грудь сдавило тисками. Если бы не зверская усталость, Саске уже давно бы кинулся на нахала. 
Но только он подыскал подходящий комментарий собеседнику, как тот заговорил снова, сбивая с мысли и вызывая всё новые подозрения на свой счёт. 
- Если ты так хочешь знать, кто я такой, то почему бы нам не сесть и поговорить, Саске-кун? 
- Откуда ты…. 
- Я знаю о тебе многое, - спокойно, но более настойчиво перебил мужчина, - и думаю, ты имеешь право узнать некоторые… интересные факты. Не стой, мальчик, садись, я не собираюсь нападать. 
Не зная, что делать в сложившейся ситуации, которая немало раздражала юного наследника шарингана, он неохотно подчинился и устремил пронзительный взгляд на собеседника, попутно как можно незаметнее оглядываясь в поисках посторонних, которых этот тип мог привести с собой. Сил, чтобы сражаться у него всё равно не осталось. 
- Для начала – поздравляю тебя с победой. Воистину, бой был впечатляющий. Но ближе к делу…. 

«И что мне теперь делать? Снова никого нет. Куда податься? Остаться здесь или… да, ну к черту! Раз они ушли, то можно отправиться в Коноху, проверить как дела у Нагато и Конан!» 
Плохое настроение быстро улетучилось, сменившись решительным настроем. Во что бы то ни стало, Александра хотела найти Лидера и убедиться, что с ним и её друзьями всё в порядке. Тем более… 
«Я так соскучилась» 
Любимый образ мгновенно всплыл в сознании. Такие проницательные серо-бронзовые глаза, упрямо сжатые губы, холодный металл, украшающий бледное лицо и волосы… такие любимые волосы! Рыжие, чуть-чуть жёсткие, послушные, так медленно протекающие сквозь её пальцы. 
И его уход – быстрый и тихий. 
Она отпустила на войну. Отпустила убивать – так странно. 
«Я, наверное, никогда бы не смогла кого-нибудь убить» 
Несколько глубоких взмахов и ноги оторвались от земли, а тёплый, свежий воздух хлестал по телу и волосам, вызывая приятные мурашки. 
«Мы с тобой такие разные. Ты, скорее, Дьявол, чем Бог» 

Виски со льдом и сигара снимают стресс. 
Время струится песком и течет быстрей. 

«Личное дело» лежит на краю стола… 
Поздний звонок… «Дорогая, я по делам» 

Он собирается: шляпа, часы, пиджак… 
А Дорогая ему поправляет шарф 


И тараторит, что надо прийти к шести: 
Мама приедет (с ревизией) погостить. 

Он лишь вздыхает, кивает, целует в лоб. 
Думает «лучше б цунами… чума… потоп…» 

У Дорогой на плите закипает суп, 
Голос из кухни: «Родной, не забудь косу». 

Черный как уголь старинный немецкий плащ, 
А за спиной два роскошных седых крыла. 

Тень равнодушия прятать под капюшон - 
Свойство профессии - «Милая я пошел» 

Виски со льдом и сигара снимают стресс. 
Время струится песком и течет быстрей. 

Дома он мудрый отец и прекрасный муж. 
Ну, а для Вас он оценщик заблудших душ. 

«Может, когда-нибудь, и ты будешь звать меня «Дорогая», не думая о том, что кто-то может услышать. Может, когда-нибудь, ты не будешь Лидером Преступной организации. Ты будешь просто Нагато. Без «Лидер» и без «сама», а я буду… хм, Фуума Александра как-то не звучит» 
Последняя мысль показалась ей глупой и девушка коротко усмехнулась. 
Восточный ветер закружил задумавшуюся Александру в вихревом потоке, и она сбилась, изобразив в воздухе несколько заковыристых «па». С трудом вернувшись в воздушный поток, девушка почувствовала, что желудок потихоньку отлипает от спины, к которой, скорее всего, прилип, побуждая выплюнуть всё съеденное на обед обратно. 
«Кошма-а-а-ар… хм, что это за запах? Гарь?» 
Повернув голову по направлению против ветра, Саша с удивлением увидела отвесную скалу, больше напоминающую ткань, изъеденную малью. 
«Этого же не было» - неуверенно подумала она, зависнув в воздухе, тяжело махая грузными белоснежными крыльями. 
Любопытство не порок. 
Чем ближе она подлетала, тем сильнее чувствовался противный запах гари, а впереди замаячил огромный выжженный на земле круг. 
«Мать моя… кто это устроил? Почти то же самое было, когда Дей дрался с тем…. Как там его?» 
Приблизившись ещё на несколько десятков метров, Александра зависла в воздухе, напряженно вглядываясь в выжженную полянку. Что-либо расслышать было нереально на такой высоте из-за бьющихся воздушных потоков. 
В сердце маленькими, но быстрыми шажками забралась тревога, плавно переходящая в лёгкую панику. 
«А вдруг здесь был кто-то из ребят?!» 
Две пошевелившиеся точки сразу привлекли её внимание. Шиноби. Если бы не двинулись с места, она бы и не разглядела их на такой высоте. 
Спохватившись, девушка быстро спикировала вниз, в нескольких десятках метрах от них, затерявшись в лесной чаще. 
«А если уже увидели?» - сердце отчаянно ломилось в грудную клетку, выстукивая чечетку, но женское любопытство было сильнее, а потому Саша стала как можно тише и незаметнее пробираться вперёд. 
Двое мужчин вновь показались перед её глазами, и девушка затаила дыхание, силясь разглядеть хоть что-нибудь сквозь всё ещё витающий над поляной тёмный дым. 
«Чёрт…» 
Причиной её ругательства послужили две вещи: во-первых, вышеупомянутый дым, режущий глаза и противно щекочущий нос. Во-вторых, неспособность хоть что-нибудь расслышать из разговора двух незнакомцев. 
«Может, подойти поб…» 
Что-то мягкое попалось под ноги, и девушка растянулась на земле и чём-то ещё – неопределенном объекте, об который она, собственно, и споткнулась. 
Резко подняв глаза вверх, дабы удостовериться, что её не заметили, Саша с ужасом увидела, как один из мужчин исчез в уже знакомом ей телепортационном дзюцу, а второй со спринтерской скоростью скрылся с её глаз. 
«Чёрт возьми! Ещё и упустила! - злясь на саму себя за неуклюжесть, мысленно вопила Саша. - И что за хрень под ногами валя…» 
В глазах неуловимо потемнело, а рука машинально коснулась прохладного тела. Воздух был немилосердно выкачен из лёгких. 
- И…Ита… 
- Снова ты, - раздался низкий, глубокий голос где-то над головой. 
Александра непонимающе обернулась, совершенно не чувствуя ничего от присутствия уже знакомого, но всё равно чужого и опасного человека. Только неприятную пустоту в том месте, где только что бешено колотилось сердце. 
Тонкие, бледные пальчики сомкнулись на вороте плаща лежащего молодого мужчины, к которому Саша снова обернулась, приблизившись лицом. 
- Нет, нет… - тонким, истерическим, но очень тихим голосом пробормотала девушка. - Нет, так не может быть… Проснись, проснись, Итачи! 
- Кто ты такая? 
- Итачи! Итачи, пожалуйста… - абсолютно не вникая в смысл слов брюнета, стоящего за спиной, тихо тараторила Саша, - это не правда. Такого не может быть, не может… 
А в синих глазах всё сильнее и сильнее темнело. То ли от усталости и шока, то ли от того, что она уткнулась лицом в грудь друга, продолжая что-то невнятно мычать. 
Быстрый и чёткий удар в область шеи она пропустила, даже не заметив и не ощутив никаких неприятных ощущений, кроме благословенной темноты в сознании. 

«М…моя голова…» 
- Кх… - скорчив хмурую гримасу, девушка приподняла голову, которая тут же взорвалась настоящим фейерверком, - ксо-о-о-о… 
В помещении - комнатой назвать было сложно - не было практически ничего, за что мог бы зацепиться больной и усталый взгляд. Каменный пол, каменные стены, какая-то кушетка и пара ящиков. 
- Куда меня занесло? - вяло поинтересовалась Саша, смутно пытаясь припомнить, что произошло до того, как она выключилась, как лампочка. 
Никого, кто мог бы что-то объяснить, поблизости не находилось. Стояла поразительная и какая-то чужая и пугающая тишина. 
Но, как оказалось, никого и не требовалось: вспышки быстро проносящихся в сознании кадров произошедшего ранее, мгновенно оформили чёткую картину и небесные глаза сперва возмущенно вспыхнули, а затем потухли, подобно догорающим свечкам. 
- А почему я не плачу? – совершенно грудным, детским голосом пропищала она. 
«В самом деле, почему? Итачи умер… да… Итачи умер…» 
- Итачи умер, - она повторила вслух, надеясь, что до неё, наконец, дойдет смысл слов и она, в конце концов, заплачет, но сознание упорно прояснялось. Ледяным спокойствием и отсутствием влаги в глазах. 
«Он умер. Просто умер. Итачи больше нет, его нет» 
Спустя несколько секунд губы девушки дрогнули. 
А ещё пару секунд спустя по стенам комнаты начал резонировать тихий, истерический смех. 
- Его…его больше нет, - выдавливала слова из глотки девушка, сквозь рвущийся наружу смех, - его просто нет. Он …он умер…а-ха-ха-ха, Итачи умер…. А я даже не плачу! Его не стало! Ахах….Итачи! 
«Да я с ума сошла» - оптимистично подумала Саша, всё ещё улыбаясь, но уже прекращая смеяться. 
- Он умер, а я свихнулась. Не больно? 
«Не больно? Да нет же - больно, только уже по-другому…» 
Только сейчас до неё дошло, что руки и ноги у неё связаны, а холода каменного пола она не чувствует лишь потому, что распласталась на своих крыльях, разметавшихся в обе стороны. 
Ей было больно. 
- Умер, - шёпотом повторила девушка, неуклюже поднимаясь и прислоняясь спиной к стене, откидывая голову назад, - ты умер. 
В воцарившейся тишине необычайно громко щёлкнул замок, и тяжелая деревянная дверь отворилась, явив в проеме красивого, хмурого брюнета, к которому Александра даже не повернулась. 
Несколько секунд юноша внимательно созерцал открывшуюся перед ним картину, вглядываясь в каждый сантиметр её лица, шеи, тела, крыльев, после чего медленно прошел вперед, не забыв притворить за собой дверь, и оседлал деревянный ящик, цепляя пальцы рук под подбородком. 
И только тогда девушка скосила на него пронзительный, серебристый взгляд и улыбнулась, глядя ему в глаза. 
- Ну, что? Доволен? – в спокойном голосе яд сочился, словно мёд из улья. - Как ощущения? 
- Кто ты? 
- Облегчил душеньку, малыш? 
- Заткнись. Я спросил: кто ты и кем ты была моему брату? 
- Тебя ебать не должно кем я ему была, ты, маленький ублюдок, - шептала Александра, не переставая улыбаться. - Ну что? Как ощущения?! 
Чёрные глаза прищурились, но юноша и не думал о том, чтобы сдвинуться с места. Ему не хотелось. Эта девушка была интересна. Её реакция вызывала у него искреннее любопытство, и даже нецензурный мат, проскальзывающий в её ласковом тембре голоса, не казался ему противным или неуместным. 
- Что молчишь? – вздохнув, спросила Саша, отворачиваясь и устало прикрывая глаза. 
- Твоё имя Са-ша? 
Прекрасно помня о том, что Дейдара называл её по имени в его присутствии, девушка не стала задавать глупых вопросов и безразлично кивнула, снова поворачиваясь к нему и пристально глядя в чёрные глаза. 
Молчаливая игра в «гляделки» длилась недолго. Александра снова улыбнулась. 
- Ты уже знаешь, так ведь? 
Ему не было нужды спрашивать «о чём?»: он прекрасно понял, что эта девушка с раной в сердце имела в виду. Понял хотя бы потому, что теперь в её голосе сквозила не только ненависть и истерика, но и жалость и презрение. 
Да. Он знал. И слёзы уже давно высохли на его щеках, продолжая скатываться уже по сердцу – там, где никто не увидит. 
- Знаешь… - тихо выдохнула Александра, на мгновение опустив взгляд на уровень его губ, но затем снова посмотрела в его лицо, улыбнувшись такой больной улыбкой, что Саске понял сразу – сейчас она заплачет. 
- Я тебя ненавижу, - надрывным полушёпотом просипела девушка, чувствуя долгожданную влагу на глазах и комок в горле. - Ты отнял его у меня. Отнял у меня, ты убил его. Ты - убийца. 
Юноша молчал, без каких-либо видимых эмоций глядя на розовеющие щёки собеседницы, на сжимающиеся и разжимающиеся губы, на первые слезы на её щеках, на сморщенное лицо – она старалась сдерживать истерику. 
- Я хочу…чтобы ты умер, - выдавила она через пробивающиеся всхлипы. 
- Ты его девушка? 
- Я хочу убить тебя, ты… ты - мразь, я тебя ненавижу… 

Александра привалилась к стене и, наконец, дала волю слезам, беззвучно сотрясаясь, шмыгая носом и потихоньку заваливаясь на бок. 
«Она была его девушкой? Она плачет по нему, ей больно, значит, они были близки. И она знала правду. Он говорил с ней, проводил с ней много времени – она успела привязаться и, наверное, полюбить, если плачет по нему» 
Саске нахмурился, поджав губы, понимающе глядя на девушку, чьё лицо тебе было занавешено светлыми волосами. 
- Он любил тебя, - она вдруг громко всхлипнула, а он вздрогнул, чувствуя, как сердце сжимается внутри в тугой комок, - он так тебя любил… 
Юный наследник шарингана прекрасно видел и понимал: у неё женская истерика, тихая, болезненная и сейчас она устала как никогда. 
Мягко спустившись с ящика, он прошёл к ней, на ходу доставая кунай, присел и осторожно перерезал верёвки. 
Он ждал, что она бросится на него или хотя бы оттолкнет, он был к этому готов. 
- Почему-у-у… - тоненько провыла Александра, - почему я теряю их? Почему-у-у…кх… 
Она приподнялась, разминая затёкшие запястья и неуклюже села, очутившись к нему лицом к лицу. 
Саске едва удержался, чтобы не отшатнуться. Её красное лицо, красные, полные слёз и боли глаза, нервно кусаемые губы, мокрые щёки – всё было слишком близко. Она смотрела на него с такой грустью. 
- Он…он… - Саше было трудно говорить из-за всхлипов, и она опустила лицо, чтобы громко шмыгнуть, и снова посмотрела на него, ещё сильнее прикусывая нижнюю губу, - он так тебя любил… 
Её рука, судорожно трясясь, приподнялась на уровне его лица. 
Его глаза даже слегка прикрылись – он ожидал удара и не хотел уклоняться. Он хотел, чтобы она его ударила, потому что ему было больно также как ей. Он причинил себе боль. Причинил боль ей. Она – вот кто знал его боль. 
Когда влажная ладошка мягко опустилась на его щёку, он вздрогнул, заглядывая ей в глаза так неуверенно, как не смотрел никогда в жизни. 
Слёзы всё ещё стекали с красных, опухших глаз. Саша постоянно всхлипывала, тряслась и кусала губы. 
Большой палец её руки тихонько прошёлся по его щеке, поглаживая её. 
- Так любил… - сквозь её шмыганье слова с трудом различались, и девушка порывисто кинулась к нему, пряча лицо на его плече и сотрясаясь всем телом. 
Саске никак не мог этого ожидать и даже положил руки ей на спину, опускаясь на колени, чтобы было удобнее её держать. 
- Что же ты… наделал… - тоненьким голосом пищала Александра, сжимая руками его плечи и прижимаясь ещё сильнее, - что ты наделал, Саске… 

Он вышел из её комнаты примерно через час, когда удостоверился, что девушка заснула. 
Вышел, чтобы равнодушно сказать напарнице по команде, чтобы сварила суп. Чтобы взять тёплое одеяло и вернуться к Александре, дабы укрыть. 
Сейчас юноша был разбит, как никогда в жизни. Но к его собственной боли, которая нещадно терзала сердце и заставляла глаза щипать, прибавилось и чувство вины перед девушкой. 
«Что же я наделал… вся жизнь… вся моя жизнь – подписанный приговор на эшафоте. Итачи…» 
Отпихнув от себя подошедшего поинтересоваться его состоянием светловолосого друга, он быстрыми шагами покинул их временное укрытие и выскочил на улицу, удаляясь в лесную чащу, чтобы там никто не видел, как он снова плачет. 
Чтобы никто не видел, как взрослый, сильный и некогда уверенный в себе юноша прячет лицо в ладонях, прислонившись к дереву спиной, как трясутся его широкие, мощные плечи. 
Там, в комнате, где в данный момент спала уставшая от боли девушка, он позволил себе всхлипнуть, обнимая её – так тихо, чтобы она не услышала. 
«Он так любил тебя…» 
Он так любил его. 
«Нии-сан…» 
Позволил ей разделить с ним боль, потому что чувствовал всем естеством – она могла понять как никто. 
Почему она не попыталась убить? Почему не ударила? Почему она только плакала и жалела его? 
Завтра. Он всё спросит у неё завтра, поговорит с ней. И, конечно же, возьмёт «под крыло». А их…всех, их - убьет. 
«Убью…» 
Но она должна быть рядом с ним: никто и никогда не был так близок к Итачи, кроме Саске, как она. Ведь она так плакала по нему. Плакала так, что Саске чувствовал её боль, сквозившую в воздухе. Он был ей дорог. Она Его знала. Говорила с Ним. Касалась Его. Она непременно должна жить, потому что она понимает эту боль. 
Но они… 
«Коноха заплатит… заплатит мне за всё. Сполна»

     

Публикатор: Mikomi1991 2012-03-08 | Автор: | Бета: Nicka_veronica | Просмотров: 1163 | Рейтинг: 4.7/12
Морриноа

Морриноа   [2012-03-14 03:00]

спасибо за проду. огромное спасибо!
грустная глава, очень жалко Итачи, но я уже порыдала пока мангу читала. и безусловно красиво описаны эмоции героини.
теперь я требую Пейна! мне необходимо удостовериться, что он жив!
жду следующей главы с огромнейшим нетерпением :))
quote
FireMonster

FireMonster   [2012-03-14 13:17]

Как быстро появилось продолжение. Эх жаль Итачи...
quote
Mraya

Mraya   [2012-03-24 19:41]

Очень жалко Итачи я Думала Саши удастся его спасти. С нетерпением жду проду. Интересно как будут друг друга понимать Саске и Саша.
quote