Сб, 2017-10-21, 20:48

Вход · Регистрация
 
 
   
Главная » Фанфики » Свои персонажи

Красота весенней поры (Часть 2, глава 7)

     

Глава 7. Неожиданный поворот событий.


Неджи не спалось. Обычно шиноби легко засыпают везде, где придется, ведь телу и мозгу нужен отдых. Но гений клана Хьюга относился к той категории людей, которые не могут сразу уснуть в непривычной обстановке. Если бы они спали под открытым небом, ему и то было бы легче. Но здесь, в относительной безопасности и комфорте, на мягкой просторной кровати ему было не до сна. Каждый шорох в этих покоях казался ему подозрительным. Ветер, пытающийся преодолеть преграду в виде окна, не давал юноше сомкнуть глаз, не смотря на усталость после тяжелой дороги. Помучавшись минут двадцать, он вышел в гостиную в поисках книги, чтение которой, возможно, усыпило бы его. Обычно он пренебрегал подобными глупостями, ведь только тренировки имеют смысл, ради которого на них стоит тратить время. Но сейчас это было необходимостью. Практически, частью тренировки по засыпанию.
Прислушавшись к тишине гостиной, шиноби вышел на середину комнаты и огляделся. Никаких признаков литературы - художественной или не очень - не было. Все имеющиеся в помещении полки занимали разномастные фарфоровые и гипсовые фигурки, прочие безделушки и громоздкие вазы. Шорох, доносившийся из комнаты Харуми, заставил юношу обернуться. Лишь на секунду поддавшись колебаниям, он активировал Бьякуган. В спальне, бесспорно, находились два человека. Первым был Какаши, вторым - синеглазая. Криво усмехнувшись, Неджи откинул назад прядь растрепавшихся волос. «Кто бы сомневался, - со злостью подумал юноша, все ещё пиля взглядом стену. – Все женщины одинаковы».
Но тут бубнеж за стеной прекратился. Разговор этих двоих явно переходил на повышенные тона. Звукоизоляция комнат была довольно плоха, но Хьюга всё равно не мог разобрать слов, доносившихся из спальни куноичи. Зато глаза давали возможность увидеть всё происходящее воочию. Теперь эти двое обнимались. При виде такого зрелища Неджи издал неопределенный хмыкающий звук, словно подтверждая свои предшествующие мысли. Он уже собирался прекращать разведку, когда фигуры обнимающихся неожиданно отлепились друг от друга. Харуми метнулась к двери, отталкивая мужчину, отчего тот неловко пошатнулся. Через секунду девушка уже была в гостиной. Какаши не пытался преследовать или останавливать её.
Поняв, что в комнате она не одна, Харуми вздрогнула и уставилась на замершего в нерешительности Неджи, еле успевшего придать своим глазам привычный вид. Взгляд девушки остановился на лбу юноши, внимательно изучая невиданное ранее зрелище. Неджи раздраженно поджал губы, чувствуя, что она разглядывает его знак второй ветви, ибо повязку, скрывающую метку, он оставил в комнате. Сам же шиноби заметил, что глаза девушки были неестественно опухшими, это было видно даже при тусклом свете камина. Вероятно, она только что плакала.
Решительно мотнув головой, юноша с обычным для себя гордым видом подошел к столу, все еще не убранному после их ужина, и, взяв с большого блюда красное яблоко, развернулся в сторону своей спальни.
- Не спится? – раздался холодный голос за его спиной. Неджи буквально кожей чувствовал, как взгляд Харуми уперся ему в спину. Хьюга посмотрел на неё, пытаясь в голове прикинуть, стоит ли сейчас с ней разговаривать или лучше уйти подальше.
Девушка устало опустилась на подлокотник дивана.
- Думаешь, ты другой? – Фраза прозвучала настолько неожиданно, что заставила Неджи повременить с отступлением. – Ты смотришь на чувства других свысока, как будто это тебя никогда не коснется. Ты думаешь, что ты умнее всех, но ты ошибаешься.
- Чушь, - жестко отрезал парень, однако продолжал стоять и смотреть на Харуми, глядящую куда-то в пространство невидящими глазами.
- Кого ты пытаешься обмануть? – Вопрос девушки остался без ответа. – Если меня, то это бесполезно. А если себя, то это глупо.
- О чем ты? – затаил дыхание Неджи, впервые испытав ощущение того, что сейчас самая сокровенная его тайна будет раскрыта.
- Ты такой же, как Он. Не признаешь своих чувств, прячешься от них за маской. - При слове «маска» на её лице появилась легкая ухмылка. – Но ты еще можешь всё исправить. Я помогу тебе…
Последняя фраза застала шиноби врасплох. От девушки его отделяло расстояние в два метра, но он с ужасом понял, что чувствует её чакру совсем рядом с собой, как если бы она коснулась его рукой. В это же мгновение что-то действительно коснулось его шеи, тело дернулось, как от удара током.
- Иди к ней, послушай зов сердца, - откуда-то издалека прозвучал женский голос.
Когда к Неджи вернулись обычные мироощущения, он с удивлением осознал, что в комнате находится один. Еще секунду назад ему казалось, что он говорит с кем-то. Но вот с кем, вспомнить не мог. Разглядывая яблоко, всё еще зажатое в руке, Неджи постепенно переместил взгляд лиловых глаз с фрукта на дверь, за которой скрылась получасом ранее его напарница по команде.
В гостиной стояла удушливая тишина, отчего юноша с особой отчетливостью слышал стук собственного сердца. Тихо прошептав «Бьякуган», Неджи всматривался в пространство за стеной, стараясь понять причину внезапно охватившего его волнения. Иногда подобное случалось с ним перед чьим-то нападением. Но сейчас нападать на него никто не собирался. Может опасность грозила не ему?
Обведя спальню напарницы глазами, он не нашел там следов её присутствия. Всполохи её чакры колыхались где-то дальше, за еще одной стеной. Неджи снова напряг взгляд, преодолевая следующую преграду на его пути. Но с Тен-Тен все было в порядке. Девушка была спокойна и умиротворена. Она лежала в ванне, наполненной горячей водой, скрываясь в пене, и лениво перебирала ногами, закидывая одну на другую, чтобы лучше их рассмотреть.
Очевидно посчитав эту водную процедуру законченной, она вытащила пробку из ванны. Вода с громким хлюпом устремилась вниз по трубам. Девушка включила душ и встала под его поток, чтобы смыть с себя остатки пены и мыла. Её кожа, разрумянившаяся от горячей воды, жадно ловила уже прохладные капли, которые стремительно стекали вниз, едва успев соприкоснуться с ней. Каштановые волосы, разметавшиеся по плечам и гибкой спине…
«Каштановые? – поймал себя на мысли Хьюга, едва подавив нечаянный вздох, рвавшийся наружу. – Какого черта я вижу цвет при Бьякугане?» И правда, никаких привычно сине-серых тонов не было и в помине. А звук льющейся воды не оставлял никаких сомнений.
Неджи Хьюга уже минут пять стоял на пороге ванной комнаты Такахаши и беззастенчиво разглядывал напарницу, все еще не замечающую его присутствия. Каким образом он оказался здесь? Когда успел пройти через спальню девушки сюда? И как до сих пор не замечал этого? Все эти и еще множество подобных вопросов обрушились на несчастного юношу, застрявшего в дверях и боявшегося пошевелиться.
Но главная проблема заключалась в следующем: он не мог оторвать взгляда от обнаженного тела своей подруги. От её упругих бедер, от длинных загорелых ног, от плечей, таких покатых и волнительно хрупких. Не веря в реальность происходящего, Неджи, затая дыхание, сделал еще один шаг вперед. Наконец, девушка краем глаза уловила какое-то движение в противоположном конце комнаты. Она резко обернула голову, руками инстинктивно прикрывая обнаженную грудь. Карие глаза округлились и стали уж совсем невероятного размера, губы приоткрылись, но с них так и не слетело ни единого слова. Двое застыли, напряженно смотря друг на друга. Больше Неджи вытерпеть не смог.
Одним броском он преодолел расстояние, разделяющее его с девушкой, как тигр, догоняющий свою добычу. Перемахнув через бортик ванной и не рассчитав силы, он практически впечатал ничего не понимающую Тен-Тен в стену. Лопатки девушки уперлись в холодный кафель. Юноша же продолжал гипнотизировать напарницу глазами, боясь прервать зрительный контакт. Боясь, что, если она хоть на секунду отвернется от него, то задумается о происходящем, момент, так нечаянно выпавший им, будет безвозвратно упущен. Чтобы этого не случилось, Неджи перешел к более решительным действиям, пока Тен-Тен ещё не пришла в себя. Он все ниже склонял к ней свое лицо. Капли воды, все еще хлещущие из душа, орошали волосы, щеки, плечи, делали одежду и без того мокрой. Он чуть сильнее сжал тонкие запястья куноичи и поцеловал её, все еще смотря в ее широко распахнутые глаза. Этот поцелуй нельзя было назвать нежным. Он был грубым, требовательным, страстным. Через секунду язык шиноби уже вовсю хозяйничал во рту напарницы, боявшейся вздохнуть, не то что пошевелиться. Видя, что она никак не отвечает на его ласки, юноша выпустил одну руку ошеломленной девушки из захвата, справедливо полагая, что сопротивляться она все равно не будет, и принялся нежно поглаживать упругую грудь, старательно обходя пальцами самое чувствительное место, дразня и раззадоривая. Его острый язычок в это время переместился на шею девушки и выводил там невиданные знаки. Зрительный контакт был нарушен, но пленница не шевелилась, лишь продолжая вжиматься в холодную стену. Она ничего не говорила, а только вздрагивала от его умелых прикосновений.
Вода продолжала заливать их, согревая и распаляя страсть. Руки шиноби полновластно захватывали новые и новые участки тела Тен-Тен. Губы тут же покрывали их поцелуями, словно желая подтвердить и зафиксировать свое право на добычу. Теперь уже куноичи не могла молчать. Всё чаще с её губ слетали вскрики и томные вздохи, вызванные чарующим действием рук юноши. Его губы теребили соски девушки, доводя её до изнеможения. Руки спускались всё ниже к заветной цели. Неджи, наигравшись с грудью куноичи, опустился ниже, встав на колени. Обхватив руками её волнительные бедра, он притянул девушку ближе. Его язык моментально обнаружил потаенное место и тут же принялся за дело.
Руки Тен-Тен заскользили по гладкому кафелю, не находя опоры. Она пыталась вырваться, но ощущения, рождавшиеся внизу живота от умелых манипуляций Неджи, не давали ей в полной мере желать свободы. Так хорошо и ужасно одновременно ей никогда не было.
Хьюга продолжал доставлять ей удовольствие, чувствуя, как возбуждение растет в девушке с каждой минутой. Вот она уже сама выгибается навстречу его языку, прося, умоляя не останавливаться. Теперь она по-настоящему хочет его. Ей тело кричит от терзающего огня желания. Ноги то напрягаются, то обмякают, грозя подломиться. Упругая грудь дрожит, как в лихорадке, волнительно вздымаясь и опускаясь. Дыхание сбилось. Она совсем близко к…
Неожиданно Неджи остановился. Тен-Тен, закрывшая в истоме глаза, встрепенулась и несколько удивленно посмотрела на него сверху-вниз. Неужели все вот так и закончится? Но у юноши уже были куда более далеко идущие планы. Одним небрежным движением стянув с себя мокрую одежду и властно раздвинув девушке ноги, Неджи подхватил Тен-Тен на руки, как будто она была легче перышка. Снова уперев её спину в стену ванной, он вынудил куноичи крепко обнять его за шею, а затем резко вошел в неё. Боль была такой сильной, что не закричать девушка не могла. Казалось, нечто разрывало её изнутри. Но юноша предусмотрительно накрыл её рот поцелуем, из-за чего вместо крика получился лишь сдавленный стон. Из глаз Тен-Тен потекли слезы, который смешивались с каплями воды, так услужливо заметающей все следы.
Неджи несколько удивился такой реакции, ведь девушка была возбуждена, а значит, такой боли не должно было возникнуть. В голове промелькнула мысль, которую юноша тут же отмел, как не состоятельную. Ведь он сам всё видел. Их отношения с Инузукой явно перешли границы приличия. Так что Тен-Тен просто не могла быть…
Он медленно двигался внутри неё, позволяя девушке почувствовать ритм. Но куноичи чувствовала только боль, о чем свидетельствовали её руки, сжимающие плечи шиноби с такой силой, что грозили оставить там не только синяки, но и шрамы. Ногти девушки впивались в его кожу, оставляя на месте их присутствия кровавые полосы. Провозившись в такой позе несколько минут и поняв, что это не доставляет девушке никакого удовольствия, он решил сменить тактику.
Выпустив партнершу из своих стальных объятий, он позволил ей немного отдохнуть, сам в это время продолжая нежно гладить её по гладкой коже, по мокрым волосам, прилипшим к телу. Тен-Тен тихо всхлипывала у него на руках, уткнувшись ему в шею и прижавшись к юноше всем телом. Неджи осторожно потянул лицо девушки на встречу своему и поцеловал. На этот раз нежно. Она ответила, унимая слезы. Руки парня заскользили по обнаженной спине вниз и вверх, то взволнованно взъерошивая волосы на затылке, то поглаживая упругие ягодицы. Чем больше нежности вкладывал юноша в свои поцелуи и ласки, тем более страстными становились движения губ девушки.
Чувствуя, как его естество снова наливается силой, Неджи повелительно развернул девушку лицом к стене и, поглаживая по спине, придал позе девушки нужный угол. В это раз он решил не торопиться. Он входил в лоно куноичи медленно, плавно, но глубоко, давая ей почувствовать всю его мужскую мощь. В это раз Тен-Тен не протестовала и не вскрикивала. Она снова замерла в предчувствии боли. Но прежней боли не возникло. Неприятные ощущения уступали место чему-то новому, рождающемуся в глубине её тела. Неджи ускорял темп, чувствуя, что партнерша не против таких решительных действий. Он резко и глубоко входил в нее, а затем так же порывисто выходил, словно испытывая себя и её на прочность.
Тен-Тен никогда не думала, что всё будет так. Тем более с ним. В своих самых нескромных фантазиях она представляла, что всё происходит куда более романтично. И уж никак она не могла подумать, что её первый раз с Неджи будет таким странным и грубым, без объяснений в любви и клятв в вечной верности. А учитывая последние события, она вообще не думала, что первый раз будет именно с ним. С этой мечтой она давно распрощалась, приняв с болью в сердце тот факт, что товарищ не воспринимает её как девушку, а лишь как друга. Но сейчас…
Сейчас она чувствовала его горячие губы на своей спине, его нервные, напряженные пальцы, ласкающие её грудь. Может, это и не было любовью. Но он наконец увидел в ней нечто большее, чем просто товарища. Он дарил ей свою страсть, всю, без остатка.
Эти мысли, мелькающие в затуманенном разуме девушки, приводили её в восторг. «Ещё! Ещё! Глубже!» – хотелось ей кричать, но сбивчивое дыхание не позволяло проронить и слова. Лоно девушки затрепетало в оргазме. Неджи тоже больше не смог сдерживаться. Сделав последнее резкое движение, чувствуя, как мышцы внутри Тен-Тен обхватывают его плоть, он поспешно вышел, выплескивая из себя семя. Теплые липкие капли потекли по ногам девушки, тут же смываясь чистой водой. В этот же момент ноги измученной куноичи подогнулись, и Такахаши бессильно повалилась в ванну, чуть не приложившись виском о её край. Закрыв от усталости и блаженства глаза, девушка легла под горячие струи душа, чувствуя, как дергаются напряженные мышцы ног, все еще натянутые, как струны.
Когда она открыла глаза, она с удивлением обнаружила, что Неджи и след простыл. Она осталась одна в ванной комнате, и лишь непривычная боль в некоторых местах свидетельствовала от том, что все произошедшее здесь не плод её разыгравшегося воображения. Он ушел так же тихо и незаметно, как и появился. Он бросил её одну, как игрушку, которая была ему больше не интересна. Он бросил её, как и многих других пустоголовых дурех, попавших в сети его мужественной красоты и надменности.
Вот тут из глаз Тен-Тен потекли по-настоящему жгучие слезы, сравнимые только с потоками раскаленной магмы.

*
* *

В дверь робко постучали. Харуми, замершая на постели, не спешила открывать. Тихо подойдя к двери, она довольно резко спросила:
- Чего надо?
За дверью кто-то напряженно вздохнул.
- Это я, - послышался приглушенный голос Тен-Тен. – Можно мне с тобой поговорить?
Синеглазая несколько удивилась такому визиту в разгар ночи, но дверь всё же открыла, жестом приглашая куноичи войти. Тен-Тен тенью прошмыгнула внутрь, напоследок оглянувшись назад, словно кто-то мог наблюдать за ними сейчас.
К слову сказать, за ними действительно наблюдал Неджи, сгорающий от стыда в своей спальне.
«Что на меня нашло? – в очередной раз задавал он себе бессмысленный вопрос, опуская холодную руку на раскаленный лоб. – Что я наделал? А как же Киба? Он же, несмотря на всё, мой товарищ! Как я посмотрю теперь ему в глаза? А как я буду дальше работать с Ней в команде? Что она обо мне подумала?»
Внутренний монолог шиноби состоял из одних вопросов, ответы на которые приводили его к единственно возможному решению проблемы: он должен уйти из деревни. Никто ни о чем не узнает, если, конечно, сама Тен-Тен не расскажет. Но он не сможет жить с таким позором и каждый день смотреть в глаза напарнице, которую он практически…
Требовательный, даже яростный стук отвлек юношу от его печальных размышлений. Предполагая, что в дверь среди ночи к нему сейчас может ломиться только синеглазая, которой Тен-Тен, судя по всему, всё же поведала о случившемся, Неджи приготовился к предстоящим разборкам. Уже практически ощущая на своем лице хлесткий удар от пощечины, которую та неминуемо вскоре влепит ему, он всё же открыл дверь. Ведь прятаться после содеянного было уже совсем не достойно не только шиноби, но и просто мужчины. За свои поступки надо отвечать.
Но за дверью его встретило не разъяренное лицо Харуми, и даже не полный укора глаз Какаши, а холодный взгляд приставленного к ним слуги, имя которого Неджи уже успел позабыть и теперь судорожно напрягал свою память, чтобы не показаться неучтивым. Но мозг, занятый перевариванием информации по поводу дальнейших резко изменившихся планов на жизнь, решительно отказывался работать на два фронта. Впрочем, слуга не стал ждать, пока юноша скажет что-либо путное, а сразу перешел к делу. Слова, сказанные ночным посетителем, всё же заставили Неджи отвлечься от занявшей все его помыслы проблемы.
В это время в своей спальне Харуми пыталась вытянуть хоть слово из девушки, которая, не успев даже дойти до кровати, чтобы устроиться поудобнее, залилась горючими слезами, поток которых прекратить казалось совершенно невозможным, прямо посреди комнаты. Дотянув девушку до кровати, Харуми попыталась расспросить её о проблеме, с которой та пришла сюда, но куноичи оказалась совершенно невменяемой. Тогда синеглазая решительно схватила одну из пустых кружек, все еще стоящих на полу у камина, наполнила её саке и, одним быстрым жестом отлепив лицо девушки от её ладоней, куда она его усердно прятала, влила ей прямо в рот горячительную жидкость. Тен-Тен конечно же подавилась, закашлялась, но Харуми с садизмом инквизитора заставила несчастную допить все до дна. Лишь только после этой экзекуции и еще пары всхлипов, Такахаши наконец несколько успокоилась.
Харуми участливо взирала на Тен-Тен, тихо сидевшую рядом, и не торопила с расспросами.
- Я не знаю, как это получилось, - наконец выдавила из себя та, подавляя новый приступ плача. – Не понимаю, что на него нашло?
- На кого? – шумно выдохнув, уточнила синеглазая, уже предчувствуя беду.
- Он пришел… и смотрел на меня… в ванной… а потом… не понимаю, как так вышло, но… - девушка запиналась через слово, - я испугалась… ещё никогда не видела его таким…
- Он, что… - теперь и Харуми говорила с придыханием, - обидел тебя?
- Он… мы… я была в душе… голая… а он… пришел и… я не могла сопротивляться!
- Он изнасиловал тебя? – прошептала девушка, от ужаса распахивая глаза.
- Нет! Ну… я ведь… ничего не смогла сделать… он был так близко… он… - и Тен-Тен снова залилась не весть откуда берущимися слезами. Огромные капли - свидетели её горя – катились по щекам, блестя в тусклом свете прикроватной лампы.
- Ох, это я виновата! – отрешенно обронила Харуми, ошалело глядя в пространство перед собой. – Если бы я не вмешалась…
Тен-Тен непонимающе посмотрела на подругу.
- Ну что ты! Это только я виновата в том, что всё так получилось. Если бы я сразу прогнала его… но я… ничего не сделала…
- Прекрати! – Харуми жестко пресекла речь девушки. – Ты ни в чем не виновата, ясно? Отвечать будет он. За всё, что сделал. И я…
Тихий, но отчетливый стук в дверь прервал их беседу.
- Кто там? – несколько истерично спросила Харуми, подлетая к двери. Обоих злополучных мужчин – и Неджи, и Какаши – ждала бы сейчас неминуемая смерть. Но вместо ответа из приоткрытой двери высунулась рука, сжимающая ворох одежды.
- Я принес одежду Тен-Тен. Вам нужно срочно одеться и собраться. У нас неприятности. - Чересчур холодный даже для Неджи голос заставил Харуми повременить с убийственными планами.

* * *

Конвой охранников под предводительством сопровождающего их слуги вел четырех шиноби по темным коридорам замка. Наконец, они дошли до парадной мраморной лестницы, ведущей вверх. Пройдя один пролет, группа оказалась в очередном длинном и мрачном коридоре, отличавшемся от прочих разве что необычным, особенно для ночного времени суток, скоплением людей. Широкая двухстворчатая дверь одной из комнат была распахнута настежь, оттуда в коридор лился яркий свет электрических ламп. В комнате кто-то громко причитал, раздавался шепот приглушенных голосов, шарканье ног о ковер.
Войдя в полосу света, шиноби невольно зажмурились. В помещении, куда их привели, действительно было множество людей. Большинство из них старалось держаться ближе к стенам, чтобы не мешать копошащейся в центре группе, очевидно, занятой каким-то очень важным делом.
Какаши с настороженностью отметил, что взгляды всех собравшихся тут же уставились на них. И в этих глазах он не увидел ничего доброжелательного.
- Зачем вы их сюда привели? Они же сейчас тут всё затопчут. И уничтожат улики. Уведите их подальше. Их допросом займусь лично я.
Голос, раздавшийся справа от вошедших, принадлежал помощнику феодала. Лицо его было мрачным, глаза холодно блестели, с неприкрытой злобой взирая на прибывших.
- Где господин Казекаге? – также холодно и спокойно поинтересовался Хатаке, стараясь не выдавать своего волнения по поводу дальнейшей судьбы их группы. – Что здесь случилось?
Явно ожидая этих вопросов, Дайро ухмыльнулся, но всё же сделал рукой пригласительный жест, указывая на центр комнаты, где толпились люди в белых халатах. Подойдя ближе, Какаши заметил, что дорогой мягкий ковер, застилающий пол комнаты, тут и там был залит темными, почти черными пятнами. «Кровь!» - вздрогнул шиноби, уже чувствуя, как в нос ударяет знакомый запах железа.
- Господина Гаару уже допрашивают. Ваш допросят следующими. Не поймите меня неправильно. Вас никто ни в чем не обвиняет. Пока. Но…
Тен-Тен, тоже подошедшая посмотреть на предмет разговора, шумно втянула воздух, прикрывая рот рукой. Губы Неджи превратились в полоску. Харуми, сложившая руки на груди, отвела взгляд.
Перед ними лежа мертвый феодал. О том, что мужчина был мертв, ясно свидетельствовали жуткие раны на его теле. Кровь залила ковер в радиусе полутора метров и противно чавкала под ногами столпившихся у тела медиков. Их помощь была явно лишней, поскольку ни одно медицинское дзютсу уже не могло бы помочь этому бедолаге, чьи внутренности вылезали наружу из раскромсанного тела, воплощая пособие по изучению анатомии.
Даже Какаши нервно сглотнул при виде такого зрелища. Истерзанный труп уже снова обступали люди в белых халатах, оттесняя от тела шиноби Конохи. Хатаке сделал шаг назад и почувствовал, как его нога наступила на что-то мягкое и склизкое. Шиноби с неприязнью посмотрел себе под ноги, надеясь не увидеть там один из органов феодала. Но на ковре на первый взгляд ничего не было. Внимательно вглядываясь в ворсистую поверхность, мужчина наклонился и провел по ней рукой. Кожу покрыла прозрачная, липкая на ощупь субстанция. По форме еле заметное пятно на ковре напоминало щупальце медузы, выкинутой волной на берег. Какаши видел множество таких, когда…
Холодный пот мгновенно пробил шиноби. Щупальца. Именно в такую субстанцию превращаются отсеченные щупальца Харуми. Он нашел нечто подобное на своем теле после их спарринга, когда она поймала и подчинила его.
Хатаке резко поднялся и посмотрел на Харуми, все еще старательно отводящую взгляд от мертвого тела. Девушка покосилась на него, лицо её было сосредоточено.
- Шиноби Суны, следуйте за мной, - окликнул их один из охранников.
Все встрепенулись, не сразу сообразив, что охранник обращается именно к ним. Вспомнив, что они сейчас изображают ниндзя Ветра, шиноби поспешили убраться с места преступления. Их снова повели длинными путаными коридорами. Наконец, отворив одну из дверей, охранник, сопровождающий их, указал им на диван, стоящий в небольшой комнате.
- Садитесь. Скоро вас начнут вызывать по одному на допрос.
С этими словами он захлопнул дверь. Шиноби Конохи остались наедине со своими мыслями.
Тен-Тен устало опустилась на диван, поджав под себя ноги. Какаши мерил шагами комнату, расхаживая из угла в угол. Харуми со всей силы дернула дверь.
- Он нас запер, - констатировала она, напоследок пнув ногой ни в чем не повинную преграду. – Как будто это может кого-то остановить.
Какаши внимательно посмотрел на девушку, потуже затягивая шарф, скрывающий лицо.
- Я считаю, что нам не нужно пытаться сбежать отсюда. Такими действиями мы только подтвердим их догадки. Будем стоять на своем, тогда они не посмеют идти на открытый конфликт и выдвигать поспешные обвинения. Нам нужно заранее продумать нашу защиту. Тен-Тен, Неджи, у вас есть алиби? Чем вы занимались последний час?
При этих словах Такахаши стала неумолимо заливаться краской, а Хьюга нервно дернулся, явно не желая отвечать на этот вопрос. Ситуацию спасла Харуми.
- Да какое к черту алиби? Кто же нам поверит? Охрана у нас под дверью не сидела, поэтому доказать то, что никто из нас не покидал своих комнат, мы не можем, - девушка явно нервничала, срываясь на крик. – А теперь они начнут выводить нас по одному. По одному, понимаете! Они хотят нас разделить! Первым отделили Гаару. Где он теперь?
- Мне тоже кажется всё это странным и подозрительным, - поддержала подругу Тен-Тен.
- Думаете, нас хотят подставить?
В голосе Какаши всё еще слышалось сомнение. Его находка на ковре не давала ему покоя.
- Думаю, что нам стоит попытаться найти Гаару. В крайнем случае, скажем, что как его сопровождающие не могли оставить Каге без присмотра.
С этими словами Харуми еще раз рванула на себя ручку двери, но та не поддалась.
- Может быть, кто-нибудь посильнее меня всё же перестанет стоять истуканом и поможет нам выбраться незаметно? – прошипела девушка, оборачиваясь к товарищам по несчастью.
- Стой! – сказал Неджи, предотвращая очередной безрезультатный натиск на дверь. – Бьякуган!
Внимательно обведя взглядом всё вокруг, Хьюга встревожено сообщил:
- Так и думал. Харуми права, тут дело нечисто. Повсюду спрятаны взрывные печати. В ближайших коридорах никого. Нужно выбираться. Но не через дверь.
- Почему? – поинтересовалась синеглазая, на всякий случай отходя подальше от злополучной двери.
- Там тоже взрывная печать. С другой стороны. Может сработать как детонатор для остальных. Тогда нас тут наверняка завалит.
- Что же делать? Может, через окно попробуем? – предложила Тен-Тен, содрогаясь при мысли, что им придется снова выходить на холод.
- Кто-то идет, - прервал обсуждение плана Неджи. – Но не к нам, видимо…
- Где он? – Харуми напряглась, пытаясь услышать шаги в коридоре. – Справа? Слева? Ну!
- Поравнялся с дверью…- едва успел ответить юноша, отскакивая в сторону.
За спиной девушки стремительно взвился тонкий хлыст, тут же нырнувший под дверь. За дверью кто-то тихо ойкнул.
- Сними печать, открой дверь. Только тихо! – приказала кому-то синеглазая.
- Слушаюсь, госпожа, - послышался в ответ безвольный голос.
Дверь бесшумно отворилась, на пороге возник человек в форме охраны замка, с любовью и покорностью взирающий на свою повелительницу. Харуми безжалостно вытолкнула несчастного обратно в коридор, не обращая внимания на его жалкое бормотание. Выхватив из ножен свой танто, она аккуратно перерезала щупальце, соединяющее её и жертву. Маленький оранжевый червячок остался болтаться на лодыжке бедняги.
- Закрываешь за нами дверь, накладываешь обратно взрывную печать. Забываешь о случившемся, идешь дальше по своим делам, - методично отдавала приказы куноичи. Охранник лишь покорно кивал в ответ.
«Так вот зачем ей кинжалы!» – догадался Какаши, глядя, как девушка прячет оружие обратно в ножны. Прозрачная слизь, покрывающая поверхность танто в том месте, где он соприкоснулся с щупальцем, не укрылась от глаз шиноби.
- Новый трюк? – осведомился Какаши, пока Неджи проверял, свободен ли путь.
- Так я могу некоторое время удерживать человека под контролем. Он будет выполнять мои приказы, пока чакра, оставшаяся в обрубке, не растворится в теле полностью. Чакры нужно совсем немного, а вот слизь жалко. Она долго восполняется, - шепотом растолковывала Харуми скорее для того, чтобы отвлечь себя от происходящего, нежели действительно желая раскрывать секреты своей техники. – Если тебе интересно, могу и на тебе продемонстрировать.
- Нет, спасибо, я понял, - поторопился заверить её Какаши, уже спеша прочь от места их заключения. – Куда дальше, Неджи?
- Не знаю, не могу найти Гаару.
- Предлагаю вернуться за нашими вещами. Там протекторы. Нельзя, чтобы Коноха была втянута в это, - решил Какаши, беря лидерство на себя. – Гаару будем искать по пути. Неджи, смотри в оба.
Четверка шиноби продолжала путь. Казалось, замок вымер. Вокруг не встречалось ни единой живой души. Только этажом выше наблюдалась некоторая суета. Отряды охранников бегали туда-сюда, таскали носилки, снова смыкали ряды и вновь отступали.
- Кажется, я нашел Гаару, - обратился Неджи к Хатаке, многозначительно тыкая пальцем вверх. В этот момент замок содрогнулся от удара. Где-то наверху рухнуло потолочное перекрытие, словно подтверждая слова юноши.
- Мы уже почти дошли! Берем вещи и бежим к Казекаге, - командовал Какаши, - пока он не разрушил тут все до основания.
Стремительно ворвавшись в еще недавно такую приветливую гостиную, шиноби рассредоточились по комнатам, в спешке хватая свои рюкзаки и недосушенную одежду. Улик оставлять нельзя. Через минуту Какаши уже был готов выдвигаться, когда услышал пронзительный крик, заставивший руки шиноби похолодеть. Кричала Харуми. Через балкон он бросился к её спальне, но застал девушку раньше её апартаментов. Куноичи распласталась на обледенелом полу балкона, зажимая кровоточащую рану на плече. Из темноты помещения на неё двигалось нечто…
Сделав мощный взмах перепончатыми крыльями, тварь, взмывшая под потолок и повисшая там вниз головой на балке, уставилась на мужчину единственным немигающим глазом, словно оценивая возникшую перед ней опасность. Помня, чем закончилось для многих знакомство с подобными монстрами, напавшими на Коноху, Какаши решил не спешить. Но тут подоспели Неджи и Тен-Тен, ворвавшиеся на балкон из спальни Харуми, чем вконец разгневали невиданное животное. Тварь угрожающе зашипела и широко распахнула крылья, готовясь атаковать.
Планы нарушил новый толчок, сотрясающий стены и пол. Темноту вдали, там, где предположительно шла основная стена главного корпуса замка, разрезала яркая вспышка. Огонь, вызванный взрывом, осветил и балкон, на котором разворачивалась немая сцена с участием шиноби Листа и некого подобия летучей мыши-переростка. Теперь Какаши мог разглядеть, что пламя, обрушивающееся на стены здания, исходило из такой же твари, как и та, что висела сейчас над их головам. Также в отблесках бушевавшего огня шиноби разглядел фигуру Казекаге, атакующего с помощью песка летающее чудовище, продолжающее плеваться огнем. Но песка для его техники было явно маловато. Тварь умело уворачивалась, ловя восходящие потоки воздуха, и снова атаковала.
- Отступаем! – крикнул Какаши, понимая, что если та бестия, что висит над ними, сейчас последует примеру своего собрата и разразится потоком сокрушительного огня, они не смогут увернуться. – Нужно объединиться с Гаарой!
Какаши развернулся, хватая Харуми за руку и таща за собой в комнату. Путь им преградил столб пламени, выпущенный из пасти монстра. Хатаке еле успел отклониться назад. Огонь опалил ресницы и непослушно торчащие волосы. Пламя тут же перекинулось на оконную раму. Этот путь к отступлению был отрезан. Сзади в тварь тут же полетели кунаи Тен-Тен, развернувшей первый свиток. Но монстр не растерялся. Спикировав на девушку, он снова разинул пасть. Пламя прошло совсем близко, но не задело. Портьеры, трепетавшие на холодном ветру, вспыхнули, озаряя комнату и балкон ярким светом. Моментально огонь перекинулся на ковер, застилающий пол, пополз по стенам, пожирая мебель. Неджи, оттащивший подругу подальше от бушевавшего пожара, думал, что же теперь предпринять.
- Помогите Гааре! Мы догоним! – услышал он приказ Хатаке. Чертыхнувшись, юноша протянул руку Тен-Тен. Та уже начинала задыхаться от едкого дыма, заполняющего спальню. Тен-Тен сделала вид, что руки не заметила. Она быстро вскочила и побежала к выходу, стараясь не вдыхать запаха гари. Неджи ринулся за ней.
Какаши, все еще загораживающий девушку своим телом, глянул вниз, туда, где обрывались каменные перила. Если он все правильно рассчитал, то под их балконом должен быть еще один такой же. Если он правильно расчитал…
- Выхода нет, придется прыгать! Сможешь? – вполоборота повернувшись к девушке и стараясь не терять из вида чудовище, медленно двигающееся в их сторону, спросил мужчина. Получив утвердительный кивок, он подхватил Харуми за талию, одним прыжком переместил обоих на перила и, ухватившись за каменный бортик свободной рукой, бросился вниз.
Задача была простой: перебросить девушку на балкон этажом ниже, если он, конечно, существует. О себе шиноби в тот момент не думал. Но он не ошибся, балкон существовал. Продолжая падать, Какаши оттолкнул куноичи от себя. Та кубарем полетела на холодный мраморный пол, припорошенный снегом. Сам же он лишь в последний момент успел зацепиться рукой за выступ. Пальцы заскользили по гладкому камню. Какаши понял, что не сможет удержаться. Ноги настойчиво искали опору, но таковой не было. Сверху раздался оглушительный рев. Видимо, тварь, не ожидавшая такой прыти от жертв, пришла в ярость.
Тонкая, гибкая рука уверенно схватила мужчину за запястье и потянула вверх. Харуми, с испугом смотревшая ему в лицо, перегнулась через перила и пыталась удержать Хатаке от падения. Но сил девушке явно не хватало. По виску бежала тонкая струя крови. Видимо, она ударилась, когда он швырнул её на балкон. Издав рычащий звук, синеглазая из последних сил рванула тело шиноби на себя. Этого хватило, чтобы Какаши смог закинуть руку выше и подтянуться на ней. Девушка запрыгнула на широкий каменный парапет, помогая мужчине забраться на него. В тот же момент черная тень скользнула рядом с ними.
Какаши успел заметить, как огромные, наполненные ужасом глаза девушки увидели что-то за его спиной. «Не успели!» - лишь подумал он, видя, как балкон перед ним накрыла огромная крылатая тень. Он хотел спрятать девушку за собой. Рука дернулась, но поймала лишь воздух. Девушка опередила его.
Харуми толкнула шиноби со всех сил. Не удержав равновесия и не успев сгруппироваться, он покатился по ледяному полу. Подняв голову, Какаши оглядел пространство перед собой.
«Какого черта! Что она делает?»
Но бранные слова в отношении проворной девушки комом встали в горле. Харуми все так же стояла на парапете. В холодном, тусклом свете луны, пробивающемся сквозь облака и падающий снег, безжалостно озаряющем печальную картину.
Тварь не собиралась испепелять их огнем. В этот раз она выбрала другое, более точное оружие. Острый иглоподобный хвост проткнул левый бок куноичи насквозь. Чудовище, зависшее в воздухе, быстро вытащило часть своего тела обратно, но продолжать атаку не спешило. Казалось, оно тоже пришло в замешательство. Какаши заметил, как глаза Харуми, ставшие совсем стеклянными, закрылись. Ей тело качнулось, наклонилось, с особой, невероятной плавностью, словно в замедленной съемке, повалилось вперед и окончательно пропало, скрывшись в темноте за границей балкона.
Руки шиноби предательски вздрогнули. Тело обдало жаром от выплеска адреналина.
«Нет. Нет. Нет!» – проносилось в парализованном мозгу.
Монстр кинулся за девушкой, налету складывая крылья. Не успевая что-либо придумать, Какаши перемахнул через перила и полетел в пугающую черную пустоту, рассекаемую всполохами снежных хлопьев.
     

Публикатор: kashara 2012-07-14 | Автор: | Бета: Nicka_veronica | Просмотров: 913 | Рейтинг: 4.7/3
Nicka_veronica

Nicka_veronica   [2012-07-23 14:54]

Господи, да-да-да!!! Свершилось! Ах, я читала, не отрываясь! Неджи это сделал! Вай *___* Боже, это восхитительно! Я в предвкушении продолжения! Очень надеюсь, что эти дурачки еще пострадают от воздержания и скрываемой страсти хд На них забавно смотреть х) А Неджи-то дурак! Хотелось бы увидеть выражение его лица, когда он поймет, что Тен-тен была девственница... хотя как он не смог понять? о.О Вот дурак же хд
А сейчас они остались наедине... ммм, это ж такой шикарный шанс их снова свести!!! *О*
Харуми жаль... надеюсь, ее ранение не серьезное. И Какаши пусть уже образумится!
Хм... что эти феодалы замутили? Че й та они моего Гаарика обижают? =_=
В общем, жду проды с нетерпением! Держу за Неджи и Тен кулачки *_*
quote
erika5739

erika5739   [2012-07-29 14:28]

не ожидала от Нейджи, бедняжки они оба, терь не понятно как они общаться будут, но надеюсь все будет хорошо) кстати есть один минус - ошибки в написании. меня конечно это мало волнует, но все таки обратите на это внимание)
но а остальное я уже написала раньше во 2 части 2 глава (если не ошибаюсь)
надеюсь прода будет скоро)))
quote
Katherine94

Katherine94   [2012-07-30 03:59]

Какая интрига! Как все начало развиваться! Очень интересный поворот событий. Я честно говоря не совсем поняла, почему убили феодала, у них же со слугой был какой то план, как я поняла, по захвату Харуми, но продолжение все покажет. Хочу также отметить, как автор описывает все происходящее, при чтение невольно окунаешься в тот мир и можно без особых усилий все происходящее красочно представить. Очень интересно как в дальнейшем будут развиваться отношение Тен и Неджи после случившегося, а так же признается ли Какаши сам себе в том, что по настоящему любит Харуми. Сколько еще покрыто пеленой мрака и неизвестности. Безусловно, очень интересный сюжет, не заезженный, и хоть я не любитель Какаши, читать от этого не становиться менее интересно. Музы вам, автор! Надеюсь, что вы не забросите фанфик и в скором времени мы увидем продолжение!
quote